?

Log in

No account? Create an account

Густав Герлинг-Грудзиньский: Иной мир. Советские записки
d_v_sokolov
А вот это очень любопытное издание!

Густав Герлинг-Грудзиньский (1919-2000) - польский писатель и журналист. Крупная фигура польской литературной эмиграции XX века.
В1940 году во Львове был арестован НКВД и обвинен в шпионаже. Два года провел в лагере в Ерцево (Архангельская обл.)
"Иной мир" - первая в мире книга, рассказавшая правду о существовании в СССР преступной системы концентрационных лагерей. Это документальная проза о жестоких методах "перековки личности", превращавших людей в лагерную пыль. Книга написана в Англии в 1950 г. и сначала вышла в английском переводе с предисловием Бертрана Рассела (1951). Переведена на множество языков. Польский оригинал увидел свет в 1953 г. в Лондоне и лишь в 1989 г. в Варшаве. Впервые на русском языке книга напечатана в лондонском издательстве OPI в 1989 г.

Русское национальное государство. Жизненный мир историков эпохи сталинизма
d_v_sokolov
Не читал. Пока. Соединение слов "русское национальное государство" и "сталинизм" - любопытно. Как и изучение "кухни" тогдашних историков. Кои в условиях некоторого внешнего поворота в условиях ВОВ, вероятно, получили возможность некоторые смыслы - отличные от довоенных и близкие к национальным - транслировать практически легально.
Судя по тому, как книга активно раскупается на Лабиринте, видимо, издание актуальное.



Книга посвящена изучению жизненного мира советских историков эпохи сталинизма (1929-1953 гг.). Возникновение сталинизма в исторической науке рассматривается через призму зарождения, существования и отмирания ключевого для исторической науки понятия "русское национальное государство". Автор приходит к выводу, что сталинизм был особой формой идеологической неопределенности, которая и порождала возможность манипулировать истиной в жизненном мире ученых-гуманитариев.
Для студентов, специалистов и всех интересующихся отечественной историей.
2-е издание, стереотипное.

В омуте междоусобицы. Южный берег Крыма в мае 1918-ноябре 1920 гг.
d_v_sokolov
Текстовая и видео - версия моей лекции об истории Южного берега Крыма в годы Гражданской войны, прочитанной в Ялте 13.07.2019.

Текст: http://rys-strategia.ru/news/2019-07-18-7704

«Горечь от поражений переходит в чувство неописуемого страха…»
d_v_sokolov
Второй мой материал об изнанке ВОВ в Крыму.Здесь - о преимущественно начальном периоде оккупации. В центре внимания - преступления уходящей соввласти, их использование оккупантами в пропаганде, активная готовность местных сотрудничать с оккупантами (при этом на татар кивать не надо, отметились ВСЕ, и радовались приходу - немало): кинулись помогать в выявлении коммунистов (сведение счетов за террор до войны), и просто стремились угодить новым властям. В том числе, активно помогали в Холокосте. Его бы не совершили так быстро без помощи местных.
Волна германского наступления докатилась до Крыма осенью 1941 г. Оборонявшие полуостров части Красной армии не смогли остановить неприятеля. Понеся значительные потери, они частично эвакуировались, частично – отошли к Севастополю.

Отступая, советские войска уничтожали объекты инфраструктуры.

«Горечь от поражений переходит в чувство неописуемого страха, - записал 31 октября 1941 г. в своем дневнике симферополец Хрисанф Лашкевич. - Падение Одессы, Киева, разрушение Днепровской плотины переживаются как болезненные раны собственного тела и души. Горит Сарабуз, горят нефтехранилища, наша армия отступает и сжигает запасы.

На северо-западе видны клубы черного дыма, прорезаемые бушующим пламенем. Это разгром, это страдания родины. За этим дымом, за этим пламенем мерещится несокрушимый и беспощадный идол войны в каске и со свастикой. Там бесконечные колонны танков и обозов, там необозримые массы моего (потому что я и родина — одно) вековечного врага.

Наши соседи наблюдают за пожарами. Растерянное выражение лиц, приглушенные голоса, страх на лицах, в голосах, в жестах и отчаяние, отчаяние, отчаяние. Я уже молчу»[1].

Превентивно виновны
d_v_sokolov
Журнал долго не обновлялся. Поэтому публикую сразу скопом материалы, связанные со своей деятельностью как исследователя и как члена РПО им. Императора Александра Третьего. В данном случае - материал о репрессиях советской власти в Крыму в первые месяцы после начала войны с нацистской Германией. Всего об этом периоде планируется 5 или 6 текстов.
Иллюстрацию к материалу нарисовала севастопольская художница Евгения Руденко.

В первые месяцы после начала войны с нацистской Германией крымские чекисты провели целый ряд репрессивных мероприятий, которые затронули тысячи жителей полуострова. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. Крымская АССР, в числе других приграничных областей, была объявлена на военном положении. В рамках мероприятий по обеспечению порядка в тылу органы НКВД провели массовые аресты «сомнительных лиц», которые проводились по заранее приготовленным спискам. К числу «неблагонадежных» были отнесены граждане, которые ранее подверглись репрессиям по политическим мотивам, а также представители так называемых «нелояльных народов» - немцы, болгары, итальянцы и румыны.

Превентивные меры по очищению тыла был приняты уже в первый день войны, когда из Крыма были интернированы 11 подданных Германии, Чехословакии, Франции, Румынии и Италии[1].

Информация о ходе проведения оперативно-чекистских мероприятий докладывалась в Москву.

Так, в специальном сообщении о ходе операции по изъятию враждебных элементов в Крымской АССР, датированном 6 августа 1941 г., нарком внутренних дел Крымской АССР Григорий Каранадзе информировал начальника 2-го Управления НКВД СССР Петра Федотова о том, что  с началом военных действий вследствие «чистки оборонных объектов от социально-чуждого и политически сомнительного элемента», арестовано 370 человек (в городах – 200, в селах – 170)[2].

Наиболее многочисленной этнической группой среди задержанных были немцы-198 человек(на 10 сентября 1941 г. количество арестованных лиц немецкой национальности возрастет до 225 человек). Далее шли русские – 104 человека; татары – 22 человека; евреи – 19; болгары – 7; поляки – 4; румыны – 3; греки – 3 (на первую декадусентября 1941 года в тюрьмах НКВД находилось 10 греков; иранцев – 3; итальянцев – 2; венгров и австрийцев – 2; чехов – 1)[3].

Данные по распределению обвинений, предъявленных арестованным, выглядели следующим образом:

1. Шпионаж в пользу: Германии – 28; Турции – 10; Японии – 15; Италии – 2; Румынии – 2; Ирана – 3.

2. Террор и террористические намерения – 11.

3. Диверсии – 4.

4. Повстанчество – 7.

5. Вредительство и саботаж – 3.

6. Двурушничество – 9.

7. Паникерская пронемецкая агитация – 276[4].

На основе статистических материалов НКВД Крымской АССР, поданных в Москву, можно утверждать, что на характере обвинений, выдвинутых задержанным, существенно сказывались обстоятельства военного времени. Подавляющее большинство граждан были обвинены в прогерманских и пораженческих настроениях.

Читать далее: http://rys-strategia.ru/news/2019-06-20-7547


Не стало Вячеслава Зарубина
d_v_sokolov
Очень тяжело об этом писать. Разум отказывается верить. И все же это так.
В далеком 2005 году книги и статьи Вячеслава Георгиевича были одним из тех факторов, который сподвиг меня изучать тему событий в Крыму в начале 1920-х гг. В дальнейшем, с 2008 г. активно переписывались, обменивались информацией, его ценные замечания и комментарии также сыграли свою положительную роль для меня в моих изысканиях, и переходе от публицистики к серьезной исследовательской работе.
Так вышло, что впервые вживую увиделись в мае 2013-го, когда вышла моя книга "Таврида, обагренная кровью". Потом, в период после 2014 г. - сотрудничая с Фондом изучения исторической перспективы, в течение 2015 г. - наверное больше всего пересекался с В.Г. - т.к. Симферополь в тот период был основным полем деятельности после Севастополя. Последние годы В.Г. сильно болел. Но до последнего В.Г. активно работал - как по роду своей профессии в области охраны культурного наследия, так и в области краеведения. Он выступил одним из соавторов двухтомника "История Крыма", раздела, посвященного Гражданской войне. Выходили и другие его публикации. Но, безусловно, знаковой книгой остается его труд "Без победителей", написанный в соавторстве с братом Александром (тот ушел многим раньше).

Знаковым остается все, что В.Г. делал - и в соавторстве, и единолично. На сегодня - это пример качественной и добросовестной работы, и уход из жизни такого замечательного человека - невосполнимая потеря не только для крымской, но и для общероссийской науки.


Видео лекции В.Г. о Гражданской войне в Крыму. Писали ее в 2015 г. в музее Тавриды. Не помню, по каким причинам, делали это в одном из кабинетов, очень небольшом. Я сидел напротив (т.к. рассказ просто на камеру - это не то), другие работники Фонда исторической перспективы расположились сбоку, ведя съемку. Видео - пример, как глубоко В.Г. владел темой, и как он без бумаг, без подглядываний, в легкую осветил весь период с 1917 по 1921 г. в Крыму. Это невероятно высокий уровень мастерства.

Зарубина нет, но есть его труды. Статьи, интервью, книги - все это сегодня является тем, без чего даже поверхностно ты не сможешь познакомиться с темой. В этой связи - хочу напомнить о том, что изданный в 2008-м труд "Без победителей", 2-е издание книги - до настоящего времени доступен в продаже. И лучшим выражением памяти было бы приобретение книги знакового автора, сделавшего по сути современный тренд в изучении трагических страниц нашего довоенного прошлого. Я знаю, например, что без его работ - едва ли б в том виде, в каком сейчас, стал бы вообще обращаться к теме голода 1920-х и красного террора в Крыму. И если о терроре писали и пишут и после В.Г., то с голодом и его освещением - они с братом были первопроходцами. Посему - вот сайт. где можно заказать "Без победителей". Такое издание - даже далекому от темы следует иметь в библиотеке - в рамках приличия и чтобы прослыть культурным человеком.
http://crimeanbook.com/product/bez-pobediteley-iz-istorii-grazhdanskoy-voyny-v-krymu/?fbclid=IwAR10kGG0gNPMrItLd-rbVu81S_by-fx05V1wS7M3KkdrwP6nuGKLyayFNNU
Заодно обращаю внимание на вышедшую под эгидой РИО Историю Крыма - В.Г. был соавтором раздела о Гражданской войне. Вероятно, это его последняя крупная публикация:


Эхо Большого террора. Том 3. Чекисты Сталина в тисках социалистической законности. Эго-документы
d_v_sokolov
Книга - часть огромного издательского проекта, с участием ученых из разных стран. Открытие архивов на Украине в рамках процесса декоммунизации способствовало введению в научный оборот большого корпуса документов, связанных с деятельностью советских спецслужб. В том числе, затрагивающих вопросы организации массового террора. В представленном томе - документы следственных дел, заведенных на чекистов после сворачивания "ежовщины".

Третий том сборника документов "Эхо Большого террора" включает в себя "письма во власть" сотрудников государственной безопасности НКВД СССР - организаторов и исполнителей массовых карательных операций 1937-1938 гг., оказавшихся в 1939-1941 гг. под следствием, арестом и судом в ходе широкомасштабной кампании по восстановлению социалистической законности, организатором и дирижером которой выступал союзный центр. Кроме того, в сборник вошли различные комплексы документов, которые задают контекст кампании по дисциплинированию НКВД, раскрывают ее цели и обозначают границы. Речь идет о "письмах во власть" жертв Большого террора и их родственников, чекистских рапортах, приказах НКВД СССР за 1938-1939 гг., материалах проверки сотрудников госбезопасности, осуществлявшейся организациями ВКП(б), газетных репортажах об открытых судебных процессах над чекистами и т. п. Ряд документов, таких как разнообразные материалы личных дел сотрудников госбезопасности, дает возможность проследить жизненные траектории чекистов и охарактеризовать генезис формирования этой специфической группы советского общества.
Составители: Андрей Савин, Алексей Тепляков, Марк Юнге.

Николай Черушев: "Кухня" НКВД
d_v_sokolov
Важное и нужное издание



Книга, предлагаемая вниманию читателя, раскрывает систему фальсификации уголовных дел в застенках советской тюрьмы в 30-е годы ХХ века. Она основывается на материале документов, хранящихся в Центральном архиве ФСБ и архиве Главной военной прокуратуры. Эти документы наглядно демонстрируют методы ломки, физического и морального разрушения личности подследственного, принуждения его давать невероятные, явно лживые показания на себя и других. В качестве примера подробно изучаются дела лиц, занимавших ответственные посты в Красной армии, - командарма 2-го ранга И.Н. Дубового и комдива П.П. Ткалуна.

Расстрелянная коллегия Феликса Дзержинского
d_v_sokolov
Плеханов - ведомственный историк от ФСБ. Этим все сказано. Т.е. в своих работах он отражает те установки, которые приняты относительно современной официальной оценки ВЧК и последователей. Посему - относиться к трудам следует с очень большой осторожностью, оценки и суждения в стиле, какие неблагодарные россияне в 1991-м повалили Дзержинского - тоже можно не принимать во внимание. Достоинство у Плеханова в том, что цитирует документы, к которым мало у кого есть доступ. И часто эти документы опровергают его выводы.
Саму книгу я еще не читал, не приобретал, но предполагаю в ближайшее время.
Судя по аннотации, это рассказ о том, как в 30-е одна генерация чекистов выпилила другую - ленинскую. Лациса там и других.



В книге на основе ранее неизвестных документов ряда архивов, мемуарной и исторической литературы авторы прослеживают судьбы каждого из членов Коллегий и Президиумов ВЧК, ГПУ и ОГПУ, работавших под руководством Ф.Э. Дзержинского с 20 декабря 1917 по 20 июля 1926 г., репрессированных в основном в период Большого террора 1937-1938 гг., и обстоятельства их реабилитации. Значительное внимание уделено их вкладу в становление и развитие советских органов государственной безопасности.
Издание адресовано сотрудникам и ветеранам силовых структур, специалистам-историкам, всем, кто интересуется историей России и отечественных органов государственной безопасности.

Сергей Волков: Почему РФ не Россия
d_v_sokolov
На всякий случай, это второе издание книги. Дополненное. Есть отсылы к событиям после 2014 г. и не только.
Блог ув. Сергея Владимировича, думается, все знают. Тем не менее: salery



Эта интереснейшая книга замечательного историка, профессора, доктора исторических наук Сергея Волкова посвящена разбору глубоко укорененных в общественном сознании советского и "постсоветского" периода представлений об исторической России и ее крушении в ходе коммунистического эксперимента. Много внимания уделяется политической и идеологической ситуации после событий 1991 г. в свете нерешённой проблемы правопреемства РФ от дореволюционной России. Рекомендуется всем интересующимся историей Октябрьского переворота, гражданской войны и Белого движения.
2-е издание, дополненное