d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Category:

Полпотовщина на практике ч.5

Очередная серия хоррор-муви порция информации о достижениях кампучийских "товарищей" в деле строительства социализма в отдельно взятой азиатской стране.
Предыдущие части:

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая

«Деревни окружают города», — заявил в свое время Мао Цзэдун, подчеркивая, что в революции главная роль принадлежит крестьянству. Его последователи в Кампучии — полпотовцы решили довести эту установку до логического конца: уничтожить города. Прикрываясь фразами о проведении социалистической революции, клика Пол Пота — Иенг Сари помимо городов ликвидировала деньги и рынки, всю городскую культуру и социальные связи в обществе. «Существование городов создает неравенство между жителями», — утверждал в 1975 году Пол Пот.
Едва вступив, например, в город Баттамбанг, представители новой власти объявили о том, что все цены на рынке понижаются в 100 раз. Люди радовались, покупая продукты, которые ранее были им недоступны.
Лишь китайские торговцы молчали: одного из них только что расстреляли за то, что он отказался продаватъ сигареты по цене ниже той, за которую купил их сам.
Так уничтожались рынки и деньги.

На следующий день по городу стали ездить машины с громкоговорителями, сообщавшими, что все офицеры в парадной форме должны собраться в здании местного лицея, чтобы затем выехать для встречи Нородома Сианука. Три часа колонна машин двигалась по направлению к Пномпеню по шоссе № 5, а потом резко свернула в сторону, к железной дороге. В 200 м от дороги офицеры увидели цепь полпотовцев с автоматами наизготовку. Машины остановились, и всем приказали выйти... Из 400 человек после расстрела уцелело лишь четверо — те, кому удалось убежать. Так было покончено с офицерами-лонноловцами и одновременно сторонниками монархии и феодализма.
Подобные мероприятия проводились по всей стране.
Самая трудная операция была связана с выселением городских жителей из Пномпеня — почти 3 млн. человек. С обычным лицемерием Иенг Сари в интервью для печати объяснил, что, во-первых, это необходимо для того, чтобы избавить горожан от голода, так как
правительство не располагает необходимым запасом продовольствия, и, во-вторых, потому, что в Пномпене якобы раскрыт заговор с целью низложить правительство.
На самом деле причины были другие — не только потому, что, по мнению полпотовцев, город — это рассадник капитализма, но и потому также, что здесь, вероятнее всего, могли находиться противники режима: монархисты, сторонники Н. Сианука и т. д. Вместо 3 млн.
в Пномпене осталось всего 20 тыс. человек, в основном солдаты, офицеры, административный аппарат.
Исход представлял собой страшную картину, которая наверняка надолго останется в памяти очевидцев.

К вечеру, отмечает один свидетель, сладковатый трупный запах распространился вокруг колонны покидавших город жителей метров на 100. Много раз просили у охраны разрешения похоронить мертвых. Охрана не разрешала.
На марше колонну встретила группа, как называют их свидетели, «красных кхмеров». Увидев, что у одного из жителей Пномпеня, молодого человека, длинные волосы, они немедленно подошли к нему и их отрезали.
«Так будет полезнее для твоего здоровья», — заявили они. Нередко за это и убивали, рассматривая это как признак чуждой, прогнившей культуры.

После 17 апреля 1975 г. около 3,5 млн. жителей Пномпеня и других городов были вынуждены отправиться в деревню и заняться сельским хозяйством.
На дорогах стояли заставы, целью которых было «классифицировать» население: военные (бывшие) заносились в отдельный список и постепенно исчезали без следа; чиновников и интеллигенцию, жителей городов направляли в специальные поселения — так называемые
«новые» деревни.
«Всеобщий хаос, — рассказывают очевидцы, — еще более усилился, когда власти приступили к выселению жителей деревень. Крестьян отрывали от родной земли и гнали в так называемые «народные коммуны».

Около 3,5 млн. городских жителей и свыше полумиллиона крестьян были «пересортированы» и рассеяны по всей стране. Опустели дороги, ведущие в Пномпень. Только гниющие трупы да перевернутые тележки и машины напоминали о величайшей трагедии Кампучии.
Наиболее «удачливые» попадали в деревни, где жило «основное» население, то есть население деревень, которые были базой повстанческого движения до свержения режима Лон Нола. Жители старых районов, как правило, не перемещались и не подпадали под действие
режима исправительных поселений, применявшегося по отношению к «социально чуждому» населению.
Вся страна покрылась по китайскому образцу сетью «коммун», а народ был организован в «трудовую армию». Вся эта введенная полпотовцами китайская модель фактически представляла собой новую форму концентрационных лагерей. Всех жителей страны по степени лояльности режиму разделили на категории. Вместе с частной собственностью была ликвидирована и личная.
(...)
В стране, таким образом, были созданы три категории населения: «основное», о котором говорилось выше, вторая категория включала жителей недавно освобожденных городов и деревень и третья — семьи бывших солдат и офицеров лонноловской армии, чиновников, буддийских монахов, учащихся, начиная со школ второй ступени, студентов, интеллигенцию.
В создаваемых по всей Кампучии «народных коммунах» населению этих категорий строго запрещалось общение между собой, чтобы пройти из «коммуны» в «коммуну» требовалось специальное разрешение, которое получить было практически невозможно. Страна была превращена в гигантскую тюрьму.
Основная масса жителей городов и «новых», то есть недавно освобожденных, районов была направлена на расчистку леса. Людям по прибытии на место давалось несколько дней на то, чтобы построить себе кое-какое жилище, а затем начиналась напряженная работа под неусыпным надзором вооруженных охранников.
Все были разделены на группы в 10—15 семей во главе с начальником. Каждая семья получала для работы по 3 га: здесь следовало расчистить лес и посадить кукурузу, маниоку и т. д.
Работа была тяжелой, к тому же она выполнялась людьми, не обладающими необходимыми навыками, без соответствующих инструментов и тягловой силы. Работали обычно с 6 час. утра (подъем в 5); около 11 возвращались и через 4—5 час. возобновляли работу. После этого работа продолжалась до 20—23 час. Один из членов такой бригады рассказывает (это происходило в районе Баттамбанга): «У нас не было буйволов, чтобы тянуть плуг, поэтому упряжку приходилось тянуть самим по восемь человек. Многие из моих товарищей, изнуренные работой, начинали кашлять кровью и умирали».
Как правило, на одного работающего полагалась одна чашка риса (180 г) па два дня. Но иногда нормы оказывались и намного меньше — 2 чашки риса в неделю. В провинции Компонгчам в период между июлем и августом 1975 года нормы были следующими: работающий мужчина получал 16 кг падди в месяц, подросток от пятнадцати лет — 12 кг, старики, не способные работать, — 8 кг
Средняя дневная норма риса но стране равнялась 200 г на человека. Для сравнения отметим, что ранее, до 1975 года, в районе к югу от Пномпеня среднее потребление продуктов на человека в день составляло 400 г риса, 70 г рыбы, 16 г мяса — свинины или птицы.
Нехватку риса обычно компенсировали смесью маиса, иньямы, маниоки — месиво, обычный в Камбодже корм свиней. Переселенцев, употреблявших эту пищу, охранники так и называли: «свиньи».

Жаловаться на плохое питание было нельзя. Недовольных убивали.
В то же время охранники ни в чем не испытывали недостатка. У них было все: рис, рыба, мясо. Подобное вопиющее .неравенство они оправдывали следующим образом. «Вы военнопленные. Мы страдали от голода целых пять лет. Теперь ваша очередь».
Плохое питание населения, полное отсутствие медицинской помощи (врачи были уничтожены, больницы разрушены) привели (не говоря о массовых казнях и терроре) к громадным человеческим жертвам. Если число погибших во время военных действий за пять лет
исчисляется примерно в 800 тыс. человек, то с апреля 1975 по декабрь 1976 года в Кампучии погибло 1,2 млн. человек, в том числе старики, женщины и дети. В июле 1976 года Пол Пот заявил, что «свыше 80% трудящихся больны малярией и потеряли трудоспособность».

В «коммунах», организованных в соответствии с маоистскими «идеями», наказания следовали буквально за все — за плохую работу, за смех, за слезы. Последние считались выражением «низкого морального духа». К легким наказаниям относились, например, удары бамбуковой палкой (их количество определялось людьми из Ангка и доходило порой до 150).
За более тяжелые проступки наказание полагалось одно — смерть.


Личная жизнь в «новых» поселениях жестко регламентировалась. Вот как описывает свадьбу один из свидетелей. В помещении по указанию руководителя из Ангка собрали около 40 молодых людей обоего пола.
Всем приказали сесть на пол. Вошел представитель Ангка и объявил, что всем присутствующим пришла пора жениться и выходить замуж. А потому те юноши
и девушки, которые сидят ближе друг к другу, объявляются мужем и женой. Одна из девушек сказала, что уже замужем. По знаку начальника двое охранников выволокли ее на улицу. Минуты через две крики прекратились— все было кончено.

(...)
Пропекинский режим, установленный в Кампучии полпотовцами, не только нарушал самые элементарные права человека — в области отношений между людьми, их передвижения, труда и т. д., — но он посягал также на свободу вероисповедания. Не случайно в Конституции страны говорилось: «Категорически запрещаются реакционные религии, наносящие вред Демократической Кампучии и кампучийскому народу». Религия как таковая, по мнению полпотовцев, была вредна, поскольку она отвлекала людей от выполнения их «революционного долга» и обязанностей по строительству нового общества.
Для подавляющей массы кхмерского крестьянства религия — это еще и культура, поскольку другой культуры, кроме как получаемой через церковь, земледелец не знал. Перестраивая социальные отношения в обществе, полпотовцы стремились также трансформировать и его
традиционную культуру.
В стране был объявлен поход против интеллигенции.
«Интеллигенты ни к чему не пригодны», «дипломы не могут прокормить», «сейчас вместо пера в руках должна быть мотыга» и т. д., утверждало пномпеньское радио.

В одной из передач говорилось о том, что школьники и студенты вместо того, чтобы учиться, «должны своими руками принимать участие в строительстве страны».
В Кампучии были уничтожены все высшие и средние учебные заведения. «Стирая грань» между городом и деревней, умственным и физическим трудом, клика Пол Пота Иенг Сари в соответствии с маоистскими рецептами пошла но пути полного уничтожения интел-
лигенции. Национальную библиотеку в Пномпене превратили в склад.
Большая часть интеллигенции была казнена, остальных направили на полевые работы, где они были обречены па смерть из-за невыносимых условий. Ит Кимсепг, врач из Пномпеня, рассказывает, что в лагере, куда его поместили, представителей интеллигенции убивали, заявляя, что в обществе «нового типа» интеллигенция вообще не нужна. Около 50 врачей, которые работали вместе с Ит Кимсенгом в Пномпене, были уничтожены. Вообще же во всей Кампучии после правления Пол Пота — Иенг Сари остались в живых всего 69 врачей.
А вот как полпотовцы занимались воспитанием подрастающего поколения. Из детей 6—12 лет составлялись специальные группы, которые собирались каждый день, (полдня на учебу, полдня на работу). В стране сохранилась лишь начальная школа. Дети возвращались домой лишь раз в неделю или того реже. В школах они не обременялись изучением грамоты: она лишняя для того, кто обрабатывает землю. Зато уж на исполнение революционных песен и танцев в китайской манере времени не жалели. Дети «предателей» подлежали уничтожению, «потому что могут стать опасными позднее».

Источник:
Дементьев Ю. П. Кампучия: крах маоистского эксперимента.— М.: Междунар. отношения, 1979 - с.25-36
Источник фото 1-3:
http://sandinist.livejournal.com/127043.html

Tags: Камбоджа, красные кхмеры, полпотовщина
Subscribe

  • Террор по эту сторону фронта

    Продолжаю писать и публиковать мои статьи об изнанке ВОВ в Крыму. На этот раз - о начальном периоде войны. О том, как все было героически - есть…

  • Крым 1917-1920. Революция и Гражданская война

    Знаковое переиздание. Работа советского автора 20-х гг. прошлого века - наконец-то выпущена в новом переплете и редакции. Вниманию читателей…

  • Заморозки среди оттепели

    Текст и видео моей очередной лекции в "Родном слове" (Симферополь). Состоялась 8.02.2020. О гонениях на Церковь в Крыму в эпоху Хрущева. Текстовая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments