d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Живой бруствер

Продолжу размещать выборочные фрагменты из мемуаров В.Вахромеева. Предыдущая запись, где повествуется о том, как подразделение, в котором служил автор воспоминаний, отправляли на фронт с одной винтовкой на десятерых и пустыми бутылками для зажигательной смеси, кое у кого из читателей вызвала недоверие. В самом деле, разве подобное мыслимо, чтобы «непобедимая и легендарная рабоче-крестьянская Красная Армия» встречала «немецко-фашистские орды», не имея на руках достаточного количества оружия?.. Фальсификация! Выдумки либерастов!
А между тем, нехватка всего и вся на первом этапе войны открыто признавалась советской пропагандой 60-80-х гг., и демонстрировалась как свидетельство потрясающей неготовности Советского Союза к войне.
В то же время, официозные источники всячески старались смягчить весь трагизм ситуации, ограничиваясь общими фразами, и упирая на то, что, несмотря на нехватку патронов и вооружения, доблестные советские войска громили «фашистов» (правильно: национал-социалистов) уже на начальном этапе, одерживая блистательные победы.
В итоге за десятилетия была выработана очень стройная, давящая на эмоции, пропагандистская схема, которая во многом жива и по сей день. Любые свидетельства и факты, которые в эту схему не вписываются, нередко встречают резкое неприятие. Сюда можно отнести не только упоминания о советском терроре в годы войны во всех его проявлениях, но и такие примеры жестокого самодурства, как в приведенном ниже фрагменте:

__
Воспользовавшись временным затишьем, наш командир решил оставить позиции и отступить. Мы больше не могли оборонять этот рубеж. Многих бойцов заживо погребли в окопчиках танки, бороться с ними нам было нечем. Мы короткими перебежками, залегая и поглядывая в сторону немцев, стали отступать. Из-за холма появились фигурки в серых мундирах. С их стороны слышались частые автоматные очереди, видно, они патронов не жалели.
Мы лежали посреди ровной степи, не было никакого укрытия. Каждый из красноармейцев стремился вжаться в твердую землю, ища малейшую ложбинку, ямку. Пули свистели совсем рядом с нашими головами, срезая степной ковыль, и с противным визгом рикошетом летели вдаль.
Я лежал невдалеке от нашего молодого лейтенанта. У него в руках была трехлинейка. Время от времени он передергивал затвор и стрелял в сторону немцев. Видно,
стрелять из тяжелой винтовки ему было неудобно без упора. Он озирался по сторонам в поисках подходящего предмета, но кругом была только ровная степь.
«Вахромеев, ко мне!» — вдруг услышал я голос лейтенанта. Я выбрался из ложбины, в которой лежал, и подполз к лейтенанту. «Ложись передо мной!» — скомандовал он. Я не понял и удивленно посмотрел на командира. Он выругался и опять приказал мне лечь перед ним. «Товарищ лейтенант, но здесь открытое место и меня подстрелят!» — возразил я. «Я приказываю, понял! — заорал он. — Невыполнение приказа — расстрел на месте!» Остальные бойцы следили за этой сценой, они даже перестали отстреливаться, сочувствуя мне. Что делать, приказ есть приказ!
Вот я распластался перед нашим командиром, а он спокойно положил на меня свою винтовку и не спеша прицеливается в наступающих немцев. Те же, наверное заметив, откуда в них стреляют, перенесли огонь в нашу сторону.
Все ближе и ближе ко мне пыльные фонтанчики, пули рикошетят над самой головой. Я могу только ру¬ками прикрыть голову и как можно плотнее вжаться в землю. Сейчас я живой бруствер для одного и хорошая мишень для других...
Внезапно выстрелы у меня над ухом прекратились, и винтовка, лежавшая на моей спине, скользнула в сторону. Некоторое время я продолжал лежать неподвижно, прикрывая голову. Потом взглянул в сторону лейтенанта.
Он лежал на боку, лицом к небу. Глаза широко открыты. Прямо под звездочкой на пилотке зияло ровное пулевое отверстие. Не знаю, то ли немецкий снайпер выбрал его своей мишенью, то ли судьба покарала его за жестокость и случайная пуля оборвала его жизнь. Мне тогда Бог сделал большой подарок, ведь любая из шальных пуль могла поставить тогда точку в моей жизни.


Вахромеев В.Н. Выжить и вернуться. Одиссея советского военнопленного.1941-1945. - М.: Центрполиграф,2011. - с. 18-19
Tags: ВОВ, авторы, большевики, книги, судьбы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments