d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Category:

Философия ножа

Документально-художественный фильм о деятельности японского отряда 731, в годы Второй мировой войны проводившего опыты на людях для разработки бактериологического оружия. А снял его яркий представитель российского независимого кино Андрей Исканов, работающий в жанре психоделического хоррора. В итоге кино получилось своеобразным  - большую часть ленты занимает художественная реконструкция опытов, сопровождаемая дарк-эмбиентной музыкой, а также перемежающаяся документальными вставками.

О некоторых особенностях создания фильма - рассказывает сам режиссер:
"Вообще в этом фильме много такого, что не только я, но и вообще никто и никогда не делал в кино. Например, сцена, в которой полностью обнаженного парня ведут по снегу под открытым небом зимой и, привязав к железному столбу, обливают водой. Все это безо всякого обмана. Настоящая зима и настоящий снег и мы поливали его настоящей, ледяной водой из колодца в лесу. Когда мы привязали его к столбу и начали поливать водой, ему уже не нужно было ничего играть. Станиславский гордился бы нами. Ледяное железо на морозе обжигает почти, так же как раскаленное железо и стоя за камерой, я четко слышал, как у него стучат зубы.
Мы снимали в лесу, и рядом не было ни горячей воды, ни отопляемого помещения. При такой температуре не каждый человек способен выдержать такие съемки. Для этой сцены мы нашли очень экстремального актера, увлекавшегося спусками по горным рекам на лодках-каяках и альпинизмом.
 Во время каждого дубля, время которое он мог проводить на морозе, было строго ограничено. Как только он чувствовал признаки переохлаждения, он подавал нам знак, и мы немедленно отвязывали его и согревали при помощи водки и теплой одежды. Затем около тридцати-сорока минут он приходил в себя, а затем мы все повторяли. Это было действительно тяжело. В общей сложности, он простоял в снегу у железного столба несколько часов, совершенно голым! Помните об этом, когда будете смотреть мой фильм. Все что я мог сделать, не прибегая к специальным эффектам, я сделал без них. Мой помощник во время съемок сказал, что если бы у меня была в запасе настоящая чума, я без сомнения стал бы снимать её. В чем-то он прав…"

(...)
Работа над цифровыми эффектами в «Философии Ножа» была очень трудоемкой, потому что каждая сцена этого огромного фильма требовала цифровой обработки и дополнения.
(...)
«Философия ножа» стала первым фильмом с таким количеством специальных эффектов грима снятым в России и, разумеется, это первый ультра жестокий фильм сделанный в этой стране.
(...)
В начале работы над «Философией ножа» Стивен Биро, президент Unearthed films, очень ясно сформулировал, что именно хотят видеть американские зрители от зарубежных фильмов ужасов. Образно выражаясь, он имел в виду тонны крови и жестокости. Его мнение полностью совпадало с моим и более того, даже Стив не подозревал до каких границ отображения жесткости я намерен дойти в своем фильме. Ооо, у жестокости нет границ. Только добродетель ограничена …

Кажется, я цитировал его слова о потребностях американских зрителей каждому актеру перед съемкой сцены его ужасной смерти в моем фильме, как молитву. Иногда, например, театральной актрисе с академическим образованием требовалось объяснить, почему я намерен снимать эту сцену изнасилования в фильме так подробно и натуралистично, и я говорил ей, что таковы желания американских зрителей. Как правило, это срабатывало, и я находил достаточное понимание среди своих актеров, что бы сделать все именно так как я хотел. Не забывайте, что среди моих актеров не было фанатов хоррора.

Стивен Биро, считал что «Философия ножа» это фильм ужасов, а я считал, что это фильм о войне и смерти. Но, разумеется, я не могу быть объективным до конца. Ведь это мой собственный фильм. В то время, я очень устал от сюрреалистической стороны хоррора, которой я посвятил целых два фильма и хотел сделать очень серьезный и реалистичный фильм. Настолько жестокий, насколько я смогу сделать в рамках сюжета, ведь это фильм, основанный на подлинных фактах и поэтому в нем нельзя давать волю собственной фантазии.

«Философия ножа», фильм о событиях Второй Мировой Войны и Отряда 731. Вы упоминали, что живете недалеко от места, в котором располагалась база отряда. Это натолкнуло Вас на идею снять фильм про события? Какие исследования Вы провели, прежде чем приступить к съемкам «Философии Ножа»?

Да, меня вдохновлял тот факт, что я очень близок к непосредственному месту этих событий. Более того, я был знаком с людьми, которые участвовали в Хабаровском процессе, над бактериологами из отряда 731. Я был уверен, что ни у одного режиссера в мире нет, и не будет шанса подойти к этой истории настолько близко. Пленные японцы строили дома и прокладывали дороги в городе, где я живу. Одна из моих фотовыставок, когда-то проходила в том самом здании, где состоялся процесс по делу об отряде 731. Следы истории об опытах над людьми во время второй мировой войны лежали покрытые пылью и всеми позабытые. Я подумал, что если я не сниму этот фильм сейчас, когда ещё живы люди, непосредственно участвовавшие в тех событиях, потом будет уже поздно, и фильм не будет иметь исторической достоверности.

Какие исследования я проводил по данной теме? Для начала я поднял из архивов и прочитал материалы допросов японских бактериологов из отряда 731 в Хабаровске. Они составляют книгу названную «Материалы судебного процесса по делу бывших военнослужащих японской армии, обвиняемых в подготовке и применении бактериологического оружия». Это толстая книга, в черной обложке, выпущенная в сразу после того, когда состоялся процесс. Она содержит материалы допросов обвиняемых, свидетелей, обвинения и доказательные материалы которые были представлены на том процессе.
Когда читаешь эти материалы допросов, становится, очевидно — советских следователей интересовало только одно, подготовка возможной бактериологической войны против СССР. Всему остальному уделялось слишком мало внимания или вообще не уделялось. Меня же волновали совсем другие вопросы. Я хотел выяснить то, что до сих пор оставалось тайной. Кем были эти люди, и что ими двигало? Во что они верили? О чем они думали, чем жили, когда проводили опыты над людьми? Что способно так повлиять на разум человека и превратить интеллигентных малозаметных в обычной жизни людей в настоящие «машины смерти»? Что пробуждает темное и злое, дремлющие в глубине каждого из нас? Разумеется, материалы допросов не проливали на это свет. Тогда я понял, что мне предстоит глобальное изучение этой истории с самого начала. Больше всего меня интересовала мотивация японцев, которые проводили опыты на людях в отряде 731. Я хотел понять их внутренний мир. Атмосферу и настроения тех лет.

Для начала я изучил историю русско-японских войн и конфликтов, а также противостояние СССР и Японии на Дальнем Востоке в 20 и 30 годах прошлого века. Политический и социальный аспекты этого противостояния имели очень важные последствия в дальнейшем. Помимо этого я уделял очень большое внимание изучению синтоизма, поскольку полагал, что в мировоззрении японцев в то время это имело очень большое значение. Буддизм и синтоизм ни в коем случае нельзя упускать из виду в таком вопросе как история отряда 731. Ведь все это время на территории отряда исправно действовал буддистский храм.
Между прочим, любой контакт с кровью или того хуже со смертью, имеет в синтоизме резко негативное, оскверняющее значение. В контексте истории отряда это особенно интересно.

Я изучил также историю Японии во второй мировой войне, материалы Токийского процесса и многое-многое другое, имевшее прямое или косвенное отношение к лучшему пониманию тех событий, о которых мне предстояло рассказать в своем фильме.
Так, например я изучал книги о бактериологическом и химическом оружии, лагерях смерти Нацисткой Германии и опытах над людьми в СССР. Я хотел как можно всесторонне и глубже изучить всю эту тему, прежде чем браться за неё и, разумеется, я прочитал все труды о деятельности отряда 731, какие только смог достать. Большинство из них были так или иначе основаны на материалах полученных в ходе Хабаровского судебного процесса. В конечном итоге, вся история отряда 731 обрывалась в Хабаровске, но почему-то мало кто знает об этом на западе. Гораздо больше известно о том, что генерал Широ Ишии сотрудничал с правительством США после окончания войны и помогал им в разработке бактериологического оружия. США применяло его изделия во время войны в Корее, а возможно и в других конфликтах.

В конце концов, мне удалось встретиться с Анатолием Протасовым, бывшим военным переводчиком КГБ и МГБ, получившим образование врача в Харбине. Я провел с ним несколько больших интервью для своего фильма в ходе, которого я пытался выяснить для себя все, что имело хоть малейшее отношение к тому, что осталось за кадром официальных источниках информации об отряде 731. Протасов, был переводчиком на допросах пленных японцев, материалы которых и стали в последствии основой для большинства публикаций об отряде 731 во всем мире.
Таким образом, я мог получить информацию непосредственно от первоисточника, от того человека, который лично участвовал в этих событиях. Анатолий, учился в Харбинском медицинском институте вместе с одним из будущих врачей отряда 731. Многие из преподавателей этого института тайно служили в отряде 731 и практиковали вскрытие людей заживо и другие подобные эксперименты. Помимо прочего он также был лично знаком с последним императором Манчжурии Пу И, который содержался в Хабаровске поскольку был пленен вместе с японцами. О императоре Пу И, Бернардо Бертолуччи снял фильм «Последний Император», который начинается с того как Пу И привозят в эшелоне из Хабаровска в Китай.

Больше всего меня интересовали впечатления Анатолия Протасова о его жизни в оккупированной японцами Манчжурии и его личные впечатлениях о японских врачах и бактериологах из отряда 731. Меня интересовали такие, казалось бы, малозначительные факты как, например: сколько они получали за свою работу, сколько длился их рабочий день, как они проводили свое свободное время, что читали, какие фильмы они смотрели, и все, что могло бы помочь мне составить представление о внутренней жизни в отряде 731. Любая мелочь в конечном итоге могла оказаться полезной.
Мое внимание привлекли факты самоубийства женского персонала отряда во время эвакуации. Испугавшись пленения советскими войсками, некоторые медсестры и жены персонала отряда убили себя. Были известны и случаи тайного сочувствия некоторых японцев к русским девушкам, находившимся в тюрьме. Насколько глубоко и велико было это сочувствие, навсегда останется тайной, но, разумеется, никто из японцев не посмел ослушаться приказа и в конечном итоге все подопытные были убиты …
Именно эти факты я решил сделать ключевыми в своем фильме. Я не хотел выносить однозначных решений и хотел свести уровень вымысла в фильме к минимуму, но, разумеется, таким образом, что бы это не повлияло на художественный уровень самого фильма. С этой целью, я решил полностью отказаться от диалогов героев.
Всегда, когда вы слушаете диалоги героев в исторических фильмах, вы слушаете вымысел. Сценаристы берут на себя ответственность придумывать и писать слова для подлинных исторических персонажей. Я не решился взять на себя такую ответственность, тема была чересчур серьезной, что бы украшать её таким обилием вымысла. Все что я смог себе позволить это субъективный закадровый монолог медсестры, от лица которой ведется повествование. Я хотел передать в фильме точку зрения самих японцев из отряда 731, их взгляд на эти события и в то же самое время сохранить двойственность восприятия этих фактов. Зритель может сам выносить решение по поводу происходящего в фильме, я лишь старался быть максимально объективным и избегать ярлыков и предвзятых суждений.
Практически все действие в фильме это иллюстрация подлинных фактов или тех событий, которые следуют из этих фактов. Разумеется, как и всякий художественный фильм, «Философия ножа» не претендует на стопроцентно документальное воспроизведение реальности. Но он полностью отражает мой взгляд, мое ощущение тех событий, которое я составил после тщательного изучения большинства доступных документов и бесед с очевидцами.

Почему Вы решили сделать «Философию Ножа» черно-белой?

На самом деле фильм был снят в цвете, но в процессе монтажа я решил, что будет лучше отказаться от цвета в пользу мрачности, которую придает черно-белое визуальное решение. Черно-белый фильм всегда выглядит гораздо более темным и мрачным чем он есть на самом деле. Это одно из основных достоинств такого решения. Кажется, у нас была мысль сделать черно-белую версию «Visions of Suffering» в свое время, но тогда мне не хватило уверенности в том, что в фильме можно полностью обойтись без цвета. Цветовое решение «Visions of Suffering» отняло у меня много времени, и мне совсем не просто было полностью отказаться от него.
В «Философии ножа» я не использовал цветное освещение, куда чаще я пользовался резким жестким светом в традициях старых фильмов 20 и 30 годов. К тому же в сознании большинства людей период второй мировой войны прочно ассоциируется только с черно-белым изображением.

Ходят слухи, что в процессе работы над фильмом Вы использовали настоящие трупы, это правда?

Это правда. В моем фильме есть сцена с настоящими трупами. Серьезная тема требует серьезных решений. Самый лучший грим и лучшие эффекты мира никогда не сравняться с грязью и распадом настоящих мертвецов. Вы можете сымитировать убийство или пытки в кино, но вы не можете сымитировать смерть. Смерть и все её атрибуты на самом деле не поддаются фальсификации. Поэтому я решил, что будет лучше для атмосферы и настроения фильма, если в нем будет присутствовать часть настоящей смерти. Нечто такое, от чего зрители сразу поймут, что автор не намерены шутить и заигрывать с ними. Я хотел, что бы зритель осознавал всю серьезность фильма, лично ощутил всю его мрачность, которую нельзя передать искусственными диалогами и искусственной кровью. Я снимал в морге для бомжей и неопознанных трупов. У этих людей, как правило, нет родственников, и по закону они хранятся там, около полугода, после чего их обычно закапывают за счет государства в безымянных могилах. Трупы были свалены там точно так же, как на фотографиях из немецких лагерей смерти или на фотографии из отряда 731. Трупы сваливались друг на друга в несколько рядов, как дрова. Внутри поддерживалась прохладная температура, но не очень холодная, ввиду чего на трупах жило и размножалось множество мух. Эти мерзкие твари постоянно пытались сесть на лицо или губы, что было, мягко говоря, крайне неприятно. Пол повсюду был в пятнах черной свернувшейся крови, а кое-где виднелись и внутренности. В общей сложности в одной не очень большой комнате находилось около 40-50 трупов, мужчин и женщин в разной степени разложения и все это пахло просто чудовищно. Разумеется, там, в принципе не было вообще никакой вентиляции. Это было похоже на закрытую экологическую систему с трупами. Настоящая комната в аду. Запах настаивался там годами и впоследствии, этот омерзительный запах преследовал меня повсюду несколько месяцев. Не думаю, что я, когда-либо смогу забыть этот запах. Запах и ужасающая грязь были худшим, с чем мне пришлось столкнуться, пока я снимал ту сцену.

В своем фильме я использовал также настоящие человеческие черепа, кости и препарированные человеческие органы и зародыши. Все это было сделано для того, что бы повысить уровень реализма.

Некоторые люди считают gore фильмы настоящей забавой, посмотрим, смогут ли они забавляться на некоторых сценах «Философии ножа».


Полностью интервью:
http://weird-movies.ru/site/2006/12/09/andrey-iskanov-uv8/

___
Показательно, что после осуждения на Хабаровском процессе члены отряда 731 - несмотря на суровые приговоры (25 лет), вернулись в Японию в 1956 г. - и были отправлены домой с почестями. С банкетом. И содержались они в весьма сносных условиях. Так что, когда вернулись на родину, хоть им и предлагали написать про "сталинские застенки" - они этого не сделали.


Tags: Вторая мировая война, жесть, фильмы, хоррор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments