d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Category:

"МЫ ВСЕ С ГЕНЕРАЛОМ де ГОЛЛЕМ!" ч.2

http://d-v-sokolov.livejournal.com/334980.html - ч.1

Яркий след в истории Сопротивления оставила княгиня Вера (Вики) Аполлоновна Оболенская (урождённая Макарова). Она родилась в Москве в 1911 году и оказалась на чужбине в совсем юном возрасте. Наверное, для многих было удивительно, как эта женщина, выросшая вдали от России, может так глубоко, так искренне понимать и любить утраченную родину. Современники писали о ней: «Первое, что думалось, глядя на Вики: «Какое милое русское лицо» — ясные, светлые смеющиеся глаза, мягкие черты лица, что-то такое своё, дорогое, близкое. А потом, после ближайшего знакомства, открывалось и другое: её сильная, горячая любовь к жизни, её ум, её доброта. В ней была ширь во всём. Способна она была ко всему чисто по-русски; схватывала на лету; читала много, разбросанно, но с любовью и чутьём. Любила много выезжать, танцевать, веселиться; искала смеха, радости, — брала жизнь легко и беззаботно»13. Оккупация Франции стала для неё настоящим ударом. В августе 1940 года она стала личным секретарём Жака Артюиса, создателя «Подпольной организации ОСМ» (Reseau ОСМ), которая доставляла в Лондон военные сведения о немцах, набирала и группировала партизан для восстания в день высадки и формировала будущий гражданский аппарат власти для генерала де Голля.

Немецкие мотоциклисты на улице Парижа.
1940 г. РГАКФД.

После ареста в декабре 1941-го Артюиса Вики продолжила работу в качестве секретаря нового вождя подпольщиков Максима Блок-Маскара. Она служила связным агентом, хранила у себя на квартире на улице Кассет архив подпольной организации, переправляла в Лондон планы местности для дальнейшей разработки схем высадки союзников, перепечатывала приказы руководства Сопротивления, копии секретных документов, тайно добытых агентами.
Трагическая развязка наступила 17 декабря 1943 года, когда Вики арестовали на одной из конспиративных квартир. Её вместе с верной соратницей Софьей Носович конвоировали в отделение гестапо, где их ожидали бесчеловечные многочасовые пытки. Затем — камера в тюрьме
Фрэн, где вместе с русской княгиней томились француженка, итальянка, австрийка. Оболенская не унывала: брала уроки немецкого, а сама учила сокамерниц русскому. Нацисты уговаривали Вики перейти на их сторону, убеждали в необходимости «крестового похода» против евреев и коммунистов. Но она гордо отвечала им: «Я — русская, жила всю свою жизнь во Франции; не хочу изменять ни своей родине, ни стране, приютившей меня. Но вам, немцам, этого не понять... Я — верующая христианка и поэтому не могу быть антисемиткой»14.
За лживыми уговорами следовали пытки и истязания, но подпольщица скрывала всё, что знала, намеренно запутывая нацистских следователей. По доносу предателя в марте 1944 года были арестованы многие соратники В. А. Оболенской. Её перевели в тюрьму в Аррас, жестоко пытали, но и теперь Вики продолжала молчать. Ошеломлённые нацисты прозвали её «Княгиня Ничего не знаю» (Prinzessin ich-Weiss-Nicht). *
В июне 1944 года Оболенскую и Носович перевели в Германию. 4 августа в Берлине Вики по приговору фашистского суда была обезглавлена в тюрьме Плетцензее. Посмертно она была награждена орденом Почётного легиона, Военным крестом с Пальмами и медалью Сопротивления.
Едва ли не самой известной участницей антифашистской борьбы во Франции была Елизавета Юрьевна Кузьмина-Караваева (урождённая Пиленко), более известная как мать Мария. Ещё до революции она прославилась как незаурядная поэтесса; входила в Цех поэтов, посещала «Башню» Вячеслава Иванова; хорошо знала Ахматову, Гумилёва, Белого, Брюсова, Блока. В 1919 году она эмигрировала и с 1923-го обосновалась в Париже, сотрудничала с журналом «Новый Град» и обществом «Круг». В 1932-м Кузьмина-Караваева приняла монашеский постриг и имя Мария, а в 1935-м основала благотворительное общество «Православное дело», призванное оказывать посильную помощь обездоленным русским эмигрантам. Для этих целей мать Мария выкупила здание бывших конюшен на улице Лурмель в Париже, превратив его в общежитие и столовую.
С началом оккупации Франции, а особенно после нападения Германии на СССР, центр «Православного дела» превратился в один из островков Сопротивления. Осенью 1941 года на улице Лурмель был образован Комитет помощи заключённым лагеря Компьень, который затем стал оказывать помощь всем жертвам нацизма во Франции. Комитет собирал деньги для помощи нуждающимся, передавал для заключённых Компьенского лагеря большое число посылок.
На улицу Лурмель каждый день приходили русские эмигранты, чтобы найти здесь душевное успокоение, поддержку, узнать новости с Восточного фронта. В доме был установлен мощный радиоприёмник, по которому слушались сводки Совинформбюро, согласно которым мать Мария отмечала на огромной карте СССР все продвижения советских войск. В июне 1942 года оккупационные власти постановили для всех евреев обязательное ношение на груди жёлтой шестиконечной звезды с надписью «Juif» («еврей»). 16 июля только в одном Париже был намечен арест 28 тысяч евреев. Членам комитета заранее удалось предупредить многих людей о надвигающейся облаве, в результате чего оккупационные власти арестовали на 15 тысяч человек меньше15.
9 февраля 1943 года гестапо совершило налёт на здание комитета. Было арестовано 5 человек, в том числе отец Димитрий (Клепинин) и сын матери Марии Юрий. На следующий день схватили и её. Последовало заключение в форте Роменвиль, а затем — отправка в Компьень, где мать Мария в последний раз в апреле 1943 года смогла увидеть сына, который вскоре вместе с отцом Дмитрием погиб в Бухенвальде. Последние два года жизни мать Мария провела в концлагере Равенсбрюк. В заключении она вела себя стойко и выдержанно. Встретившая матушку в Равенсбрюке в 1944 году Софья Носо-вич поразилась стойкости этой женщины. Она описала случай, как однажды во время переклички мать Мария разговаривала с одной из девушек и не заметила произнёсшей её имя эсэсовки. «Та грубо окликнула её и стеганула со всей силой ремнём по лицу. Матушка, будто не замечая это¬го, спокойно докончила начатую по-русски фразу. Взбешённая эсэсовка набросилась на неё и сыпала удары ремнём по лицу, а та её даже взглядом не удостоила»16.
Часто мать Мария приходила к баракам, где содержались советские пленные, говорила с ними, утешала их, «отдавала... свой кусок хлеба той, которую считала слабее себя, относила сюда последнюю ложку супу, последний кусочек хлеба»17.
О последних днях жизни матери Ма¬рии известно немного. К весне 1945 года, когда Германия уже агонизировала, жизнь в концлагере резко ухудшилась: сократился и без того скудный продуктовый паёк, увеличилась эксплуатация заключённых. Однажды в марте 1945 года по лагерю пронёсся слух, что фашисты уводят куда-то женщин из русского блока. Мать Мария побежала туда и уговорила свою подругу, молодую советскую женщину обменяться с ней куртками с номерами, пойдя в газовую камеру вместо неё. Она приняла мученическую смерть 31 марта 1945 года на 54-м году жизни...
В январе 2004 года решением Священного синода Вселенского Патриархата в Константинополе мать Мария и её верные соратники (сын Юрий Скобцов, протоиерей А. Медведков, отец Димитрий (Клепи¬нин), Бунаков-Фондаминский) были канонизированы18. Матушка через всю жизнь пронесла чувство глубокой и истинной любви к России. По воспоминаниям современников в годы войны, она не раз говорила: «Я не боюсь за Россию. Я знаю, что она победит. Наступит день, когда мы узнаем по радио, что советская авиация уничтожила Берлин. Потом будет «русский период» истории... Все возможности открыты. России предстоит великое будущее. Но какой океан крови»19.
Вместе с матерью Марией начал свой путь в Сопротивлении И. А. Кривошеин, много сделавший после войны для сбора сведений о русских антифашистах во Франции. После освобождения из Компьенского лагеря он включился в подпольную борьбу вместе с математиком В. А. Костициным и М. Пренаном. Задачей Кривошеина, работавшего под псевдонимом Фернан, стал сбор сведений для подготовки Парижского восстания. После ареста Пренана 28 января 1944 года Кривошеий установил связь с другими организациями Сопротивления: «Дурданской группой», «Союзом русских патриотов», «Людьми Сопротивления». 12 июня 1944 года его арестовало гестапо, а 17 августа вывезли в Бухенвальд, откуда он вернулся после окончания войны20.
Выпускник медицинского факультета Белградского университета А. М. Агафонов добровольцем вступил в югославскую армию, попал в плен, а затем бежал во Францию. Здесь он познакомился с матерью Марией, Вики Оболенской и др. По
заданию одной из групп Сопротивления он сначала организовывал саботаж в Германии, а затем был послан в город Ла Боль для сбора сведений о строительстве Атлантического вала, где был схвачен и отправлен в Бухенвальд. 5 ноября 1944 года Агафонов бежал из лагеря, организовал партизанский отряд, члены которого 28 ноября 1944 года убили начальника кёльнского гестапо Макса Хоффмана21.
Эмигранты организовали несколько русских подпольных антифашистских групп, наиболее известными из которых стали «Дурданская группа» и «Союз русских патриотов». Кроме того, существовала русская ячейка внутри французской разведывательной сети «Жад Амикаль», возглавляемая инженером Ю. С. Монтуляком.
«Дурданская группа» была основана А. А. Угримовым, который ещё в конце 1942 года создал антифашистский кру¬жок, ставший затем ядром всей организации. В 1943-м в Париже были созданы три ячейки группы (около 20 человек). В самом городе Дурдане Угримов наладил тесную связь с французскими партизана¬ми для подготовки высадки воздушного десанта союзников, здесь было решено создать крупные партизанские соединения. Одно из них возглавил французский гонщик Альберт Бенуа (Лионель). В. Ф.
Версальский дворец. 1945 г. РГАКФД.

Шашелев организовал подпольную ячей¬ку среди советских военнопленных, угнанных немцами на работы во Францию. Всего же к моменту освобождения Дурдана в партизанских соединениях в его окрестностях сражалось около 40 советских военнопленных. Содействие оказывалось и лётчикам сбитых союзных самолётов, которых старались отправить за пределы Франции, преимущественно в Швейцарию или же в Северную Африку к де Голлю.. Первую медицинскую помощь им оказывала русский врач из Сен-Женевьев Э. Н. Бакунина. Весной 1944-го «Дурданская группа», готовясь к широкомасштабным действиям, получила на парашютах первую партию оружия22. Но в конце июня Лионель был схвачен гестапо и повешен в сентябре в Бухенвальде. Последовали и другие аресты. Угримову и ещё пятерым членам удалось скрыться. Но группа не оставила борьбы, её члены освобождали Дурдан, за что Угримов был удостоен французского Военного креста.
«Союз русских патриотов» испытал сильное влияние левых социалистических идей, а многие его члены в прошлом сражались в Испании на стороне республиканцев. Лидером этой группы стал член французской коммунистической партии, бывший боец интербригады Г. В. Шибанов. В 1943 году он вместе с армянским эмигрантом Д. Воскерджяном через полковника Лароша (настоящее имя Борис Матлин) установил связь с интернациональной ячейкой Сопротивления. Группа Шибанова была окончательно сформирована 3 октября 1943 года, когда в Париже состоялось её организационное собрание. В качестве главных целей были обозначены издание листовок и газеты «Русский патриот», оказание помощи военнопленным, организация их побегов, формирование из них отдельных партизанских отрядов, пропаганда среди солдат «национальных легионов» и формирований РОА. В первом номере га¬зеты «Русский патриот» писалось: «Мы подчёркиваем прежде всего, что «Союз русских патриотов» есть... организация русских, проживающих за рубежом, объединившихся на основании патриотизма и любви к Родине для оказания всемерной помощи своему народу, своей стране»23. В Париже и пригородах образовались отделения союза: в Пти-Кламаре, в Шавиле, в Леваллуа. Отдельная группа действовала и на юге Франции в Лионе. Всего же союз насчитывал около 120 человек24. Работу с военнопленными в рядах союза вёл писатель Гайто Газданов со своей женой Фаиной25. Особую известность получил И. И. Троян, бывший боец интербригады в Испании. Он вместе с В. К. Таскиным проводил подпольную работу на востоке Франции в Нанси, ор¬ганизовывая побеги военнопленных. В начале 1944 года в городе Тиле Троян был схвачен гестапо и погиб в тюрьме.
В Южной Франции чисто русских групп Сопротивления не сложилось по причине рассеянности эмигрантов в этих местах. Большинство из них состояли во французских подпольных организациях. Одними из первых на путь борьбы с вишистами встали Г. Б. Шеметило и его жена. Их принял в свою группу болгарин И. Монов в июне 1941 года. Основными задачами организации стал сбор данных о сооружаемой гитлеровцами линии укреплений на южном побережье; распространение сводок «Свободной Франции», Би-би-си и др.; порча телеграфных проводов; сбор сведений о дислокации войск. Группа занималась организацией побегов военнопленных. В феврале 1944-го после ареста Монова Шеметило с женой переехали в Клермон-Ферран, а затем в Лион, где продолжили подпольную борьбу. А. Шапошников вёл в Лионе работу по снабжению бежавших пленных необходимыми вещами, занимался разложением формирований РОА. В июле 1944 года с большой группой участников Сопротивления он был схвачен гестапо в городе Сан-Женис-Лаваль и после допросов 17 июля вместе со 140 своими соратниками был заперт в заброшенном доме и взорван. Во французском отряде «Свобода» (Liberie) сражался П. Зиссерман, бежавший из концлагеря в бельгийском городе Малинь в Швейцарию и затем оттуда тайно переправившийся в Савойю. 23 октября 1943 года он погиб, прикрывая отход своего отряда от карательной группы СС.
Русские эмигранты внесли значительный вклад в историю знаменитого движения «Свободная Франция». 18 июня 1940 года находившийся в Лондоне де Голль обратился с воззванием, в котором подчёркивал, что «абсолютным долгом всех французов, которые ещё носят оружие, является продолжение сопротивления»26. На призыв генерала откликнулось множество людей по всему миру. Процент иностранцев в войсках «Свободной Франции» был изначально высок. «Так, в первой «тысяче» войск генерала де Голля, отправленной под командой генерала Монклара в Дакар, затем в Экваториаль¬ную Африку, а оттуда в Судан и Абиссинию, было более половины иностранцев, среди которых немало и русских».
В числе первых добровольцев был Н. В. Вырубов. В 1940 году он — студент Оксфорда — из-за отсутствия британского гражданства безуспешно пытался попасть в боевые армейские части. С этой же просьбой он обращался к советским представителям в Лондоне и Алжире, но вновь без успеха. А вот попасть в войска «Свободной Франции» ему удалось. Вырубов был тяжело ранен и награждён за свои подвиги Военным крестом, Крестом Освобождения и орденом Почётного легиона.
Под знамёнами де Голля сражалось немало эмигрантов: «Могилы русских людей, павших на поле брани, разбросаны по всему боевому пути этих войск: Абиссинии, Сирии, Египту, Ливии, Тунису, Италии, Франции»27.
Русские оставили заметный след в освобождении африканского континента28. Широкую известность получил князь Дмитрий Амилахвари, воевавший в рядах 1-й дивизии войск «Свободной Франции». Он родился в Грузии в 1906 году, после революции оказался в Париже, где закончил военный колледж в Сен-Сире, затем служил в Иностранном легионе в Марокко, а позже — в Норвегии. Он сражался в рядах «Свободной Франции» в Северной Африке, где геройски проявил себя во многих сражениях. Однажды ему хитростью удалось завладеть несколькими итальянскими кораблями, стоявшими на рейде в Массауа. В 1942-м пал смертью храбрых в знаменитой битве при Эль-Аламейне.
В составе армии де Голля русские при¬нимали участие в освобождении Франции. Немало полегло их во время боёв. Прямой потомок Емельяна Пугачёва, П. А. Дураков сражался под командованием генерала Леклерка и сгорел в танке при освобождении Тулона. Во время Парижского восстания в августе 1944-го русские бойцы «Свободной Франции» и их соотечественники из подпольных организаций рука об руку боролись за освобождение столицы. Члены «Союза русских патриотов» вели сражение в районе Сената и освободили здание посольства СССР. При освобождении Парижа погиб журналист Ю. Дориомедов со своей женой Г. Ретько, находившиеся со спецзаданием в районе Аустерлицкого вокзала. Выпускник лицея В. Рыгалов, отправившийся с небольшой группой в Нормандию за оружием для восставшей столицы, был схвачен гитлеровцами и расстрелян. 27 августа в Париже погиб А. Карновский, прошедший путь со 2-й дивизией генерала Леклерка от Чада до французской столицы. В уличных боях был убит И. Дембаров, за воинские заслуги которого на одном из домов Парижа городские власти установили мемориальную доску. После освобождения города, когда де Голль торжественно шагал от Триумфальной арки к собору Парижской Богоматери, полковник французской армии Николай Румянцев командовал войсками, освобождавшими северные пригороды Парижа от за¬севших там нацистов29.
Итак, русские сыграли заметную роль в антифашистском движении во Франции, часто выступая организаторами подпольной работы, принимая на себя самые сложные и ответственные задания. Движение Сопротивления объединило в своих рядах людей самых разных возрастов, национальностей, политических взглядов. Однако единство оказалось недолгим. По окончании войны большое число эмигрантов было охвачено чувством глубокой симпатии к СССР и после 1946 года вернулось на родину, где многих ожидали застенки ГУЛАГа...

Михаил Ковалев

г. Саратов

____
Примечания:
1. Варшавский В. Незамеченное поколение. М. 1992. С. 313-314.
2. Любимов Л. Д. На чужбине. М. 1963. С. 305.
3. Кривошеина Н. А. Четыре трети нашей жизни. М. 1999. С. 140-141.
4. Осоргин М. Письма о незначительном // Русский Париж. М. 1998. С. 360.
5. «Трудно быть русским во Франции!». Беседа с Константином Мельником // Русская мысль. 2001. № 4356.
6. Сашонко В. Книги с улицы Валь-де-Грас//Нева. 1994. № 9; Петровский Н. По следам Тургеневской библиотеки//Эхо планеты. 2000. № 47.
7. Кривошеий И. А. Так нам велело сердце // Против общего врага. М. 1972. С. 268-269.
8. Парижский вестник. 1942. №1.14 июня.
9. Из стенограммы официального
сообщения представителями русской
эмиграции во Франции, сделанного Ю. С.
Жеребковым 25 июля 1941 r.//Cahiers du Monde Russe et Sovietique. 1983. Vol. 24
(1-2). P. 187.
10. Сосинский Б. Вильде — Левицкий (Дело Музея человека)//Вестник русских добровольцев, партизан и участников Сопротивления во Франции. 1947. № 2. С. 4-9.
11. Седых А. Далёкие, близкие. М. 2003. С. 252-253; Кривошеий И. А. Указ. соч. С. 289; Menegaldo Н. Ariane Scriabina (1906-1944), heroine de la Resistance francaise a Toulose //Slavica Occitania. Toulouse. 1998. № 7. P. 173-176.
12. Благодарю за сведения французского писателя академика Мориса Дрюона.
13. Носович С. В. Вики Оболенская //
Вестник русских добровольцев, партизан и участников Сопротивления во Франции. №2.1947. С. 36-37.
14. Носик Б. М. На погосте XX века. СПб. 2000. С. 354.
15. Кривошеий И. А. Указ. соч. С. 271.
16. Носович С. В. Встреча с матерью Марией в лагере Равенсбрюк//Вестник русских добровольцев... № 2.1947. С. 48.
17. Тверитинова А. Форт Роменвиль//Звезда. № 4.1960. С. 131.
18. Кривошеина К. Святые эмигранты // Независимая газета. 2004. 7 апреля.
19. Таккель С. Мать Мария. Париж. 1980. С. 150.
20. Кривошеий И. А. Указ. соч. С. 273-277.
21. Коваленко Ю. Последняя остановка перед раем//Саратовские вести.
№8 (2584). 2001.
22. Кривошеий И. А. Так нам велело
сердце. С. 280; Сосинский В. Расскажите об этом сулыбкой//Русские новости. 1946. № 23.
23. Русский патриот. № 1.1943. 7 ноября.
24. Laroche G. On les nommait des etrangers... (Les immigres dans la Resistance). Paris. 1965. P. 243.
25. Орлова 0. M. Гайто Газданов. M. 2003. С. 208-237.
26. Голль Ш. де. Военные мемуары: Призыв. 1940-1942 годы. М. 1957. С. 331-333.
27. Алексинский В. Несколько слов о русских добровольцах в рядах войск Свободной Франции//Африка глазами , эмигрантов: Россияне на континенте в первой половине XX века. М. 2002. С. 91.
28. Хохлова В. Опалённые войной // Африка глазами эмигрантов. С. 185-193.
29. Алексинский В. Указ. соч. С. 92.

Опубликовано: Журнал "Родина", №12,2006. - с.115-122
Tags: Белое движение, интересное, история, судьбы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments