d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

Проститутки на оккупированной территории

Ранее мной было заявлено о том, что в перспективе планируется сделать пространный комментарий к Архипелагу ГУЛАГ А.И.Солженицына, сопоставив известные факты, взятые из альтернативных источников, с тем, что написано в книге. Задача оказалась не такой уж простой, как представлялось вначале. Вроде бы и факты подобраны, и даже сделаны заготовки, однако конечный результат даже на уровне наработок выглядит чрезмерно громоздким. По хорошему - это надо писать отдельную книгу, причем, по размеру она не будет уступать "Архипелагу", ибо каждое, даже самое спорное утверждение автора, изложенное в книге одним предложением, в комментарии можно развить до размеров целой главы. Так что если в ближайшее время в моем ЖЖ что-то по этой теме появится, это будет весьма конспективное изложение. Нижепредставленный текст можно с уверенностью отнести к наработкам комментария к книге А.И., в частности, т.3 ч.5,гл.1 "Каторга", где автором затронута тема трагедии девушек, оказавшихся в оккупации и сожительствоваших с немцами. После освобождения власть облагодетельствовала этих особ тюремными сроками - достойная награда за то, что по вине этой власти девушки, подобно другим оказавшимся в оккупации жителям, вынуждены были как-то обустраивать свою жизнь. В своем труде автор дает характеристику их мотивов:
"Прежде всего - кто они были по возрасту, когда сходились с противником не в бою, а в постелях? Уж наверное не старше тридцати лет, а то и двадцати пяти. Значит - от первых детских впечатлений они воспитаны после Октября, в советских школах и в советской идеологии! Так мы рассердились на плоды своих рук? Одним девушкам запало, как мы пятнадцать лет не уставали кричать, что нет никакой родины, что отечество есть реакционная выдумка. Другим прискучила пуританская преснятина наших собраний, митингов, демонстраций, кинематографа без поцелуев, танцев без обнимки. Третьи были покорены любезностью, галантностью, теми мелочами внешнего вида мужчины и внешних признаков ухаживания, которым никто не обучал парней наших пятилеток и комсостав фрунзенской армии. Четвертые же были просто голодны - да, примитивно голодны, то есть им нечего было жевать. А пятые, может быть, не видели другого способа спасти себя или своих родственников, не расстаться с ними".
Итак: автор дал свою характеристику, обозначил причины. И со своей стороны скажу, они охарактеризованы верно. Имею устные свидетельства о поведении юных особ в оккупации в Севастополе - картина идентична, более того - мотивация 1 в 1, как обозначено автором. Читая этот фрагмент, тотчас же вспомнил. Причем в качестве причин, заставивших пойти на близость с врагами чаще всего называлось умение немцев обходиться и голод.
Наградой за эту экзотическую форму коллаборационизма после освобождения стала высылка в отдаленные районы страны либо тюремное заключение. О том, как это происходило в Крыму, рассказывает нижеопубликованный материал:

НАТАЛЬЯ ДРЕМОВА

Проститутки на оккупированной территории


Большая часть Крыма уже была освобождена советскими войсками, шли бои за Севастополь. В это время Лаврентий Берия подписал документ о высылке с полуострова немцев, венгров, итальянцев. Последняя строчка в списке подлежащих изгнанию была такая: «разрешить выселить... 1000 проституток, проживающих на курортах и в городах Черноморского побережья». Это заработала государственная машина репрессий, давя и перемалывая судьбы женщин, переживших оккупацию на территории полуострова.
Иначе чем предательницами их не называли — тех, кто во время войны тесно общался с оккупантами. Почему они шли на это? Ну, во-первых, советской власти так и не удалось полностью ликвидировать проституцию как явление. Так что женщины, зарабатывающие на жизнь собственным телом, в условиях оккупации получили возможность беспрепятственно заниматься этим ремеслом. О размахе деятельности «ночных бабочек» можно косвенно судить по рапорту коменданта Белогорского гарнизона, в которой он приводит цифры по заболеваемости личного состава венерическими болезнями.
Другая категория женщин — это те, которых немцы принуждали к длительному сожительству, и те, кто шел на это добровольно — чтобы выжить самой, чтобы прокормить семью. Продуктов, выдаваемых по рабочим карточкам, не хватало. В семье разрешалось оставлять в месяц на одного взрослого едока 10 кг зерна (не муки!), 500 г сахару, 500 г жиров.
А еще — жизнь продолжалась. Несмотря на войну, страдания, страх и голод. Любовь между солдатом-оккупантом и местной девушкой была не такой уж редкостью. И известны случаи, когда такие отношения заканчивались законным браком. От одного брака осталась только фотография, когда-то подшитая в уголовное дело: ефрейтор-пехотинец и хорошенькая девушка с модной прической. На обороте надпись: «На память в хорошие дни Вале И. от Курта и Вали Бедуэль. 26/Х-42 г.» Про женщину с фотографии известно только то, что муж отправил ее в Германию к родным, а впоследствии ее вместе с восточными рабочими, бывшими пленными и другими русскими, оказавшимися на немецкой территории, вернули в лоно Советского Союза, «разобрались» и дали 8 лет лагерей. За любовь.
За «этих женщин» взялись сразу после отступления немецких частей. И женщины, пользовавшиеся покровительством немцев, и те, кого считали таковыми, были первыми кандидатами в жертвы «народного гнева». Рассказывают, что их забивали насмерть, прогоняли в обнаженном виде по улицам, сбрасывали в колодцы. Чуть позже, когда пошли аресты пособников оккупантов и лиц, сотрудничавших с фашистами, НКВД собрал богатый урожай среди женщин.
Не было в Уголовном кодексе такой статьи: «за интимные отношения с врагами, за любовь к врагу», поэтому сажали за пособничество, за антисоветскую агитацию, за восхваление чуждого строя, за сотрудничество с оккупационными властями. Вот цитаты из подлинных уголовных дел:
Надежда Ивановна С., 37 лет, жительница Симферополя (ул. Тургеневская, 37), медсестра детской инфекционной больницы, осуждена на 5 лет ИТЛ по статье 58-1 «б» (измена Родине).
Нина Васильевна К., 28 лет, проживающая в Симферополе на ул. Пушкинской, 16, домохозяйка, получила 3 года лагерей за то, что «была направлена немцами в Германию, вернулась в 1942 году в Крым при сомнительных обстоятельствах, стала восхвалять фашистский строй, клеветать на советскую действительность».
Александра Степановна Т., 24 лет, жительница г. Саки, признана виновной в хранении антисоветских листовок и фашистской газеты «Голос Крыма», лишена свободы на срок 1 год 9 месяцев.
Мария Михайловна С., 19 лет, керчанка, признана виновной в измене Родине. Приговорена к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества и поражением в правах на 5 лет.
Выявляли таких женщин благодаря сообщениям патриотически настроенных граждан. Не всегда они руководствовались исключительно праведным гневом. Давайте не будем сбрасывать со счетов обычные человеческие чувства: зависть к тем, кто жил при оккупантах чуть лучше, чем остальные (кстати, не намного!), неприязнь к молодой красивой соседке. Жилищный кризис в Симферополе породил практику доноса соседей на одиноких молодых женщин с целью занятия их жилплощади.
Несколько лет назад в Крым пришло трогательное письмо от Юргена Рихтера. Его отец Рихард, рядовой немецкой армии, жил во время оккупации в Симферополе. Он полюбил дочь своей квартирной хозяйки, в 1943 уже на фронте получил от нее письмо — любимая родила сына. Больше он ничего о девушке не знал почти шестьдесят лет. Слишком скудными были сведения, сообщенные старым солдатом: девушку звали Нора (то ли настоящее, то ли сокращенное имя), жила она в домике под номером 5, неподалеку от нынешнего СИЗО, работала на радио. Скорее всего, и ее постигла судьба тех, кто отбывал сроки в лагерях за «веселую жизнь», за неосторожность, за любовь к врагу.
http://1k.com.ua/21/details/2/2
Tags: ВОВ, Солженицын, политические репрессии, сталинизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments