d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

Владимир Набоков "Ялтинский мол"

Имя всемирно известного писателя Владимира Владимировича Набокова не нуждается в дополнительном представлении. В 1917 г. писатель вместе с семьей перебрался в Крым, где жил до 1919 г. Подобно другим современникам, Набоков стал очевидцем разыгравшихся на территории полуострова трагических и страшных событий, и это не могло не найти отражения в его творчестве.
Одним из таких произведений стало стихотворение "Ялтинский мол", посвященное теме расстрелов обывателей красногвардейцами и моряками, производившихся в январе 1918 г. на молу (отсюда и название).
Текст данного стихотворения приведен ниже, с указанием издания и страниц.
Выражаю благодарность Вячеславу Георгиевичу Зарубину, соавтору книги "Без победителей". Напоминаю, второе издание этого фундаментального труда можно приобрести в Симферополе, в магазине "Военная книга", а также заказать через интернет здесь:
http://crimeanbook.com/bez_pobediteley.html

Набоков В.В.


ЯЛТИНСКИЙ МОЛ


В ту ночь приснилось мне, что я на дне морском…
Мне был отраден мрак безмолвный;
Бродил я ощупью, и волны,
И солнце, и земля казались дальним сном.
Я глубиной желал упиться
И в сумраке навек забыться,
Чтоб вечность обмануть. Вдруг побелел песок,
И я заметил, негодуя,
Что понемногу вверх иду я,
И понял я тогда, что берег недалек.
Хотелось мне назад вернуться,
Закрыть глаза и захлебнуться;
На дно покатое хотелось мне упасть
И медленно скользить обратно
В глухую мглу, но непонятно
Меня влекла вперед неведомая власть.
И вот вода светлее стала,
Поголубела, замерцала…
Остановился я: послышался мне гул;
Он поднимался из-за края
Широкой ямы; замирая,
Я к ней приблизился, и голову нагнул,
И вдруг сорвался… Миг ужасный!
Стоял я пред толпой неясной:
Я видел: двигались в мерцающих лучах
Полу-скелеты, полу-люди,
У них просвечивали груди,
И плоть лохмотьями висела на костях,
То мертвецы по виду были
И все ж ходили, говорили,
И все же тайная в них жизнь еще была.
Они о чем-то совещались,
И то кричали, то шептались:
Гром падающих скал, хруст битого стекла…
Я изумлен был несказанно.
Вдруг вышел из толпы туманной
И подошел ко мне один из мертвецов.
Вопрос я задал боязливый,
Он поклонился молчаливо,
И в этот миг затих шум странных голосов...
«Мы судим…» - он сказал сурово.
«Мы судим…» - повторил он снова,
И подхватили все, суставами звеня:
«Мы многих судим, строго судим,
Мы ничего не позабудем!»
«Но где ж преступники?» - спросил я.
На меня взглянул мертвец и усмехнулся,
Потом к собратьям обернулся
И поднял с трепетом костлявый палец ввысь.
И точно сучья в темной чаще,
Грозой взметенные летящей, -
Все руки черныя и четкия взвились,
И, угрожая, задрожали,
И с резким лязгом вновь упали…
Тогда воскликнул он: «Преступники – вон там,
На берегу страны любимой,
По воле их на дно сошли мы
В кровавом зареве, разлитом по волнам.
Но здесь мы судим, строго судим
И ничего не позабудем...
Итак, друзья, итак, что скажете в ответ,
Как мните вы, виновны?»
И стоглагольный, жуткий, ровный,
В ответ пронесся гул: «Им оправданья нет!»

7-VII-18

«Ялтинский голос», (N102) 323,
8 сентября н.с. 1918 г.

Петренко Л.В. В.В. Набоков и М.А. Волошин в Ялте // Крымские пенаты. Альманах литературных музеев. – Симферополь, 1997. – N4. – С.15-17.
Tags: Красный террор, Крымcкий геноцид, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments