d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Category:

Политические репрессии против верующих в Вятском крае

С установлением советской власти в Вятском крае, как и по всей стране, начался красный террор, направленный против всякого инакомыслия, и прежде всего — верующих. Первый удар пришелся по Русской православной церкви. С 1918 по 1953 г. в крае репрессировано 8 епископов и архиепископов, 5 протоиереев, 422 приходских священника, 83 монаха и монахини, 37 диаконов, 41 псаломщик, 7 певчих, 13 просвирниц, 23 председателя церковных советов, 82 других причастных к церкви лиц. 150 человек расстреляны за религиозные убеждения, 336 отправлены в места лишения свободы, 158 высланы за пределы края или подверглись ссылке в определенные места страны, в основном в Северный край, на Соловки, в Сибирь, в Казахстан [1; с. 450].

К 1917 г. в Вятской губернии имелось 1126 православных храмов, к началу Великой отечественной войны их осталось 16, исключительно в сельской местности, в областном центре из 39 храмов к концу 30-х гг. все были закрыты.

Репрессии прежде всего обрушились на высшее духовенство Вятской и Яранской епархий, многочисленные аресты, ссылки для большинства архиереев закончились расстрелами. Епископ Глазовский и Воткинский (позднее викарный епископ Вятский и Слободской) Виктор (в миру Виктор Александрович Островидов) скончался весной 1934 г. на Соловках. Архиепископ Евгений (Евгений Александрович Зернов) особой тройкой при УНКВД Карагандинской области приговорен к расстрелу 20.09.1937 г. Епископ Яранский Нектарий (Нестор Константинович Трезвинский) по постановлению особой тройки при УНКВД Западно-Казахстанской (ныне Гурьевской) области приговорен к расстрелу 8.09.1937 г. Епископ Вячеслав (Вячеслав Феофанович Шкурко) особой тройкой при УНКВД Кировской области приговорен к расстрелу 9.12.1937 г. Отец Киприян (Константин Станиславович Комаровский) приговорен к расстрелу особой тройкой при УНКВД Кировской области 9.12.1937 г. Архиепископ Филарет (Филарет Александрович Домрачев) по постановлению особого совещания при НКВД СССР приговорен к расстрелу 14.10.1938 г. Епископ Павел ( Павел Петрович Борисовский) по приговору военной коллегии Верховного суда СССР расстрелян 6.10.1938 г. Епископ Стефан (Николай Иванович Знамеровский) по решению Верховного суда Коми АССР приговорен к расстрелу 9.08.1941 г.

В Вятской губернии вскоре после первой русской революции в Малмыжском и Сарапульском уездах появляются евангельские христиане (евангелисты), в г. Вятке — в 1914 г.

В первое десятилетие советской власти они не испытывали особых притеснений со стороны государства. Однако 8.04.1929 г. вышло постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях», и началась полоса гонений в отношении верующих, особенно руководителей общин и проповедников. С началом коллективизации села евангельские христиане подвергаются преследованиям в основном по 10 пункту 58 статьи УК РСФСР — антисоветская агитация, а по существу евангелисты осуждались за веру в Бога, в военное время добавляются обвинения в пораженческих настроениях и даже в подготовке диверсий, в шпионаже. Дела осужденных не содержат каких-либо весомых фактов для обвинения, верующие вины своей не признают, однако это не мешало соответствующим органам выносить обвинительные приговоры вплоть до высшей меры наказания.

В августе 1937 г. в г. Котельниче арестованы А.Е. Тарасов и А.Е. Тарасова. Им предъявили надуманные обвинения в антиколхозной агитации. Ранее А.Е. Тарасов был осужден условно на три года лишения свободы в мае 1933 г. за подобную деятельность. На сей раз приговор особой тройки при УНКВД Кировской области от 7.09.1937 г. был суров — расстрел. Высшая мера наказания приведена в исполненение 15.09.1937 г. Ходатайство жены Е.Д. Тарасовой не спасло положения. Его сестра А.Е. Тарасова приговорена к десяти годам лишения свободы. Реабилитированы в 1989 г. [2].

В октябре 1937 г. в Даровском районе арестованы двое евангелистов: Я.Е. Зубарев и Ф.И. Карманов. Как следует из материалов дела, обвиняемые якобы угрожали колхозным активистам, участвовавшим в раскулачивании, предрекали скорое падение советской власти и расправу над коммунистами. Оба верующих 28.10.1937 г. были приговорены особой тройкой при УНКВД Кировской области к расстрелу, который был приведен в исполнение 05.11.1937 г. Реабилитированы в 1989 г. [3].

В октябре 1937 г. в г. Нолинске арестован рабочий завода № 180 г. Ижевска баптист И. Г. Семеновых по обвинению в антисоветской агитации, в подготовке диверсий, в шпионаже в пользу Германии (в 1914—1922 гг. находился в германском плену). Военной коллегией СССР 04.02.1938 г. (двойкой) приговорен к расстрелу, высшая мера наказания приведена в исполнение в тот же день. Реабилитирован в 1989 г. [4].

В феврале 1938 г. в г. Кирове арестован И.Д. Никитин, до января 1936 г. являвшийся руководителем местной общины евангелистов, вынужден был сняться с регистрации в качестве служителя культа. И.Д. Никитин обвинялся в антисоветской агитации и особой тройкой при УНКВД Кировской области 15.02 1938 г.приговорен к десяти годам лишения свободы. Его жена, оставшись с четырьмя малолетними детьми, обращалась с ходатайством о смягчении наказания, однако был получен отказ, несмотря на то, что в прошлом он служил в Красной Армии с 1919 г. по 1922 г., был ранен в ногу. И.Д. Никитин при отбывании срока наказания в Севлаге в 1943 г. скончался. Лишь в 1955 г. он реабилитирован по обращению жены Д.П. Никитиной. 20.05.1958 г. Кировский областной суд постановлением Президиума отменил грубое нарушение советского законодательства в отношении И.Д. Никитина. Как следует из постановления, уголовное дело не заводилось, арест произведен без санкции прокурора, обвинение не предъявлено и ст.206 и 207 УПК РСФСР не выполнены [5].

15.10.1938 г. по обвинению в шпионаже в пользу Германии и в антисоветской агитации особой тройкой при УНКВД по Кировской области приговорен к расстрелу евангелист В.О. Мицкевич. Приговор исполнен 20.10.1938 г. Просьба жены о смягчении наказания отклонена. Реабилитирован в 1956 г. [6].

30.06.1941 г. по обвинению в пораженческих настроениях арестованы верующие Г.Я. Кудрявцев и Т.М. Кривошеин из общины евангельских христиан г. Кирова. Г.Я. Кудрявцев, как следует из материалов дела, в частных разговорах положительно отзывался о жизни в Германии, говорил, что последняя должна разбить в войне СССР и тогда Россия станет свободной страной. Обоим верующим вменялись в вину антисоветская агитация, подготовка диверсии и политический бандитизм, участие в заговорах. Остается догадываться, как появлялись на свет подобные обвинения, если, к примеру, учесть, что допрос Т.М. Кривошеина 23.09.1941 г. начался в 20 час. 30 мин., а закончился в 2 час. 50 мин. ночи.

«Коварные» евангелисты готовили ни мало ни много аварию на железной дороге или на худой конец — поджог торфоразработок. Обвиняемые виновными себя не признали, несмотря на это оба приговорены 20.10.1941 г. к высшей мере наказания с конфискацией имущества. 29.10.1941 г. жены им еще передают сухари, сушки, булки, вареное мясо, теплые вещи. У Г.Я. Кудрявцева осталось четверо малолетних детей, у Т.М. Кривошеина — пятеро. 27.12.1941 г. приговор приведен в исполнение, кассационные жалобы осужденных не удовлетворены. Реабилитированы в 1989 г. [7].

В сентябре 1943 г. в Кикнурский район прибыла семья Бачинских, высланная ранее из Ленинграда. Глава семьи, Л.Ц. Бачинский, уроженец Киевской области, в 1921 г. стал членом баптистской общины. В 1923 г. под влиянием проповедей И.Е. Воронаева в данной общине часть верующих отошла к христианам евангельской веры (ХЕВ), в том числе и Л.Ц. Бачинский, А.Д. Бачинская родилась в немецкой колонии в Житомирской области, с 1923 г. состояла в общине ХЕВ, проживая в Киевской области. В 1933 г. семья Бачинских переехала в Ленинград, спасаясь от голода, который умудрилась «организовать» советская власть на благодатной украинской земле. В Ленинграде Л.Ц. Бачинский посещал местную общину пятидесятников. По прибытии в Кикнурский район Л.Ц. Бачинский устроился кузнецом в колхоз «Агитатор» и стал активно общаться с местными евангелистами, община которых существовала здесь с 20-х гг. Вокруг Бачинских сформировалась группа верующих около 15 человек. Л.Ц. Бачинский проповедовал крещение Духом Святым, хотя члены группы в целях конспирации никогда себя не называли пятидесятниками. Молитвенные собрания посещал даже председатель колхоза «Агитатор» Р.А. Огородников с женой и дочерьми, все они уверовали в Бога. В апреле 1945 г. были арестованы Бачинские и П.И. Шестаков, они необоснованно обвинялись в антисоветской и антиколхозной агитации, в участии в антисоветском заговоре. П.И. Шестаков принял евангелизм в германском плену в 1916 г., в 1921 г. вернулся на родину. В июле 1945 г. все они Кировским областным судом приговорены по статье 58 пункт 10 часть 2 и пункт 11 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, к 3 годам последующего поражения в правах с конфискацией имущества каждый. Л.Ц. Бачинский скончался в Мордовии при отбывании срока наказания. Реабилитированы в 1992 г. [8].

С октября 1945 г. на станцию Зуевка прибывают около тысячи репатриированных немцев, ранее проживавших на Украине. Неустроенность быта, режимный контроль за жизнью спецпоселенцев не мешают, однако, людям думать о мире духовном. Вскоре среди них организуется меннонитская община, переселенцы начинают собираться на молитвенные собрания, что становится известно властям. Включается отлаженный за годы политических репрессий механизм гонений инакомыслящих, и, хотя верующие на своих встречах обсуждали сугубо религиозные темы, соответствующим органам не составило большого труда отыскать среди них «американских шпионов», «изменников Родины» и просто социально-вредных элементов (СВЭ — с подобным клеймом, в основном, прибывали в Вятлаг этнические переселенцы). Так, в августе 1948 г. по обвинению в антисоветской агитации был арестован меннонитский проповедник И.И. Ремпель, а в ноябре того же года еще семь активистов религиозной общины в Зуевском районе, все, за исключением одного, — уроженцы Николаевской области. Среди них Е.Я. Левен обвинялась за связь на территории оккупированной Украины с религиозно-миссионерской организацией «Свет на востоке». Ю.П. Варкентин обвинялась в антисоветской агитации. И.И. Ремпелю инкриминировалось также членство в «Меннонитском братском обществе», в которое он вступил в 1941 г., покинув ряды комсомола, несение патрульной службы в родном украинском селе во время войны, дальнейшая служба в немецкой армии, вербовка иностранной разведкой. Д.Д. Тиссен обвинялся за членство в «Меннонитском братском обществе», за службу в немецкой полиции, в подразделении «СС». Проходивший по делу Б.Б. Левен, с 1924 г. состоял в «Меннонитском братском обществе», обвинялся за связь с религиозной организацией «Свет на востоке», за службу в «Фольксштурме». Г.П. Гиберт с 1922 г. являлся членом «Меннонитского братского общества», во время войны служил в немецкой армии. И.А. Петерс, уроженец Запорожской области, обвинялся за службу в немецкой армии. Г.Д. Кэн состоял в «Меннонитском братском обществе», обвинялся в антисоветской агитации.

Приговор всем восьми обвиняемым был предельно суров, избежать высшей меры наказания им позволил Указ Президиума Верховного Совета СССР от 25.05.1947 г. об отмене смертной казни. Все они были осуждены военным трибуналом войск МВД по Кировской области в феврале 1949 г. к двадцати пяти годам лишения свободы каждый с последующим пятилетним поражением в правах. По жалобе Ю.П. Варкентин 24.06.1954 г. срок ей был снижен до десяти, а также — Е.Я. Левен и Г.Д. Кэн. Позднее всем осужденным, кроме И.И. Ремпеля, по Указу Президиума ВС СССР от 14.08.1954 г. срок снижен до десяти лет, а 24.03.1955 г. всем им, кроме Д.Д. Тиссена, срок снижен до шести лет, и они были освобождены из-под стражи. Было признано, что собрания их не являлись антисоветскими, а носили чисто религиозный характер. 31.05.1956 г. в отношении И.И. Ремпеля срок снижен до десяти, и 17.09.1956 г. он освобожден по амнистии, обвинение и судимость сняты [9].

Осужденные меннониты наказание отбывали в различных лагерях, семьи их тоже были разбросаны по всей стране: так, жена и двое детей Г.П. Гиберта скончались в Курган-Тюбинской области, сам он отбывал наказание в г. Тайшете Иркутской области. Несмотря на жестокие лишения и страдания, разъединение семей и близких, их безвременную утрату, меннониты продолжали считать Россию своей родиной. К примеру, в песне религиозного содержания «Родина», которая квалифицирована по делу как «антисоветская», каждое четверостишие заканчивается словами: «И все же она Родиной осталась» (о России. — Н.Я.). То есть даже в лихолетье верующие демонстрируют христианское всепрощение и смирение.

Судьбы других спецпоселенцев-меннонитов не менее трагичны. Так, А.Ф. Блок, уроженка Херсонской области, репатриированная из Германии с четырьмя детьми в ноябре 1945 г. в Мухинский район Кировской области, потеряла всякую надежду отыскать своего мужа, пропавшего в недрах ГУЛАГа. Случайно она встречает у одной из сестер по вере групповую фотографию, на которой, возможно, изображен ее муж. А.Ф. Блок пишет письмо в г. Гремячинск Молотовской области (ныне Пермская), интересуется, действительно ли изображенный на фотографии мужчина, который работал на шахте и входил в религиозную общину местного русского проповедника, является ее супругом. Состоялась ли долгожданная встреча, документы, к сожалению, умалчивают. В 1954 г. А.Ф. Блок уже проживала в г. Кирове [10].

И.Ф. Дюр, уроженец Житомирской области, был репатриирован в октябре 1945 г. в Мухинский район Кировской области. Проживая на спецпоселении, он 26.02.1950 г. отлучился в соседнее село на 3,5 часа для покупки жене сапог. Наказание последовало незамедлительно: штраф 50 рублей [11].

В общей сложности политические репрессии против евангельских христиан в Вятском крае коснулись 109 верующих, среди них 8 человек расстреляны, 8 скончались в лагерях при отбывании срока наказания. А если учесть, что к 1926 г. списочный состав общин и групп евангельских христиан Вятской губернии насчитывал 526 человек [12; Лл. 18, 28] , то доля пострадавших за веру представляется внушительной. Все они реабилитированы как жертвы политических репрессий, уголовные дела прекращены за отсутствием состава преступления.

В декабре 1937 г. адвентист Т.А. Иваненко, уроженец г. Краснодара, проживая в г. Майкопе, был осужден на 10 лет лишения свободы по религиозным мотивам. Наказание он отбывал в пос. Рудничном Вятлага НКВД. В лагере Т.А. Иваненко в субботние дни регулярно отказывался от работы по религиозным соображениям, вешал себе на шею фанерную дощечку или обычный лист бумаги, исписанный воззваниями морально-религиозного характера, и ходил по зоне с проповедью любви к ближнему, чистых семейных отношений и здорового образа жизни. Это лагерному начальству явно не нравилось, но административные меры воздействия не имели никакого результата. Тогда начальник лагпункта пишет рапорт по инстанции, где говорится, что Т.А. Иваненко регулярно отказывается от работы в субботу, подрывает дисциплину в бригаде. Виновник был арестован и 28.12.1939 г. Судебной коллегией по Уголовным делам Кировской области приговорен к расстрелу по статье 58 пункт 10 часть 2 УК РСФСР. Осужденный подает заявление на обжалование с просьбой заменить часть 2 указанной статьи и пункта на часть 1. Следует отметить, что на обжалование давалось 72 часа с момента вручения копии приговора, которую Т.А. Иваненко получил 29.12.1939 г., а 1.01.1940 г. он подал заявление на обжалование. Можно представить, какую новогоднюю ночь пережил приговоренный к высшей мере наказания. А 29.01.1940 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР переквалифицировала деяние верующего на статью 58 пункт 10 часть 1, мера наказания была снижена до 10 лет лишения свободы и 5 лет поражения в правах. Т.А. Иваненко реабилитирован в 1992 г.[13]

Мужеству этого человека остается только позавидовать: находясь в тисках ГУЛАГа, он оставался свободным душой, его непорабощенный дух нес людям истину. «Зло злом не изжить» — написано на одной из фанерных дощечек, приобщенных к делу Т.А. Иваненко в качестве вещественных доказательств, тогда как власть имущие думали совершенно иначе: творя зло, можно даже построить земной рай и осчастливить навек таких «заблудших» людей, как Т.А. Иваненко.

В Кировской области Свидетели Иеговы в советские времена встречались крайне редко. Так, в 1941 г. в г. Уржум прибыл Ф.Г. Левчук, уроженец Брестской области Белоруссии. В 1913 г. он выехал в Америку на заработки в г. Чикаго, где с 1916 г. стал посещать собрания «Международного общества исследователей Библии». В 1918 г. Ф.Г. Левчук принял крещение, а в 1923 г. вернулся на родину. В 1939 г. территория Западной Белоруссии отошла от Польши к СССР, и там были назначены выборы в Верховный Совет СССР. Ф.Г. Левчук от участия в выборах отказался по религиозным соображениям. За отказ от участия в выборах в 1940 г. верующий осужден на 8 лет лишения свободы, но в 1941 г., отбывая наказание в Свердловской области, амнистирован как польский поданный. Ф.Г. Левчук сознательно не получал советский паспорт, считал, что так легче ему будет выехать в Польшу, а затем в Америку. Проживая в г. Уржуме нелегально, он активно общался с местными евангелистами и в октябре 1945 г. осужден на 10 лет лишения свободы и 5 лет последующего поражения в правах с конфискацией имущества по обвинению в антисоветской агитации. Реабилитирован в 1991 г.[14]



1. Книга памяти жертв политических репрессий в 4-х томах. Киров, 2000. Т. 2.

2. Государственный архив социально-политической истории Кировской области. (ГАСПИ КО) Д. СУ-7805.

3. Там же. Д. СУ-8144.

4. Там же. Д. СУ-8534.

5. Там же. Д. СУ-5148.

6. Там же. Д. СУ-4158.

7. Там же. Д. СУ-9172.

8. Там же. Д. СУ-11244.

9. Там же. Д. СУ-4767.

10. Архив УВД Кировской области. Ф. 37. Оп. 1. Д. 3788.

11. Там же. Ф. 37. Оп. 1. Д. 3809.

12. Государственный архив Кировской области. Ф. 897. Оп. 1. Д. 230 оц.

13. Архив УВД Кировской области. Ф. 16. Оп. 1. Д. СО-10675.

14. ГАСПИ КО. Д. СУ-10345.

Ярыгин Николай Николаевич, кандидат исторических наук, доцент кафедры философии ВятГГУ.
http://www.rlinfo.ru/rip/2003/2003%20-%202/07%20-%20yarigin.html
Tags: политические репрессии, сталинизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments