d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

Записки сталинского зэка. ч.4. Магадан, враги народа

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Стрелков-договорников вместе с гробом увезли. Нас же, обречённых, взяли «в штыки», и всех, кто мог идти, повели пешком, а кто не мог - повезли на машинах. Я шёл пешком. И что удивительно - земля под ногами качалась, словно палуба корабля в шторм. Некоторые наши от этого даже падали. Ну не знаю, как другие, а я ощущал под ногами именно не землю, а качающуюся палубу. Такое у меня длилось три дня, и у других - тоже.

Глава  10.  МАГАДАН, ВРАГИ НАРОДА.  

Вечером мы пришвартовались в порту.  24  Было  ещё светло.  Нас встречали  духовой оркестр  и  много  людей  в военном  и штатском.  Спустя немного времени из центрального люка  начали выходить  красноармейцы – в шинелях, но без оружия.  Это  были  договорники.  завербованные  на Колыму  для  охраны заключённых, 800  человек.  Их-то и встречал  духовой оркестр.  Контрактников  посадили  в машины и  увезли с шиком.  

 Шедшие последними  вынесли гроб – это одного  договорника закачало насмерть.  «Вытянулся» он  уж  перед самым причалом. (Гробы, видимо,  есть в запасе на  каждом корабле, а  для  кого – не знаю).

Потом начали выводить нас.  Ещё  когда подплывали  к  бухте, то  с обоих  сторон  появились небольшие горы,  -  какие-то не радующие… Может – оттого, что не по своей охоте  ехали мы  сюда… Да и  на вид  они были  не очень живописные,  без  какой-либо заметной растительности.  

Бухта Находка 25 длиной примерно  7-8 километров,  шириной  где  два, где  четыре километра.  Но это  приблизительно.  

Стрелков-договорников  вместе с  гробом увезли.  Нас же, обречённых, взяли «в штыки»,  и всех,  кто мог идти, повели  пешком,  а кто не  мог -  повезли на машинах.  Я шёл пешком.  И  что удивительно -  земля под ногами  качалась, словно  палуба корабля в шторм.  Некоторые  наши от этого даже  падали. Ну не знаю, как другие,  а я ощущал под ногами  именно не землю, а качающуюся палубу. Такое у меня  длилось три дня,  и у других -  тоже.

 Не помню, сколько времени мы  шли  к лагерю,  от причала и до города  Магадана 26    было  8 километров.  Короче,  прибыли в лагерь  ночью,  и  разместились, кто  где нашел место.  

Утром  разделились по 10  человек – на чаёк  и еду.

Я  осмотрел лагерь.  Он  был большой.  В бараках  -  2- и  3-ярусные нары, в  четыре ряда.  Сами  бараки  -  длиной метров в 80-100.  Народу  полно, но . свободно.  

Давали хлеба  700 грамм, и в больших  тазах  -  кашу с  тюленьим  салом, как и на корабле. - на 10 человек.

Увидел знакомых – Ронштока, Гарбуза, других.  

 Разместился на 3-м ярусе  нар.  Со мною рядом лежал  заведующий  валютным отделом  СССР  Нейфельд  или  Нефельд.  Мне он  говорил, что его подпись до ареста была на наших деньгах.  Но  в связи  с тем, что многих арестовали из валютного отдела, наши органы власти выпустили  новые образцы  денег, на которых уже не было  подписей  исчезнувших  людей.  27

Рядом с ним находился  профессор из  Луврского музея, Париж,  ему было  где-то за  пятьдесят. .28 Нейфельду  примерно  столько же.  

 Напротив  моих  нар  разместилось  6 человек  из  киевской капеллы бандуристов и певцов. Капелла  была  заслуженной,  пользовалась мировой славой.  Но всю  её Сталин ликвидировал  как злостных националистов. 29  

Дня через два мы  уж все перезнакомились.  

Я  спросил Нейфельда, за что  его посадили.  Он  прямо ответил: за то, что начал рассказывать честным партийцам,  военным и профсоюзным работникам,  о том, что забирают  из  золотого  фонда  СССР  золото  и другие драгоценности  без оглашения  каким-либо органам.  «Я знал. что всё это золото и драгоценности пошли на разные  рискованные операции  за  рубежом. За то, что имел смелость  высказываться по этому  поводу  (а  я  был  обязан  это сделать), мне и дали  10  лет  за  «измену  и экономическое вредительство».  Но главное  даже не это, а то, что НКВД и Сталину надо ликвидировать тех,  кто  знает  подноготную о Сталине и его  приверженцах, и мешает ему  в этих  зверских планах по отношению к народу и бойцам революции. А я таким и был. Ну ничего, будет когда-нибудь  и ему  самому  то, что  он с нами  сейчас  делает!»  
(Вообще Нейфельд был разговорчив).

 Я хорошо  знал историю. – и  нашу, и западных  стран. Хорошо изучил художников, скульпторов,  архитекторов,  знал историю произведений многих  всемирно известных художников,  наших и иностранных.

Как-то после прогулки  по лагерю вернулся  в барак,  лёг  на нары.  Тогда я ещё не знал своих соседей, что  за люди. Но по разговорам понимал, что люди  культурные,  -  кое-когда в русскую  речь вставлялось много французких слов, иногда  даже  говорили только по-французки. И вот вижу, что  профессор на бумаге рисует Нейфельда,  и так  нарисовал – ну словно на фотографии!  

Я  обрадовался, говорю: «Изумительно!  Вы, наверно. Профессор художеств?» И добавил: «Куда там нашему академику Бродскому до  вас…» 30

 Профессор улыбнулся  и говорит: «А кого ещё, молодой человек,  вы знаете  из  художников?» Я сказал, что сам не художник, и нигде  не  учился  художеству,  но вот брат мой  - художник-самоучка, выставлялся на выставках  художественной  самодеятельности, и Бродский  его хвалил.  Брат на выставке первое место занял, за что его хотели даже послать учиться  в художественный институт в Харькове, да батька не пустил.  Через брата я  знал  нашего  художника Погребняка, 31 и ещё кое-кого.  На это профессор ответил, что лично  с Погребняком  не знаком. но его картины видел, и очень ценит.  

 Потом  я часто беседовал  с профессором о художниках  всех эпох, и он мне много о них  рассказывал.  А когда спросил я, за что его посадили.  он рассказал  так: «Я – подданный  Франции,  приглашен  в  СССР для  оформления  г.Ленинграда  к 20-летию Октябрьской революции.  Приехал  с женой-француженкой.  Сам я русский,  но  ещё в 1909 году  уехал  во  Францию.  Там  жил с родителями, уже  как подданный Франции.  Там у  меня осталась  дочь…  А мы с женой  приехали  по договорённости.  Сделав свои дела,  приехал  в Москву, к  товарищу,  которого я на твоих глазах  рисовал… У него  оформлял документы,  по которым мне  за мою работу в Ленинграде должны были заплатить определённую  сумму  в валюте.  Сдела  это,  и  ещё  немного  задержался в Москве, посмотреть  столичные музеи и дворцы, сделать зарисовки…  Здесь меня с женой и арестовали, обвинив  в шпионаже.  Сколько протестов мы ни писали -  всё без толка. И вот результат: меня с женой  осудили  за шпионаж, и дали по  5 лет.  Теперь  снова пишу жалобу в ваши органы,  чтобы меня  с женой  хотя бы  поместили  в одном лагере,  но и этого  от  ваших негодяев  не добился.  Счастье ещё, что  дочь не привёз, а то и  её посадили бы.  Ей ведь уже  18-ть. А здесь. видел,  есть даже и дети  15-16 лет.  И по  5-8 лет  срока имеют. Это  какой-то кошма  у нас в стране  творится! Если  только  смогу вырваться  из этого логова  с  женою,  я им это  всё им  припомню  во  Франции…»  

Вот  какого мнения были люди о нашем житье-бытье.  

Часто пели нам шесть  человек из  украинской капеллы.  Какие у них были замечательные  голоса!  Какие изумительные песни!  Люди вокруг плакали  от этих голосов, и от этих песен.  Среди этих  шести был  один, бас -  ростом 164 см, в плечах широк,  и какой у него  голос!..  Я  любил  беспредельно  бас  Шаляпина, и думал, что лучше  и быть  не может, но  когда я услышал  этот бас  из украинской капеллы, то он показался мне лучше  – до того  бархатистый, и одновременно  мощный голос!  Он исполнял песни из  репертуара  Шаляпина,  и многие  кругом говорили,  что наш бас намного лучше шаляпинского.  Может, от того  нам это казалось, что были мы  унижены и замучены… Но бас  был действительно замечательный! Одна только была у этого басиста беда: ростом был мал. И получалось  как-то неестественно:  рост небольшой, а  голос – сто человек перекроет. 32

Примечания.  

24)  Порт располагался  в  бухте  Нагаево, Охотское море. .Из  Интернета:
«Узкая, вытянутая бухта Нагаева глубоко вдается в сушу. прячась за гористым полуостровом от штормов Охотского моря. Мореходы давно оценили эту прекрасную стоянку для судов. Гидрограф-геодезист Б. В. Давыдов отмечал, что эта бухта «по справедливости может быть названа лучшей якорной стоянкой во всем Охотском море».

В 1929 г. на берегу бухты появились сборные домики Восточно-Эвенской (Нагаевской) культбазы, которая впоследствии переросла в город Магадан.

Лишь в 1933 г. началось строительство морского торгового порта. В то время «Дальстрой» обслуживало четыре парохода. К началу навигации следующего года был закончен первый 50-метровый деревянный ряженый причал. Строилось все вручную.»

25)  Бухта Находка  находится  в  Японском море, Приморский  край. Автор спутал  её с бухтой Нагаево. Охотское  море.  

26)  В  описываемый  период Магадан  был лишь посёлком. Статус города он получил  лишь  летом 1939 года.

27)  Видимо, имеется в виду валютный  отдел  Госбанка  СССР.  В литературе я нашел лишь  одно  упоминание  о человеке  с подходящей фамилией и биографией:  во второй  половине  30-х  годов  «руководители секторов и отделов в наркомате финансов: финансированием промышленности ведал Л.Б.Нейфельд…»  Он же вполне  мог  перейти  на  работу  в  Госбанк  СССР.  По поводу  выпускаемых тогда денег -  цитата  из Интернета:  «В 30-х годах Советское правительство осуществило ряд эмиссий денежных билетов новых образцов. Это было вызвано целым рядом факторов. Во-первых в стране произошёл целый ряд территориально-политических преобразований - на территории Средней Азии были созданы три союзные республики, аналогичные изменения произошли и с Закавказской Федерацией, а Киргизская и Казахская автономные республики были преобразованы в союзные. Эти события нашли отражение в Государственном гербе СССР - он стал иметь 11 витков ленты (по числу союзных республик). Кроме того, многочисленные репрессии, прокатившиеся по стране не пощадили и многих финансовых деятелей страны, подписи которых присутствовали на денежных знаках. Естественно, что такие купюры старались скорее заменить на новые.

В этот период были выпущены в обращение билеты Госбанка СССР образца 1937 года достоинством 1, 3, 5 и 10 червонцев, а также Государственные казначейские билеты образца 1938 года номиналом 1, 3 и 5 рублей. На билетах Госбанка впервые появился портрет В.И.Ленина и одновременно с этим исчезли и более никогда не появлялись факсимильные подписи членов Правления Госбанка СССР, работников наркомата финансов, кассиров и др., а также надпись о размене билетов на золото.»  

28)  Личность установить не удалось.  

29) Непонятно, о  ком идёт речь.  Если  говорить о капелле  бандуристов, то скорее  всего имеется  в виду  Объединённая капелла бандуристов. Цитата  из Интернета: «В марте 1935 г. на основе участников бывшей Киевской и Полтавской капелл был создан объединенный коллектив, просуществовавший аж до 1942 г.
Под руководством М. Михайлова капелла записала немало пластинок в 1937 г., ставших образцовыми. После М. Михайлова художественное руководство часто менялось. Некоторые руководители работали с коллективом только по две недели, до ареста. Коллектив был расформирован, а участники были мобилизованы.»
Если имеются в виду певцы, то удалось найти  в литературе за  30-е годы упоминание о  некой  Киевской  хоровой  капелле, но  о  её судьбе – ни слова.  
 
30)  Исаа́к Изра́илевич Бро́дский (18831939) — российский и советский живописец и график, педагог, заслуженный деятель искусств РСФСР (1932), один из главных «официальных», придворных живописцев Кремля в раннюю советскую эпоху, автор обширной изобразительной ленинианы.

31)  Имеется  в  виду Николай Степанович Погребняк (1885-1965) -  известный  днепропетровский  художник.

32)  Личность выяснить не удалось.  



Tags: ГУЛАГ, сталинизм, судьбы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments