d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

Священство и ГУЛАГ ч.2

http://d-v-sokolov.livejournal.com/95256.html - ч.1
БЫЛ уже июль 1937 года, и вслед за избиением крестьян, ссылкой "кулаков", уничтожением "троцкистов", который год шло истребление служителей церкви. Закрывали монастыри, разрушали храмы, превращая памятники истории и культуры в тюрьмы, как стала главной пересылкой церковь Бутырской тюрьмы.

И потянулись на Север эшелоны сосланных священников. А там, в лагерях, подобные рапорты и доносы становились далеко не случайными. И вот уже находился "источник", который все видел и слышал. И докладывал:

"25 августа на дворе 9 ОЛП источник встретился с заключенным Луцик Семеном Ивановичем, в беседе с последним Луцик источнику говорил: "Я теперь решил ни с кем и ни о чем не говорить, т. к. среди заключенных много таких людей, которые нас могут продать и нас заберет НКВД, я решил разговаривать только с Вами, с Ильиным Иваном Ильичом и с Трофименко Василием Григорьевичем, как с близкими людьми".

В это время к источнику и заключенному Луцик подошел заключенный Ильин-Присев в укромном месте, заключенный Луцик начал разговор о прошлой жизни, о жизни монахов. Ильин вступил в разговор, рассказывал о книге, которую написал какой-то генерал, в которой предсказывал, что Советская власть должна кончить свое существование в 1930 году, но почему-то затянулась. Продолжая разговор, Ильин утверждал, что Советская власть дожна быть разгромлена в ближайшие два-три месяца, нужно вооружиться терпением и ждать этого момента. Тот, кто все это вытерпит, будет счастлив и будет хорошо жить. Все будет по-старому, все станут ходить в церковь и будет хорошая и радостная жизнь". На этом разговор был закончен.

25 августа вечером источник, проходя мимо того места, где сидели накануне, заметил сидящих Ильина, Луцика, Зенкова и Маркетанова. Увидев подошедшего источника, Луцик сказал: "Господь привел к нам еще человека" и предложил присесть в их компанию".

ЕЙ-БОГУ, какая-то иудина точность улавливается в подобном отчете. Не знаю, чем получил свои 30 Серебреников лагерный Иуда, но его "компания" ставила под угрозу жизни сразу пятерых заключенных. Правда, были показания и других "свидетелей". А когда дело подошло к обвинению, каждому священнику припомнили и все прошлые прегрешения.

Так, народный суд Жлобинского района Белоруссии установил, что 47-летний украинец Василий Григорьевич Трофименко, будучи священником в деревне Казими-рово, проводил агитацию среди населения о невступлении в колхоз, что будет скоро война и колхозы развалятся, а колхозников будут бить... Трофименко собирал собрания крестьян и на этих собраниях проводил агитацию, а также он в религиозный праздник ходил по полям, чтобы колхозники не работали, а шли в церковь, так как работать в праздник грех".

Все это дало суду основание лишить свободы В. Г. Трофименко сроком на восемь лет. Было это 2 сентября 1935 года, а напомнили ему об этом в приговоре от 1 сентября 1937-го...

В том же, 1935-м Омский областной суд приговорил к шести годам заключения Зенкова Степана Сергеевича, 40 лет, уроженца Витебской губернии. Установили, что "подсудимый Зенков, являясь настроенным против Советской власти на почве религиозных убеждений, ведя бродячий образ жизни среди населения ряда деревень Б. Реченского района Омской области, на протяжении 1934-35 года проводил контрреволюционную агитацию, направленную против колхозного строя и других мероприятий Соввласти. И благодаря такой его агитации за весенний период 1935 года из колхозов Костинского сельсовета вышло до 40 хозяйств. Кроме того, скитаясь проводником религии, привлекал к себе религиозных и среди посещающих его также вел контрреволюционную агитацию за выход из колхозов, что предусмотрено ст. 58-10 ч. 1 УК..."

В лагере В. Г. Трофименко обвинили как организатора контрреволюционной группы из числа заключенных религиозников, недовольных существующим строем. В составе группы — заключенные Луцик, Зенков, Ильин, Маркетанов. Они проводили нелегальные собрания, на которых высказывали контрреволюционные пораженческие настроения в пользу Японии и Германии, доказывая неизбежность поражения Советской власти в войне с ними. Кроме религиозной пропаганды среди лагерников они вели среди заключенных агитацию за невыход на работу.

Решение Тройки УНКВД по "Дальстрою" не заставило долго ждать - слушание дела 12 сентября 1937 года закончилось постановлением: расстрелять. И вот уже в деле появился заключительный акт.

Совершенно секретно.
АКТ. 29 октября 1937 г. ДВК г. Магадан

Настоящий акт составлен в том, что согласно решения Тройки УНКВД по "Дальстрою", утвержденного Тройкой УНКВД по ДВК приведен в исполнение приговор в отношении Луцик Семена Ивановича, 1898 года рождения, урож. м. Волочинск Винницкой области, осужденного к ВМУН - расстрелу.

Настоящий акт составлен в трех экземплярах.
Подписи

Такие же акты завершили судьбу:

ТРОФИМЕНКО Василия Григорьевича, 1888 года рождения, уроженца г. Валки Харьковской области, служителя культа;

ИЛЬИНА Ивана Ильича, 1911 года рождения из деревни Подзерная Островского района Ленинградской области, сына кулака-лишенца;

ЗЕНКОВА Степана Сергеевича, 1885 года рождения, уроженца деревни Возмена Вяземской волости Витебской губернии, из крестьян-бедняков;

МАРКЕТАНОВА Алексея Ивановича.

Все они подпадают под действие ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года "О дополнительных мерах в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30—40-х и начала 50-х годов" и согласно заключению прокурора Магаданской области 8 августа 1989 года реабилитированы.

Из дела № Р 8989

МАЛЕНЬКАЯ СЕКТА

Неужели все, через что вы прошли, было напрасно?

Из Нового Завета

"На прииске имени Берзина находится группа заключенных евангелистов. Вначале они были разбросаны по разным бригадам, а потом добились объединения. Организовавшаяся в одну бригаду, группа эта носит характер маленькой секты, оказывают друг другу взаимную помощь, вместе едят.

В группу входят: бригадир Працко Иван и его родной брат Василий, Змушко, Власенко. Почти все по национальности белорусы, враждебно настроенные к Советской власти. Открыто молятся, создают мнение крепкой, сплоченной, верующей группы. Учитывая, что окружают ее в большинстве заключенные из контрреволюционного элемента, естественно, что эта группа оказывает влияние и вызывает с их стороны сочувствие..."

ВОТ эта справка о контрреволюционной подрывной деятельности в лагере и стала отправным документом для всех дальнейших обвинений. Ни протоколов допросов, ни судебных решений...

Так же твердо, как они придерживались обряда молитвы, все девять заключенных отказались давать показания на следствии, и Тройка УНКВД по "Дальстрою" удовольствовалась избитыми обвинениями: "...отказывались по религиозным соображениям от работы в лагере, призывали заключенных к борьбе с Советской властью..."

Нашлись и свидетели, которые подтвердили, что они не выходили на работу, отказывались получать зарплату и подписывать какие-либо документы.

Казалось бы, в чем здесь преступление? За нарушение лагерного режима предусмотрены административные взыскания. Но Тройка НКВД 20 июня 1937 года решила по-своему: расстрелять.

Что же это были за люди, готовые по религиозным убеждениям пойти на смерть?

Во главе группы — братья ПРАЦКО. Родились в конце века в деревне Зеляноч Домановичского района Белоруссии, только Иван Филиппович младше Василия на три года. Они и осуждены были в одно время — в 1936 году по одинаковым статьям: 72 и 76 УК БССР. Только Василию дали три года, а Ивану - восемь.

В лагере они вели себя одинаково: обязательно молились, а если кто-то возмущался, то заявляли, что молиться не запретит им и сам Сталин. Собирали в лагере заключенных и призывали к активной борьбе. "Мы, религиозники, Советской власти не признаем", - говорил Василий. Отказывались от работы, причем лагерное начальство подсчитало, что и число отказов у них оказалось одинаковым - 126 (цифра малодостоверная, если учесть, что в 1937 году уже за три акта об отказе от работы могли расстрелять).

И вот у Ильи Васильевича ВЛАСЕНКО, их земляка из поселка Чаплин отказов от работы насчитали аж 172!

Осужденный в 1936 году на пять лет на Украине Павел Тарасович БАРАБОЛЯ, родившийся в 1900 году в селе Песчанка Болтовского р-на Винницкой области имел 155 актированных отказов.

Ненамного отстал от него - 129 отказов на счету русского Ивана Ивановича ТОЩЕВА из Ульяновской области.

Украинец Степан Григорьевич ПОДКОЙНО из села Лутак Житомирского уезда Волынской губернии мало того что имел 152 отказа от работы, но и открыто заявлял, что он Советской власти не признает.

В этом его поддерживал белорус Петр Иванович ДОРОЖКО из деревни Михневич Мозырского района и его земляк Михаил Иванович ЗМУШКО из деревни Горбович Гомельской области, и Василий Адамович КУДАКОВ из села Четвертая Новоселка Могилевского района Белоруссии.

Они были приговорены к высшей мере наказания, и большинство расстреляно в один день — 27 ноября 1937 года. Актов об исполнении приговора в деле нет на Дорошко, Кулакова и Змушко.

Их родные еще долгие годы не знали, что же на самом деле случилось. Ефросиний Тарасовне Змушко сообщили, что ее муж умер в 1939 году.

"Но и до настоящего времени, " писала она в 1957 году, - я, мать шестерых детей, проживаю одна, из-за престарелого возраста и плохого здоровья не могу вести хозяйство, ничего о муже не знаю. Прошу вас разыскать и сообщить мне о нем..."

Ей сообщили о нем гораздо позже, после того, как в феврале 1960 года президиум Магаданского областного суда постановление Тройки УНКВД от 20 ноября 1937 года отменил и дело прекратил за отсутствием состава преступления.

Из дела № Р 17635. ОТЕЦ НИКОЛАЙ

Горе тем, которые постановляют несправедливые законы и пишут жестокие решения...
Из Книги Пророка Исаии

ВНАЧАЛЕ было письмо из Киева. В Магадан обращался за помощью священно-дьякон Александр Соколовский. Он писал:

"Управление службы безопасности Украины по г. Киеву 14 сентября 1982 года сообщило, что греко-католический священник Щепанюк Николай Васильевич, отбывая наказание, был приговорен в 1937 году Тройкой УНКВД по "Дальстрою" к высшей мере наказания (архивное дело № 39533 хранится в УВД Магаданской области). Прошу Вас сообщить, какими Вы располагаете сведениями об отце Щепанюке. Сведения об отце Николае представляют большой интерес для истории Святой Церкви в XX столетии, над очерками которой я пытаюсь работать.

Молюсь о Вас священно-дьякон Александр Соколовский".

И ВОТ то архивное дело, начато 9 октября, а окончено 10 октября 1937 года. Очень короткий рассказ в документах о человеке, несомненно, вошедшем в историю. И не только своей принадлежностью к Святой Церкви. Его судьба более типична для заключенного, имевшего свои взгляды. Тем более религиозные.

Сведения о нем крайне скудные, в деле нет ни анкет, ни фотографий:

"ЩЕПАНЮК Николай Васильевич, 1883 года рождения, уроженец села Цибров Тернопольского уезда (Галиция), ксенз-настоятель. В 1935 году Особым совещанием НКВД СССР осужден за контрреволюционную деятельность к пяти годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Ранее судим. В Киеве остались в 1936 году сын Юрий 30 лет, дочери Мария 25 и Анна 17 лет".

В колымском лагере он попал на 25-ю дистанцию Управления "Дальстроя". Там его подрывную контрреволюционную деятельность не разделяли со своими взглядами, не жаловали и расправлялись с ним так же жестоко и быстро, как со многими другими. Впрочем, тут особых подходов не было, а лишь стандарт для всех.

Сначала составляли справку об активной подрывной контрреволюционной деятельности во время нахождения в Севвостлаге. Ее разложили по двум направлениям:

- ведет антисоветскую агитацию, направленную на развал лагерной дисциплины, дискредитируя исправительно-трудовую политику Советской власти;

- занимается контрреволюционной пораженческой агитацией в пользу Японии и Польши.

Этим словам никаких доказательств в деле нет, — ни протоколов допросов, ни актов и справок, ни показаний свидетелей. Возможно, в них и не нуждались.

А дальше все шло по расписанному плану: 14 ноября 1937 года эти обвинения рассматривала Тройка УНКВД по "Дальстрою" и почти повторила их в своем постановлении: "занимался в лагере контрреволюционной подрывной деятельностью; вел контрреволюционную агитацию, направленную на развал лагерной дисциплины; дискредитировал исправительно-трудовую политику Соввласти; занимался к/р пораженческой агитацией". Решение Тройки — расстрелять. 27 ноября 1937 года составлен совершенно секретный акт о том, что приговор в отношении Щепанюк Николая Васильевича, осужденного к высшей мере наказания — расстрелу, приведен в исполнение. Так в XX столетии расправлялись с инокомыслящими.

27 июля 1989 года прокурор Магаданской области признал, что Щепанюк Николай Васильевич подпадает под действие Указа Президиума Верховного Совета СССР "О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв политических репрессий 30-40-х и начала 50-х годов".

Из дела № Р 16413. НЕОТПРАВЛЕННОЕ ПИСЬМО

Пусть никто больше не доставляет мне таких переживаний, ведь я на своем теле ношу печать того, что я принадлежу Иисусу...
Из Письма Апостола Павла христианам в Галатах

"Здравствуй, многоуважаемая сестрица Антонина и Филипп Федорович! Первым встречным словом желаю Вам от Бога здоровья и благополучия в семейной жизни.

У Вас там шум и гам, а у нас тишина и глушь лесная, ни звука паровоза, ни гудка заводского, только и услышишь иногда, как ворон кричит, гонимый своими же товарищами.

Вот для яркой иллюстрации здесь нарисована зона, в которой я и другие многие, верные нашему начальнику веры православной Христу и Богу нашему. Вот куда он изгоняет верующих, которые прямо обличают его вражеское происхождение, как он увертливо изображает свободу людям, а сам антихрист, как лев рыкающий, ловит добычу и медленно пожирает ее..."

ЭТО строки из письма на далекую Украину Александра Васильевича БАБЕНКО. В самом начале века, в 1901 году, родился он в селе Калиновское под Кадиевкой. А в 1935 году был осужден в активной террористической и контрреволюционной деятельности к десяти годам исправительно-трудовых лагерей. И уже прошло лето 1937 года, когда он рисовал колючую проволоку, вышку, бревенчатый барак с пристройками, окна с решетками, - зону одного из магаданских лагерей. Далекая его сестрица Тоня в жарком Донбассе такое и представить не могла.

Таких, как он, в лагере было немало. Медленно лагерь пожирал их жизни.

"...Вера требует от верующего не только веры, но и добрых дел, ибо верой одной не спасешься. Многие записались в безбожники и ушли в безбожные организации, выполняют все требования безбожной партии, а того они не замечают, что они уже у врага в плену, что по указке вражеской выполняют все его требования. Вот какой хитрый и коварный враг, вот что он делает с христианами, если они на воле не подчиняются ему, то он создал особые лагеря, куда повывез, заключил в колючую проволоку, дает очень малое количество продуктов и говорит: "Пойдите, работайте мне, я вам добавлю хлеба граммов триста и улучшим приварочное довольствие, а не пойдете — никаких передач не передаст никто и вы помрете. Вы не хотите и не умеете работать..."

Так говорит он, дабы хоть одного прельстить.
Но Господь сильнее его, он требует: "Богу поклоняйся и ему одному служи".

И враг не знает уже, откуда ему зайти. Ему нужны работники, он хочет всех поработить. А кто не идет добровольно, тогда они насильно приказывают брать на руки и носить на врачебную комиссию. Все-таки они большие формалисты, с себя хотят скинуть вину и навязать власти. Но власть-то властью, да и ты же человек. Власть без живого организма не может ни приказывать, ни мучить. А они -как Пилат во время предания на смерть Иисуса, мыл руки, а сам подписывал протокол казни крестной. Так и эти: они не мучают, но вырабатывают все постановления для того, чтобы над верующими издевались..."

В ИХ ЛАГЕРЕ в 23 километрах от Магадана преследовали сектантов-федоровцев. В группу объединили тридцать человек, в основном украинцев. Главное обвинение - "контрреволюционная агитация под видом религиозного убеждения". Группа сектантов якобы призывала и вербовала остальных заключенных, и были случаи, что даже бытовики, осужденные за бытовые преступления, - подпадали под их влияние, а особенно из крестьян. Они заявляли, что эта власть всячески угнетает и эксплуатирует как рабочих, так и крестьян. А в ее руководстве сидят не люди, а антихристы, которые подчиняют остальных и творят беззакония, сгоняют людей на каторги и тюрьмы.

"Зачем вы па врагов работаете, — заявляли сектанты, — ведь вас пригнали сюда на каторгу, чтобы физически уничтожить..."

И некоторые заключенные, особенно из числа пожилых крестьян, вслед за ними в праздники на работу не выходили под всякими предлогами, а эту группу снабжали продуктами.

"...Не приходилось ли тебе видеть картину страшного суда Божия? - спрашивает в своем письме к сестре Александр Васильевич Бабенко, — как там на весах враг кладет дела злые, он хочет душу поглотить в вечные мучения, а ангел Божий положил одну бумажку, на которой было записано доброе дело. И за это одно дело душа получила вечное спасение. Если это придет, то знайте, что суд у дверей..."

Правого суда над этими людьми не было, а было заседание Тройки УНКВД по "Дальстрою". Этот несудебный орган на службе власти приговорил за сектантскую деятельность всю группу из 30 человек к высшей мере наказания — расстрелу. Было это 7 сентября 1937 года.

"Не прельщайся мирскою суетою, которой многие соблазнились и думали, что их царству не будет конца, и мучили других, думая, что они правду творят. Но какая же правда там, где отца не познали, где матери-Царицы небесной не стали чтить, где все места осквернили'.

Как говорит пророчество Даниила, "и увидите мерзость и запустение, стоящее на пустом месте..."

"Мне кажется, что как будто бы вчера я из дому, а уже два года прошло и еще немного пройдет..." — так писал Александр сестре. Как будто чувствовал, что совсем недолго осталось ему сопротивляться беззаконной власти, восставать против рабства души.

Решение Тройки УНКВД привели в исполнение 13 октября 1937 года. Сохранились акты о расстреле в один день всех 29 человек, и лишь одного — Александра Ивановича Симонова, расстреляли почему-то в Магадане гораздо позже — 27 ноября.

И сохранились в деле их посмертные фотографии. Нет ничего страшнее в своей несправедливости: опрокинутые лица, закрытые глаза, скорбные выражения. В личные дела потом вклеивали мертвые лица. Невинно убиенных православных. Александр Васильевич БАБЕНКО из Кадиевского района, Григорий Иванович ГОЛУБ из села Онушек Лубенского района, Владимир Поликарпович СОЛОГУБ из села Лишань Донецкой области, Василий Кузьмич КРАВЦОВ с харьковского хутора Андреевка, Федор Васильевич КОМАРОВ из села Новокалитва, Василий Остапович ЯНОВИЧ из черниговской деревни Хватсовцы, Федор Федорович КУЛИК из станицы Щербиновка Ейского района Донецкой области. Не стало Василия Дмитриевича СМИРНОВА из деревни Денисовка Ковровского района, Сергея Семеновича ДЮКАРЕВА из курского села Шумаково и многих, многих других.

"...Господъ дал хлеб жизни божественной, но исконный враг рода человеческого, который ищет поглотить, сеет между людьми зло и так посеял, так соблазнил, что люди приняли беззаконие и блуд как сущую правду. Но почему так? Доброе дело тяжелее выполнять, чем злое, и человек впадает в зло, как в грязь. Но грязь духовная отмывается только терпением ради Господа и добрыми делами.

Такова глубина бездны, в которую погрузились все — и праведники, и грешники, их нужно разделить и определить по месту назначения.

Целую всех. Желательно, чтобы письмо получить. Поклон всем передай. До свидания, Александр. Адрес: Дальневосточный край, побережье Охотского моря, бухта Нагаева, город Магадан, 23/6 км. А. В. Бабенко".
http://www.kolyma.ru/magadan/index.php?newsid=411
Tags: ГУЛАГ, политические репрессии, православие, сталинизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments