d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Материалы к изучению Русского Геноцида

Оригинал взят у elena_sem в Материалы к изучению Русского Геноцида
блохин-2
Новодевичье кладбище... Крестик в углу особенно уместен...

Сталинские "стахановцы" НКВД

А вот Василий Иванович Блохин предварительно облачался перед расстрелом в соответствующую кожаную униформу – фартук ниже колена, краги и картуз. Любил до расстрела и после не спеша выпить чаю. Ещё он с детства любил лошадей (ребёнком 10-ти лет он подрабатывал пастухом), и в перерывах между работой рассматривал иллюстрированные книжки про них. После его смерти осталась библиотека из примерно 700 книг о коневодстве. Умел расслабляться человек.
В 1991 году на допросе в Генеральной Военной прокуратуре СССР один из членов этой расстрельной команды, бывший начальник УНКВД по Калининской области Токарев рассказывал:
«Яблоков (следователь): Если я правильно понял, польских военнопленных расстреливали из «Вальтеров». Да?
Токарев: Из «Вальтеров». Это я хорошо знаю, так как привезли их целый чемодан. Этим руководил сам Блохин. Давал пистолеты, а когда заканчивалась работа – пистолеты отбирались. Забирал сам Блохин».



"То, что раньше давали свиньям, дают нам..." Из жизни города Сталинграда в 1939 г.

Размеры и острота продовольственных затруднений по населенным пунктам Ейского района не снижаются. Наиболее неблагополучное поло­жение имеет место в единоличном секторе и в колхозах станиц Ново-Щер-биновской, Ст.-Щербиновской, Камышеватской и Копанской. В этих кол­хозах часть трудоспособных колхозников из-за истощения и упадка сил не вырабатывает установленных норм и получает, в связи с этим, мень­шее количество хлеба. Некоторые добросовестные колхозники вследствие упадка сил от систематического недоедания в настоящее время в колхозах совершенно не работают, продпомощи не получают и находятся в крайне тяжелом положении.

1 марта 1933 года в Горьком началась паспортизация населения. За три месяца было выдано 230 496 паспортных книжек. Кампания сопровождалось беспощадной социальной дискриминацией и беспрецедентным давлением ОГПУ и подчиненной ему рабоче-крестьянской милиции. За скобками выдачи паспортов остались тысячи законопослушных граждан, но второго сорта - кулаков, лишенцев и других СЧЭ - социально-чуждых элементов.

Все с начала до конца было нелепо. Прежде всего, было невыносимо стыдно, особенно поначалу, идти под конвоем по улице. То есть стыдно не столько мне, сколько всем встречным: стыдно смотреть, как шесть, а то и десять здоровых, молодых мужчин ведут с вин­товками в руках и с собаками дюжину или две полу­живых, истощенных женщин... Оттого стыдно, что где-то на фронте такие же вот солдаты грудью своей защищают родную землю, а хозяева этой земли сажа­ют их матерей, жен, сестер, даже бабушек (!) в тюрь­му, и такие же, как они, солдаты - тьфу, пропасть! -водят под конвоем этих самых женщин...
Мы работали ночью. Мы не отдохнули и снова идем работать в надежде поесть хоть каких-нибудь овощей. Много ли толку будет от нашей работы? А ведь те ше­стеро солдат, молодых, сытых, здоровых, возьмись они за лопаты, то сделали бы в 7-8 раз больше нас, и притом шутя...
Нас сопровождают четыре собаки - сытые, гладкие. Если бы то, чем кормят этих собак, дали нам! Наверное, смерть, которую мы все ощущаем за своими плечами, надолго бы отступила от нас. Но нет: собаки - сыты, а мы? Нелепость, какая нелепость!


Tags: большевики, голод, из френдленты, коллективизация, палачи, перепост, сталинизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments