d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Category:

Священство и ГУЛАГ ч.1

Еще один материал о сталинских репрессиях против православных священнослужителей в военное время.Наглядно показывает, что никакого серьезного улучшения в отношениях режима и Церкви с началом войны не произошло - священнослужителей продолжали сажать и расстреливать и в 1941-м, и в 1942-м гг. В сущности, о некотором действительном улучшении можно говорить только с 1943 г., когда по тактическим соображениям властями был свернут прежний курс в отношении религии, и некоторую часть арестованных и осужденных священников пришлось освободить.

В.Мета, В.Диденко "Жертвы Колымы. Магадан"

Из дела № Р 5638. ПРОТИВ ВЛАСТИ БЕЗБОЖНИКОВ


"ОБВИНИТЕЛЬНОЕ заключение составлено", - как горько звучат эти слова. Его и действительно составили, сфабриковали, в несколько дней приведя живых и невиновных к расстрелу.

Все началось с донесения. Из комендантского отделения Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей НКВД поступил материал на заключенных Афанасенко, Удовиченко и других, всего 15 человек, об их систематических отказах от работы.

Расследованием установлено, что заключенные, по прибытии в Севвостлаг в бухту Нагаева в первых числах июля 1940 года, организовавшись в группу под руководством ПАРИНОВА Якова Михайловича, отказывались от выполнения каких-либо работ, "сопровождая свой контрреволюционный саботаж высказываниями, что они существующий строй в СССР не признают за власть, говоря, что мы на Советскую власть не работали и работать не будем, это власть антихриста... За что они были осуждены в 1940 году к 10 годам лишения свободы каждый. Несмотря на это они продолжают не работать, заявляя, что работать не будут".

В июне материалы "на заключенных саботажников", содержащихся в отдельном карантинном лагерном пункте № 1 г. Магадана, направили для привлечения их к уголовной ответственности прокурору Магаданского гарнизона войск НКВД при "Дальстрое" для проведения и передачи дела по подсудности.

Как они вели себя на допросах? Немногословно, своей вины не признавая.

"Я еще раз повторяю: работать категорически отказываюсь. Причина для вас известна. Я сын Господа Бога, верный его слуга, а если весь мир восстал против него, я с этим миром общаться не желаю, и с вами, беззаконниками и вашей властью по одному пути не шел и не пойду. Желаю, чтобы меня уничтожили за веру Христову, за что я получу царство небесное".

Эти слова были вписаны в протокол вслед за Александром Семеновичем АФАНАСЕНКО, 1918 года рождения, уроженца деревни Чернавка Шудинского района Воронежской области.

Поддержал его земляк из села Поповка Россошанского района Артем Алексеевич КОЛЕСНИКОВ, заявив: "Служить и работать буду только Богу, а тот, кто идет против него и творит беззаконие, есть злейший мой враг. Иду на всякие мучения и страдания, но работать на безбожников не буду".

А еще один земляк, Яков Михайлович ПАРИНОВ, родившийся в 1892 году в селе Елань-Колено Воронежской области (именно его обвинили в руководстве группой), отказался не только отвечать, но и назвать свою фамилию.

"Работать я категорически отказываюсь, - поддержал их Василий Антонович УДОВИЧЕНКО, 1895 года рождения, из деревни Фастовцы Черниговской области. -Еще раз повторяю: не обязывайте меня идти с вашими беззаконными людьми по одному пути, я сын Господа Бога и иду с ним по одному пути, и с того пути меня никто не столкнет. Я буду пить чашу страдания вместе с Господом Богом".

Примерно то же ответил Константин Иванович ШУРЫГИН, 1903 года рождения, с хутора Серковского Хаперского района Сталинградской области: "Я человек религиозный и работать на того, кто изгнал учение Господа и уничтожил церкви, не буду".

И только покачал в ответ головою, показывая, что ничего объяснять не намерен, Никифор Иванович ГРОМЫКО, родившийся в 1903 году в деревне Тесновка Глушкин-ского района Белоруссии. Допрос ему учинили 8 июля 1941 года и от имени неграмотного белорусского крестьянина записали: "Виновным себя не признаю, от росписи отказываюсь, т. к. расписываться мне незачем".

То же самое записали в протоколе допроса его земляка и одногодка Ивана Федоровича ЩЕРБА из села Новые Дороги Минской области.

Еще один белорус, Иван Иванович МАКСИМЕНКО, 1898 года рождения, с хутора Яновка Кормянского района Гомельской области, отказался отвечать следователям.

И уж вовсе отказались от всяких ответов ВАСЮТИН Павел Сергеевич, 1898 года рождения, с хутора Кармазиновка Сватовского района Харьковской области и его земляк из села Григорьевка Буглуцкого района ХОЛОД Мирон Константинович, и еще один украинец, Василий Романович ТРИХЛЕБ, родившийся в 1903 году в селе Ново-Никольское бывшей Донецкой области.

Стойко держались и русичи - волжанин Алексей Никифорович ГУРЕВ, родившийся в 1912 году в селе Солган Горьковской области, сибиряк Григорий Терентьевич КОШКАРЕВ, 1907 года рождения, из села Уват Омской области, Алексей Алексеевич ЕГОРОВ, родившийся в 1905 году на хуторе Верхне-Антипинский Вешенского района Донской области, и Александр Емельянович ХАНОВ, 1892 года рождения, из села Богомоловка Сараевского района Рязанской области.

Так же вели они себя на суде, где было отмечено: "Их молчание и нежелание отвечать на вопросы суду физически ни с чем не связаны, а просто их нежелание, и к тому же нежелание организованное". А когда судебное следствие объявили законченным и подсудимым предоставили последнее слово, ответ был один: "Сказать ничего не могу".

ИТАК, все шло очень быстро. 14 июля 1941 года их просили подписать акт об окончании следствия. Обвинительное заключение составлено 23 июля. Приговор зачитан 6 августа в 4 часа 20 минут дня. Председательствующий объявил определение суда: мерой пресечения до вступления приговора в силу всем осужденным оставить содержание в тюрьме. Их ждал суровый приговор — высшая мера наказания.

31 января 1942 года в 19 часов приговор приведен в исполнение — все 15 человек расстреляны.

МНОГО позже, в сентябре 1957 года, дело пересмотрено Военным трибуналом Дальневосточного военного округа, внесен протест на приговор Трибунала от 6 августа 1941 года по делу 15 заключенных. Установлено, что за отказ от работы в лагере заключенные должны нести административную, а не уголовную ответственность. Приговор отменен, дело прекращено за отсутствием состава преступления.

Случилось это 16 сентября, а 5 августа пришло письмо из колхоза им. Сталина. Валентина Сергеевна Паринова писала:

"На мое имя пришло письмо из областного суда, где сообщалось о том, что мой муж, Париков Яков Михайлович, осужденный Тройкой НКВД в 1937 году, признан невиновным в виду отсутствия состава преступления.

Конечно, неплохо, что моего мужа оправдали. Но где же он? Почему мне не сообщили его адрес, если он жив? Если нет в живых, то где он похоронен?

Арестован мой муж был в 1937 году в поселке Дмитриевка Коленовского района, колхоз имени Сталина Воронежской области. После этого связи с ним я не имею по сей день.

Убедительно прошу, как мать девяти детей, пожалуйста, ответьте, где мой муж и отец моих детей..."

Ей ответили 18 сентября того же 1957 года: "На Ваше заявление сообщаем, что Ваш муж, отбывая наказание в Севостлаге НКВД по "Дальстрою", 6 августа 1941 года вторично был осужден Военным трибуналом за невыход на работу и, отбывая наказание по этому приговору, 31 января 1942 года умер".

И только по прошествии многих десятилетий, в мае 1995 года, честно сообщили Екатерине Артемовне Лоскутовой в город Россошь Воронежской области, что ее отец Колеников Артем Алексеевич был расстрелян 31 января 1942 года в Магадане. В материалах дела личных документов, фотографий, писем не обнаружено.

Из дела № Р 21421. "ПРИЗНАЮ ТОЛЬКО БОГА.

Ведь мы ничего не принесли с собой в этот мир и ничего не можем взять с собой из этого мира.
Из первого Письма Апостола Павла Тимофею

— Чем вы можете объяснить, что будучи в исправительно-трудовых лагерях с 1938 года, вы нигде не работали?

— Не работала я в лагерях по религиозным соображениям, просто не хотела работать.

— А до заключения вы работали?

— Да, в своем хозяйстве работала.

— Если вы в своем хозяйстве работали, так почему же в исправительно-трудовых лагерях не хотите?

— В лагерях я нигде не работала и работать не буду.

— Что вас толкнуло пойти на путь активной борьбы против Советской власти?

— К власти я ничего не имею, я служу Богу и исполняю его заповеди.

— И долго вы намерены не работать и не исполнять законов Советской власти?

— Исполнять законы Советской власти я не хочу, я подчиняюсь Божьему закону. Если бы я хотела работать и исполнять все законы, то не была бы в лагере...

ЭТО был не первый допрос, на котором Варвара Тимофеевна Варфоломеева спокойно отвечала, что если власть хочет, чтобы я работала, пусть меня отвезет домой -там я хозяйка. И никакой власти я не признаю. Признаю только Бога...

Ее поддерживала Лукерья Михайловна Пригодина. Она прямо заявляла командиру взвода Морозову, что пройдет время, и меня отвезут домой и я снова буду хозяйкой. Поддерживала их и Анастасия Васильевна Волкова.

Шел уже май 1941 года, и второй месяц, как она были этапирована в подлаг-пункт совхоза "Дукча" под Магаданом. Свои шесть лет приговора ровесница века Варвара Тимофеевна ВАРФОЛОМЕЕВА, украинка из села Раченцы Дунаевского района Винницкой области, из крестьян-кулаков, раскулачена в 1930 году, отбывала здесь, и был это уже второй срок. И все, что тут происходило, она уже испытала раньше. В 1938 году Тройка НКВД лишила ее свободы по статье 58-14 на два года. Тогда ее и еще двух женщин направили в Херсонскую исправительно-трудовую колонию НКВД. Там они отказывались от работы и от горячей пищи, их не раз наказывали.

В 1938 году из Херсонской колонии их этапировали в Николаевск на строительство 201 НКВД. И там от работы они отказывались, не ели ничего, кроме хлеба и воды, но теперь их уже не наказывали, а лечили.

Но своим религиозным убеждениям не изменяли. Как и здесь, на Колыме. И тут у Варфоломеевой нашлись единомышленники. Ее ровесница Анастасия Васильевна ВОЛКОВА из села Нагоневка Ворошиловградской области, так же осужденная по статье 54-10 УК СССР в 1939 году на пять лет ИТЛ. Подсчитали, что за все отказы от работ в 1939-40 годах на женской командировке Местпрома Севвостлага она пробыла в изоляторе 50 суток.

Чуть старше их, 1894 года, была Лукерья Михайловна ПРИГОДИНА из села Беловодска Ворошиловградской области, тоже вдова с дочерью. (У тех их было по двое, а у Варвары Тимофеевны еще и сын Петр, о судьбе которых она ничего не знала.) Приго-дину судили за контрреволюционную деятельность (читай — за религиозные убеждения) трижды. В 1933 году за невыполнение госпоставок и антисоветскую агитацию на восемь лет;

в 1939 году по ст. 54-10 УК УССР на четыре года и постоянной сессией Хабаровского краевого суда в Магадане по ст. 58-14 У К на пять лет ИТЛ.

Прибыв по этапу в Магадан, они также категорично отказались выполнять какую-то ни было работу и принимать горячую пищу в столовой лагеря, пройти санобработку, медицинское освидетельствование и даже отказались назвать свои фамилии.

На лагерном языке это называлось: "Злостный контрреволюционный саботаж, выразившийся в категорическом отказе от какой-либо работы в лагере по мотивам "На Советскую власть работать не будем", то есть статья 58, пункты 14, 2 Уголовного кодекса.

Их уговаривали, разъясняли, требовали приступить к работе, а потом нашли свидетелей, составили обвинительное заключение, чтобы передать его прокурору по "Дальстрою" и Севвостлагу НКВД.

Дело по их обвинению рассматривалось 9 июня 1941 года в открытом судебном заседании постоянной сессии Хабаровского краевого суда в Магадане. За отказ от всех видов работ в лагере, от пищи, нарушение лагерной дисциплины, контрреволюционный саботаж всех троих приговорили к высшей мере наказания — расстрелу.

Пригодину и Волкову расстреляли в один день - 14 сентября 1941 года. Но словно какой-то рок следовал за Варфоломеевой, охраняя ее от земных законов безбожной власти. И не они должны были судить ее душу. 27 июля, не дожив до расстрела, она умерла. В сентябре 1993 года все трое были реабилитированы.

Из дела № Р 17837. "УМЕРЕТЬ СО СЛОВОМ БОЖЬИМ НА УСТАХ..."

Во что вас бить еще, Продолжающие свое упорство?
Из Книги Пророка Исаии

"Каждодневно в часы разводов я заходил в барак, где жила Кульбарова и предлагал ей выйти на работу. На это она отвечала всегда: "Я человек не ваш и на вашу власть работать не буду — я ее не признаю".

...ТАК ее лагерный "начальник" отчитывался на допросе, пытаясь рассказать о том, что ему известно о "контрреволюционной пораженческой агитации против существующего строя", которую вела Анастасия Павловна Кульбарова. А он старательно и подробно выстраивал обвинения: "Враждебно настроена к Советской власти, систематически занимается агитацией лагерников: "Не выходить на работу: не работать на кровопийцев, власть антихристов и жидов". Систематически в бараке во всеуслышанье читает молитвы, в молитвах вспоминает власть антихристов и просит Бога послать на эту власть (то есть на существующий строй) погибель.

Кульбарова среди лагерниц проводит беседы контрреволюционного характера, -продолжает он, — доказывая им бесцельность работы на паразитов, антихристов, чертей Советской власти, приводя следующие примеры:

"Я в лагере нахожусь семь лет, вместе со мной были священнослужители церкви, и несмотря на то, что они хорошо работали, Советская власть над ними все время издевается и пьет их кровь. Потому я решила не работать на извергов, пьющих невинных людей кровь, и никогда не подчинюсь этой власти антихристов, а умереть со словом Божьим на устах".

А до того оставалось совсем немного. Представьте, сколько мужества понадобилось этой простой малограмотной крестьянке, чтобы изо дня в день противостоять лагерному давлению...

Анастасия Павловна КУЛЬБАРОВА родилась в 1901 году на Северном Кавказе, в селе Славное Шайконского округа (а со слов — в селе Шалек Майкопского района Адыгейской автономной области). В ее анкете писали: социальное происхождение -из крестьян-середняков; семейное положение - девица. А потом добавляли: монашка, заключенная.

Время ареста — 29 августа 1930 года. А уже с первого раза "пришили" политическую статью 58, пункт 10. А все дело заключалось в том, что силы она черпала в Боге.

"Мир Божий и покров Царицы Небесной да покроет нас от бед и скорбей, наших страданий". - Так писала она уже в колымском лагере.

И эти косые размашистые строчки "невесты Христовой Анастасии" сохранились в деле до сих пор. Как и семейные фотографии, где среди детей и суровых мужчин узнаваема она, еще девочка-подросток. А рядом другой снимок: нестарая еще женщина с тем же упрямым и в то же время добрым выражением глаз. Видимо, один из ее последних снимков.

Пройдет еще несколько месяцев, и ее вызовут на допрос. Обвинений не предъявляли, но спрашивали:

— Признаете себя виновной в контрреволюционной агитации с целью разложения лагерной дисциплины и срыва выполнения производственных планов?

— Нет, полностью виновной себя не признаю, только в том, что в течение четырех месяцев на работу не ходила, говорила лагерницам, что я на существующую власть никогда работать не буду. В этом себя виновной признаю.

— Признаете себя виновной в том, что, находясь в лагере, проводили контрреволюционную пораженческую агитацию?

— Нет, не признаю.

- Подтверждаете, что говорили лагерницам: "Вы не ждите от антихристов амнистии, кончится ваш срок, тогда и освободитесь".

- Да, это я говорила. Подтверждаю.

31 марта 1938 года по обвинению Кульбаровой Анастасии Павловны, осужденной в 1935 году по статье 58-19-11 к десяти годам лишения свободы.

Обвиняется: занималась контрреволюционным саботажем: в течение шести месяцев не работала. Распространяла контрреволюционные слухи о Советской власти и ее руководителях.

Постановили: расстрелять. 14 апреля 1938 года приговор приведен в исполнение.

31 мая 1989 года прокурор Магаданской области вынес заключение о том, что Кульбарова Анастасия Павловна подпадает под действие статьи 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года "О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов".

Из дела № Р 16392. "ГОСПОДЬ ПРИВЕЛ К НАМ ЕЩЕ ЧЕЛОВЕКА..."

Я не знаю жесточе конца И безвиннее жертвы не знаю.
Анна Ахматова

"Доношу до вашего сведения, что живущие в роте з-к Луцик Семен Иванович 1898-58-10-5 лет, Зенков Степан Сергеевич 1896-58-10-6 лет, которые каждый вечер уходят в кусты возле палаток и делают какие-то совещания и моления, где мной несколько раз были обнаружены ихние иконы, нарисованные на картоне, рисованы ихней рукой. Когда я иду проверять, то как заметят меня, быстро расходятся. В чем и доношу вам".
(Из рапорта командира роты Наумова Л. А.)
Tags: ГУЛАГ, политические репрессии, православие, сталинизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments