d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Category:

Ей даже совковый гламур не помог!

Речь вот об этой "пламенной большевичке", одной из огранизаторов красного террора в Крыму после Врангеля, Розалии Землячке (Залкинд)

Пока совок с компартийной монополией номинально держался, Розалию Самойловну дико пиарили как выдющегося советского деятеля, улицы называли, елей и фимиам воскуряли, превознося в публикациях и книгах.
Но вот что примечательно: стоило даже в гламурном и выдержанном исполнении рассказать о Розе чуточку больше, и все...глянцевый миф рушился, обнажая больное нутро, и вызывая у всякого нормального человека стойкое отвращение.

Вот одна из таких книжек:
Лев Овалов. Январские ночи.
Всеми силами автор старался показать Розу Землячку гламурненько, в советском идеологически выверенном ключе. Как жесткую, и даже порой жестокую, сторонницу власти Советов, но не лишенную при этом человеческих черт. На выходе получилось прямо противоположное.

Да и сам автор в конце откровенничает:

Я встречал, точнее все-таки, видел Землячку раза три или четыре… впрочем, буду точен — четыре раза, и об этих встречах нужно коротко рассказать.
Первая встреча произошла в октябре 1919 года.
Это было время жестоких боев за Орел, Красная Армия переходила в наступление против Деникина.
Я только что вступил в комсомол, и волостная партийная организация послала меня с поручением в политотдел Тринадцатой армии.
Политотдел находился на станции Отрада, между Орлом и Мценском.
Я ждал появления начальника политотдела, и вот он появился. Это было незабываемое впечатление!
Начальником политотдела оказалась женщина в кожаной куртке и хромовых сапогах…
Мне приходилось видеть до революции строгих ученых дам — педагогов, врачей, искусствоведов, и вот передо мною была одна из них.
Начальнику политотдела доложили обо мне, она повернулась, хотя у меня до сих пор сохранилось ощущение, будто какая-то незримая сила сама поставила меня перед нею. Повернулась и… поднесла к своим близоруким глазам лорнет.
Да, лорнет!
Эта встреча описана мною в романе «Двадцатые годы», а первое слово, услышанное мною из ее уст, было «расстрелять».
* * *
Да, расстрелять!

__
И потом автор вспоминал, как у него уходила душа в пятки, когда он уже в 30-е пересекался с "товарищем Розой".

"Землячка приехала как-то в редакцию «Крестьянской газеты», она интересовалась постановкой массовой работы, а так как в ту пору я заведовал отделом селькоров, мне пришлось давать ей объяснения.
«Крестьянская газета» многих своих селькоров направляла учиться в различные учебные заведения страны, часть их училась в Москве, и студенты эти долго не порывали связи с газетой и постоянно толклись в редакции.
Беседовали мы в кабинете заместителя Яковлева — С.Б.Урицкого.
Землячка поинтересовалась, есть ли сейчас кто-нибудь из селькоров в редакции, и я предложил, если она хочет, позвать в кабинет хоть десять, хоть двадцать человек.
Землячка согласилась, селькоры были призваны, она предложила Урицкому и мне покинуть кабинет — беседовать с селькорами она будет, мол, с глазу на глаз.
Как выяснилось, она интересовалась отношением редакции к селькорам, нет ли в редакции бюрократизма.
Но грозу пронесло, селькоры не подвели, не дали Землячке поводов для нахлобучки".


Т.е. в случае с Землячкой даже агитпроп и гламур оказались бессильны.
Tags: большевики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments