d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

Полпотовщина на практике ч.2

Часть первая.

Очередная подборка цитат и свидетельств о преступлениях режима Пол Пота.
"Ним Сот Роннчит, 16 лет, рассказал, что после прихода к власти режима Пол Пота его вместе с другими жителями Сиемреапа направили на принудительные работы. Однажды его семью привели в одно место, где уже находилось 12 человек, среди них один мужчина, один старик, а остальные женщины и дети. «Я увидел много трупов, среди них тело моего отца. Солдаты направили на нас ружья и сказали: „Вы будете убиты". После этого приказали сесть на землю, а затем солдаты начали избивать нас палками и мотыгами. Они забили пятерых или шестерых, прежде чем добрались до меня. Они били меня по шее и по спине. Я потерял сознание, и они, видимо, решили, что я умер".

«В начале 1978 года, — рассказывает кампучийский беженец Сан Канди, — тридцать семей были расстреляны за деревней. Я видел ров 15 на 2 метра, где их трупы мокли вперемешку с травой, применяющейся как удобрение, и коровьим навозом. Этой смесью потом поливали поля».


Из рассказа тринадцатилетнего полпотовца:
— Да, я убил триста человек. Сам считал. Грамотный. В школе учился...
— А как же ты, такой маленький, стал солдатом?
— В село пришли солдаты. Они пошли по домам, выгоняли и избивали людей, отправляли их в коммуны. Меня заметил один командир. Спросил, есть ли у меня оружие, хочу ли я стрелять. А потом взял меня в солдаты, хотя родители мои были против. Вечером у этого офицера была пьянка. На нее они позвали и меня, дали водку и какое-то мясо. Пей и ешь, приказали. Потом сказали, что это мясо — печень наших врагов, что его надо есть много. После этого он приказал вывести десять человек, дал мне автомат и приказал их расстрелять. Я убил их всех. Так все началось. Он возил меня с собой по селам. Сам отсчитывал жертвы. Среди них я выбирал поупитанней, вырезал у них печень, жарил на костре и ел. А печень — она дает много ненависти против наших врагов.
— А как ты теперь спишь? Тебе не снятся какие-нибудь кошмары?
— Нет, ничего не снится. Я хорошо сплю. Днем иногда думаю, что и со мной могут поступить так же, как я делал. Но новая власть добрая...

«Почему вы убиваете детей?» — спросили у взятого в плен на вьетнамской территории командира отделения 323-й роты 232-го батальона 290-й кампучийской дивизии двадцатисемилетнего Оа Транга. «Нам велят уничтожать и детей. Говорят, что, когда они вырастут, они тоже станут врагами... Я делал вот что. Пробивал живот деревянным колом. Потом сбрасывал сапоги и босыми ногами вставал на тело. Медленно-медленно переступал по нему. Когда пленный умирал, я шел к другому...»


10 мая 1978 года радио Пномпеня передавало: «Мы продолжали громить вьетнамские силы вплоть до конца января. В феврале мы перешли в наступление, мощь которого наращивалась. Удары наносятся целыми дивизиями. После разгрома врага мы немедленно выдвинули наши соединения на его территорию... Таким образом, мы достигли цели: 30 убитых вьетнамцев за одного вышедшего из строя кампучийца. Если мы принесем в жертву 2 миллиона кампучийцев ради уничтожения 50 миллионов вьетнамцев, нас еще останется 6 миллионов, чтобы строить социализм».

...Пол Пот: «Для строительства нового, беспримерного общества нам нужен один миллион кампучийцев из восьми».

Цит. по: Адамович А. Каратели - СПб: Издательская Группа "Азбука-классика", 2010. - с.313-315

"— А как вы ведете себя по отношению к детям?
— К детям предателей? К ним я не испытываю никакой жалости. Только женщины оказывают некоторое влияние на мое поведение. С детьми работать гораздо легче. У нас есть товарищи, которые разбивают им голову о ствол дерева. Я предпочитаю пользоваться дубинкой из черного дерева. Это очень хорошее орудие. Вот, держите. Она почти такая же тяжелая и такая же прочная сталь.
— Почему вы должны убивать также и детей, не несущих никакой вины за кровь, которую проливают взрослые? — спрашивает Ванни со слезами на глазах. Потому что они могут стать опасными позднее, причем еще более опасными, чем их родители. Вы хорошо знаете, что у нас злопамятство — чувство наследственное и что оно пропадает лишь со смертью. Если вы хотите избавиться от клопов, вы не довольствуетесь тем, что уничтожаете только взрослых клопов.
Но успокойтесь, мы убиваем не всех детей. Только когда речь идет о высокопоставленных деятелях, о политических деятелях, о генералах и высших офицерах, тогда приходится уничтожать целые семьи до третьего поколения..."

"Директива бюро Восточной зоны от 5 сентября 1977 года, принятая во исполнение решения ЦК полпотовской партии, гласит: «Надо удвоить революционную бдительность в отношении тех, кто служил в старом аппарате власти: техников, учителей, врачей, инженеров. Наша партия решает не использовать их». Это был фактический приговор к смерти. Такой же смысл имела директива не использовать квалифицированных рабочих в промышленности {стр. 19,24). Некоторые результаты «культурной политики»:
 — из 725 преподавателей высших школ остались единицы;
 — из 2300 преподавателей лицеев — 207;
 — из 21 З11 школьных учителей — 2717;
 — из 487 врачей — 54;
 — из 196 фармацевтов — 15;
 — из 1241 артиста — 121;
 убито более двух тысяч спортсменов, участвовавших в международных соревнованиях, и более 300 тренеров и учителей физкультуры "


"— Меня вместе с сотнями тысяч жителей Пномпеня выгнали из города. Мы шли по дороге пешком, под паля­щим солнцем, неся детей, домашнюю утварь, одежду — все, что успели захватить с собой второпях. Шли изможденные, голодные, оборванные, под злобные крики и насмешки солдат в черных рубашках. Они не давали нам отдохнуть. Чем дальше, тем больше трупов встречалось по обочинам дороги. Плакали дети. У тех из нас, кто еще мог идти, состояние было полуобморочное. Через пять дней мы дошли до моста Моривонг. Здесь, возле одного дерева, я увидел беременную женщину. Она лежала па куске белой тряпки и корчилась в схватках. "На помощь! Спасите!» — кричала она. У моста, нагло ухмыляясь, стоял солдат. Моя жена побежала к женщине и заменила ей акушерку. Лишь только ребенок появился на свет, солдат на­правился к дереву, отогнал прикладом мою жену, поднял пинком женщину и выпустил очередь из автомата поверх ее головы. «Пошла! Пошла!» — заорал он. Бедная женщина, прижав ребенка к груди, покачиваясь, пошла на нами... Я вдруг услышал детский плач, доносящийся из здания неподалеку. Это был дом сирот. Его двери были наглухо затворены и заперты снаружи. Видно, служащие сбежали, Десятки ручонок, высовывающихся из-за железных прутьев на окнах, просили о помощи. «Мамочка! Спаси меня! Мамочка! Спаси меня!» — слышалось оттуда. Я заглянул в окно и увидел страшное зрелище. Самые крошечные дети лежали неподвижно в люльках. Многие были еще живы, кричали и корчились, но чувствовалось, что они обречены. Некоторые дети, чуть постарше, ползали в поисках пищи и воды, а другие лежали неподвижно со вздутыми животами... И никто не подумал о спасении несчастных."

"Среди этих осужденных на смерть с десяток детей в возрасте от 7 до 14 лет. Два «красных кхмера» с дубинками ожидают сигнала начальника, чтобы нанести первый удар. Подойдя к ним, он приказывает: «Бейте». И «красные кхмеры» начинают спокойно и бесстрастно наносить удары. Каждый осужденный получает сильный удар дубинкой по затылку. Его наносит одни из двух «красных кхмеров». Затем второй «красный кхмер» наносит еще один удар и сразу же сталкивает ногой казненного в ров. Удары становятся все более быстрыми и все более сильными, по мере того как плач и вопли становятся все громче и разносятся по лесу. Молодые исполнители «благородных дел» нервничают, и это отражается на их лицах, искаженных гримасами.
По мере того как удары дубинок обрушиваются на головы осужденных, лицо камафибала начинает дергаться от тика, сморщивается в страшные гримасы. Не притрагиваясь к дубинке, он, по-видимому, всецело участвует в этих казнях"

http://www.ateismy.net/content/spravochnik/statistika/redkhmers.php
Tags: Камбоджа, красные кхмеры, полпотовщина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments