d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

На безымянной высоте

В архиве публикаций РЛ увидел заметку об обнаруженном в Алупке (Крым, Южный берег) месте захоронения жертв красного террора 1920-1921 гг. В 2008 г. там установили памятный крест. К стыду своему признаюсь, что ранее этот факт ускользнул из моего поля зрения. Вызывает досаду, что совсем недавно я побывал в этих местах, и, как оказалось, проходил совсем рядом, однако, естественно, ничего не заметил. Надо будет подробнее разузнать, что там были сделаны за находки, есть ли фотографии раскопок. Вообще, по сохранившимся свидетельствам, в Алупке и ее окрестностях довольно много людей уничтожили - когда из Крыма эвакуировались белые, немало раненых и больных осталось в лазаретах под защитой Красного креста. Это, однако, не уберегло их от расправы. В тексте статьи приведены свидетельства старожилов, как это происходило.
Характерный момент: расстреливали возле старого кладбища (оно действительно старое - взглянув на фото под катом,в этом можно убедиться; захоронения еще с 19 столетия, а последние датированы 1946 г.) - как и в других городах (В Севастополе, например, аналогичная картина - одно из мест казней был как раз район старого кладбища). Интересно, чем обуславливался подобный выбор мест экзекуций?
В общем, надо будет поузнавать подробнее. Опять-таки новые штрихи к картине событий, которые непременно будут отражены в готовящейся книге.
Если у кого-то есть фотографии этого памятного креста и местности вокруг, просьба поделиться, за что заранее благодарен.





В Алупке освятили крест на месте массовых расстрелов казаков в годы красного террора …

- Братцы, посмотрите, не зря мы здесь. Вот сейчас, именно в эту минуту, войско земное и войско небесное в одном строю. Все, кто похоронен на этом месте, незримо присутствуют рядом. - На правах хозяина Алупкинский атаман Михаил Крупенко берет на себя функции распорядителя.

...Состояние близкое к шоковому. Даже мне, в меру циничному скептику, становится не по себе. На месте догоревших свечей возле эпитафии "Покой, Господи, души... павших в братоубийственной смуте..." появляются красные влажные пятна.

- Кровь...

Вокруг памятника собираются паства и священники.

- Батюшка, как это объяснить?

Священник пожимает плечами.

- Зачем объяснять? Все и так понятно. Чудо...

..Расстрельную яму обнаружили лесники недалеко от старого алупкинского кладбища. В двадцатом году окрестности небольшого горного озера в одночасье стали братской могилой для тысячи белогвардейцев и для медицинского персонала полевого лазарета.

- Местные давно находили человеческие кости с характерными отверстиями от пуль в черепах. Контрольный выстрел в голову, как сейчас говорят. Здесь, на склоне виноградника, после земляных работ останки и появлялись. Раньше об этом не принято было рассказывать. Работники совхоза собирали тихо косточки и переносили к могилкам - там, на кладбище, и присыпали землей. Были и свидетели тех событий, но до последнего молчали. Это сейчас бабульки рассказывают, что людей сюда свозили подводами. Многие солдаты были без сознания, так и погибли, не приходя в себя. Я думаю, сначала красные расстреливали раненых на самом кладбище. После, когда места не хватило, заполнили телами овраг, - делится впечатлениями Михаил, длинноволосый парень в камуфляже, егерь Алупкинского лесничества...

На церемонию освящения креста над братской могилой приехали казаки из Севастополя, Алупки, Изобильного, Симферополя, Ялты. Представители различных формирований в едином строю. Настоятель храма св. Александра Невского отец Владимир отслужил панихиду по погибшим воинам.

- Крест над расстрельной ямой мы установили еще летом, все как-то не получалось освятить. То одно, то другое. Наверное, памятник ждал своей очереди, того момента, когда мы объединимся в Координационный совет. Это, конечно, шутка, но в каждой шутке, как известно... На все Божий промысел. Для нас дело чести обозначить это место. Среди расстрелянных очень много казаков, - рассказывает атаман Южнобережного куреня Войска Запорожского Михаил Крупенко.

Старейшина Алупкинской казачьей общины Александр Шалагин перебирает в руках архивные документы. Копия протокола заседания так называемой "тройки" - военного трибунала ЧК. Наискось резолюция: "РаЗстрелять" - написана через букву "З"размашистым почерком.

- Или малограмотные, или нерусские. Здесь тогда много всякого эмигрантского сброда воевало - венгры, поляки, чехи. Я думаю, что все-таки не наши. У православных менталитет другой. Не в русской традиции раненых убивать, тем более побежденных...


- Но здесь же не только русские похоронены, - пытаюсь слегка поддеть старого казака.

- Не только, но почти все православные. Вот и анкеты нам из Москвы прислали - помог Никита Михалков, он документальный фильм о белой эмиграции готовил, вот и наткнулся на документы. Смотри, возраст от восемнадцати до тридцати пяти. Все молодые ребята.

Вот звания, части, к которым приписаны, а вот и графа национальность, из медицинских карточек. "Калмык, калмык, башкир, русский, русский, казак...", - читает справку Александр Шалагин. - Интересно, что "казак" записано как отдельная национальность. Да какая, впрочем, разница. Все они за веру и Отечество погибли - царя тогда уже, к сожалению, не было.

- И что старожилы рассказали, как это было?

- Это все раненые из лазарета. Перед приходом красных их разместили в санатории "Солнечный". Кого-то лечили в частных домах - мест не хватало. Здесь много дач было. Когда большевики город взяли, врачам объявили, что лазарет переводят в Севастополь в военный госпиталь, боялись, что раненые окажут сопротивление. В итоге всех вывезли за город и расстреляли.

- Мы слышали, там сейчас татары требуют триста тысяч от властей на восстановление кладбища в Нижнегорском. Кто б на это кладбище денег дал? Пора бы и нам потребовать. Все за свой счет - за счет местной православной общины сделано, и крест установили, и территорию убрали. Вот сюда бы бюджетные деньги направить. Это ж наша история, - вмешивается в разговор Михаил Крупенко. - По моему так, как казаки страдали, никто не пострадал. Наших не выселяли - просто расстреливали. Может, и нам потребовать свою казачью автономию в Крыму? Почему бы и нет. Нас ведь больше - и везде наши кладбища...

Впервые опубликовано в газете "Русичи", г.Севастополь
http://www.rusk.ru/analitika/2008/03/28/na_bezymyannoj_vysote/
Юрий Першиков
Tags: Красный террор, Крымcкий геноцид, большевики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment