d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Редчайшая откровенность

Если взглянуть на советскую историю по этапам, то можно проследить такую закономерность: в первые годы и даже десятилетие новые "хозяева жизни" как-то и не скрывали своего людоедства и просто ублюдочности. Расстрелы? Так нужно - классы корчуем во славу мировой революции. Но со временем эту откровенность стали прятать за словоблудием и новоязом.
А те революционеры, кто продолжал в том же духе резать правду-матку открытым текстом про истребление буржуазии, быстро оказались в разряде "троцкистов". Сам же Лев Давидович, оказавшись в эмиграции, как-то и не думал отказываться от своих убеждений и злодеяний. Вот, месяца 2 назад прочитал для общего развития книжечку Лейбы "Преступления Сталина", где Лев Давидович обвиняет Кобу в предательстве революции, и смычке с Гитлером. Лейба вообще был техничный тролль, если выражаться терминологией интернета. Кстати, интересное наблюдение сделал Троцкий по ходу - в книге той проходит непрозрачно мысль, что Коба занимается плагиатом у Гитлера - как в плане внешней стороны (шествия там, риторика), так и в плане организации.
Но в данном случае процитируем откровенность "льва революции" относительно использования террора:


"После октябрьского переворота я стоял у власти в течение около девяти лет, принимал близкое участие в строительстве советского государства, революционной дипломатии, Красной армии, хозяйственных организаций и
Коммунистического Интернационала. В течение трех лет я непосредственно руководил гражданской войной. В этой суровой работе мне приходилось прибегать к решительным мерам. Я несу за это полную ответственность перед
мировым рабочим классом и историей. Оправдание суровых мер покоилось в их исторической необходимости и прогрессивности, в их соответствии с основными интересами рабочего класса. Всякую меру репрессии, продиктованную условиями гражданской войны, я называл ее настоящим именем и давал о ней открытый
отчет перед трудящимися массами. Мне нечего было скрывать перед народом, как сейчас мне нечего скрывать перед Комиссией.

Когда в известных частях партии, не без закулисного участия Сталина, возникла оппозиция против моих методов руководства гражданской войной, Ленин в июле 1919 г. по собственной инициативе и совершенно неожиданно для меня вручил мне белый лист бумаги, внизу которого было написано: "Товарищи, зная строгий характер распоряжений тов. Троцкого, я настолько убежден, в абсолютной степени убежден, в правильности, целесообразности и необходимости для пользы дела даваемого тов. Троцким распоряжения, что поддерживаю это
распоряжение всецело. В. Ульянов (Ленин)".
Даты на бумаге не было. Дату в случае нужды должен был поставить я сам. Осторожность Ленина во всем, что касалось его отношения к трудящимся, известна. Тем не менее он считал возможным заранее подписаться под всяким моим распоряжением, хотя от этих распоряжений зависела нередко судьба многих людей. Ленин не боялся злоупотребления властью с моей стороны. Прибавлю, что я ни разу не делал употребления из выданного мне Лениным карт-бланша. Но документ остается свидетельством исключительного доверия со стороны
человека, которого я считаю самым высоким образцом революционной морали.

Да уж, куда Льву Давидовичу с его откровенностью до Иосифа свет Кобы, который во время той же коллективизации вначале призывал раздавить кулачество, потом заявил, что его не так поняли и вообще у всех головокружение от успехов. И так во всех открытых речах.
Tags: большевики, цитаты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments