d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Category:

Железный порядок при Сталине = Кущевка+Евсюковщина (узаконенный беспредел)


Итоговая запись с цитатами из книги Сергея Красильникова  "Серп и Молох. Крестьянская ссылка в Западной Сибири в 1930-е годы".
Предыдущие записи:
http://d-v-sokolov.livejournal.com/272395.html
http://d-v-sokolov.livejournal.com/272863.html
http://d-v-sokolov.livejournal.com/273329.html
http://d-v-sokolov.livejournal.com/273662.html
На этот раз рассмотрим вопрос о персональном составе сталинских "управленческих кадров" в годы коллективизации. Кадров, которые, как известно, "решают все". 
Как можно догадаться из содержания заголовка,  речь в данной записи пойдет не только об истории, но и о некоторых характерных аналогиях и параллелях с повседневной действительностью.
Изначально последнее не планировалось (думал просто разместить цитаты - и все), однако высказывания отдельных "индивидуумов" по поводу одной из предшествующих моих записей вынуждают меня отписаться развернуто.
Но прежде процитирую фразу из комментариев в одном из обсуждений упомянутого поста:
ampir
2011-02-27 07:14 pm UTC (ссылка)
...причины коллективизации известны, они полностью обоснованы советским правительством, никто никогда эти причины не подвергал критике, ни в европах, ни в америках. только ты, ушибленный, блевотину свою тоскливую льёшь себе же на рожу.
что до кулаков - вон, за цапка слыхал? вот это и есть классический кулак...
Надо сказать, что подобные сравнения краснознаменная публика пыталась делать и ранее. Так, осенью минувшего года один такой деятель заявил:
"Выходит так - любишь разоблачать ужасы коллективизации и «изничтожения злобными большевиками трудолюбивого русского крестьянина», значит любишь и Цапка Сергея Викторовича, крепкого сельского хозяина"
Прямую ссылку на журнал данного персонажа давать принципиально не стану. Не тот это случай, чтобы пиарить. Ограничусь ссылкой на журнал ув.[info]vasiliev3_me, у которого я эту цитату и увидал:
http://vasiliev3-me.livejournal.com/227907.html
Кому очень нужно, пройдут по вышеуказанной ссылке, и увидят, все, что их интересует.
Делая такие сравнения, поклонники "великого менеджера" и сами толком не понимают, в какую лужу садятся.
Ибо реальные факты (нашедшие отражение, прежде всего, в СОВЕТСКИХ источниках), наглядно показывают, что четким аналогом бандюков-отморозков, державших в страхе станицу Кущевскую, являются отнюдь не раскулаченные крестьяне, а как раз столь трепетно и нежно любимые краснотой советские активисты.
Дабы не быть голословным, вот замечательные зарисовки с натуры, переданные известным писателем М.Шолоховым в письме, адресованном Сталину:
"В Плешаковском колхозе два уполномоченных РК, Белов и другой товарищ, фамилия которого мне неизвестна, допытываясь у колхозников, где зарыт хлеб, впервые применили впоследствии широчайше распространившийся по району метод «допроса с пристрастием». В полночь вызывали в комсод, по одному, колхозников, сначала допрашивали, угрожая пытками, а потом применяли пытки: между пальцев клали карандаш и ломали суставы, а затем надевали на шею веревочную петлю и вели к проруби в Дону топить.
2) В Грачевском колхозе уполномоченный РК при допросе подвешивал колхозниц за шею к потолку, продолжал допрашивать полузадушенных, потом на ремне вел к реке, избивал по дороге ногами, ставил на льду на колени и продолжал допрос.
3)
В Лиховидовском колхозе уполномоченный РК на бригадном собрании приказал колхозникам встать, поставил в дверях вооруженного сельского, которому вменил в обязанность следить за тем, чтобы никто не садился, а сам ушел обедать. Пообедал, выспался, пришел через 4 часа. Собрание под охраной сельского стояло... И уполномоченный продолжал собрание".

http://feb-web.ru/feb/sholokh/texts/piv/piv-028-.htm
А вот что ответил писателю вождь:

"...Дело в том, что Ваши письма производят несколько однобокое впечатле¬ние. Об этом я хочу написать Вам несколько слов. Я поблагодарил Вас за письма, так как они вскрывают болячки нашей партийно-советской работы, вскрывают то, что иногда наши работники, желая обуздать врага, бьют нечаянно по друзьям и докатываются до садизма.
Но это не значит, что я во всем согласен с вами. Вы видите одну сторону, видите неплохо. Чтобы не ошибиться в политике (Ваши письма — не беллетристика, а типичная политика), надо обозреть, надо уметь видеть и другую сторону. А другая сторона состоит в том, что уважаемые хлеборобы Вашего района (и не только Вашего района) проводили «итальянку», саботаж и не прочь были оставить рабочих, Красную Армию без хлеба. Тот факт, что саботаж был тихий и внешне безобидный (без крови), — этот факт не меняет и того, что уважаемые хлеборобы вели «тихую войну» с Советской властью. Войну на измор, дорогой тов. Шолохов.
Конечно, это обстоятельство ни в коей мере не может оправдать тех безобразий, которые были допущены, как уверяете Вы, нашими работниками. И виновные в этих безобразиях должны понести должные наказания. Но все же ясно, как божий день, что уважаемые хлеборобы не такие уж безобидные люди, как это может показаться издали".
Ивницкий, Н. А. Голод 1932-1933 годов в СССР: Украина, Казахстан, Северный Кавказ, Поволжье, Центрально-Черноземная область, Западная Сибирь, Урал. - М.: Собрание, 2009. - с.218
Вот так: да, дескать, перегнули хлопцы маненько, но крестьяне сами во всем виноваты. Не хотят по-хорошему колхозный хомут на себя надевать, хлебушек государству сдавать.  
А вот и другие, не менее показательные подробности осуществления "эффективными управленцами" плана "великой модернизации":
Цитата из книги В.В.Кондрашина Голод 1932-1933 годов: трагедия российской деревни.,М.,2008. - с.79:
"В ходе сельскохозяйственных кампаний 1931 г. основная ставка местным руководством была сделана на административное принуждение колхозников. Насильно загнав большинство из них в колхозы, местные руководители нередко вели себя по отношению к ним как самые настоящие помещики-крепостники. Трудно в это поверить, но в 1931 г. в период весенней посевной в советских колхозах пороли крестьян, как в незапамятные времена крепостного права! Такие факты имели место в Колышлейском, Романовском, Турковском, Бековском, Самойловском и других районах Нижне-Волжского края. Порки колхозников организовывали состоявшие из местных активистов так называемые «Союзы для борьбы за дисциплину». Пользуясь безнаказанностью и попустительством со стороны вышестоящего районного руководства, активисты «Союзов» пороли колхозников за опоздание на работу, за огрехи в пахоте, за поломку инвентаря, за плохой уход за лошадьми, за то, что «отбил чужую жену», пришел на работу в валенках, просто «гулял на улице» и т. д. Порка, как указывают документы, обычно происходила следующим образом: «Присужденного силой клали на землю и били ладонью, ложкой, а чаще вожжами, ремнем, прутьями [...], били мужчин и женщин». Наряду с порками отдельные сельские активисты куражились над людьми и другими способами. Например, в колхозе села Колычеве Турковского района Нижне-Волжского края женщин-колхозниц принуждали целоваться с дурачком, которого предварительно «заставляли целовать лошадь». Конечно, все эти факты были проявлением крайности и местного самодурства, и их организаторы привлекались к ответственности. Но они передают ту атмосферу административного произвола и бесправия, которая царила в колхозной деревне в рассматриваемый период".
http://d-v-sokolov.livejournal.com/210787.html

"Местные власти использовали в качестве средств убеждения прямое насилие и унижения, хотя в разных местах — в разной степени. Чудовищный случай был на Урале (этот регион вообще отличался высокой степенью насилия при проведении коллективизации): коллективизатор из района вызывал отдельных крестьян на допрос по поводу их отношения к колхозу, и там их «били кулаками, прижигали папиросами тело, ставили на колени, выдергивали бороды, инсценировали расстрел». Часто сообщалось о том, как непокорных крестьян сажали «в холодную». Одну женщину схватили, когда она только вышла из бани, с мокрыми волосами, и потащили на допрос. Во время допроса «у нее коса замерзла в сплошную сосульку».
Коллективизаторы придумывали самые разнообразные унижения, например, заставляли крестьян раздеваться и пить воду из ведра, словно лошади. Поразительно, какую важную роль, судя по слухам, в этих издевательствах играли волосы. Один уполномоченный из района, как говорили, выдирал у крестьян клочья волос из бород, насмешливо восклицая: «Вот утильсырье — это заграничный товар». Во время этой коллективизационной вакханалии произошел и еще более нелепый эпизод: убедив крестьян проголосовать за колхоз, группа коммунистов обрезала волосы у 180 женщин, объясняя это тем, «что волосы женщины носят зря, волосы можно продать, купить трактор, и тогда будем пахать на тракторе».

Ш.Фицпатрик. Сталинские крестьяне. Социальная история Советской России в 30-е годы: деревня. / Пер. с англ. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2001. — с. 65-66.
http://d-v-sokolov.livejournal.com/255038.html
Истинно:читая все это, можно потеряться во времени! Настолько этот "эффективный сталинский менеджмент" похож на криминальный беспредел 90-х!

Но, следуем далее.

Что представляли собой, прежде всего, в морально-нравственном отношении начальники комендатур на спецпоселениях, красноречиво свидетельствует то обстоятельство, что при увольнении или привлечении комендантов к административной ответственности наиболее часто встречались формулировки:
«за систематическое пьянство, бытовое разложение и дебоши», «за бесхозяйственность, развал аппарата комендатуры, систематическое пьянство со спецпереселенцами», «за бесцельную стрельбу в нетрезвом виде и конфискацию коров у колхозников», «за систематическое пьянство и незаконное самокредитование», «за моральное разложение и шкурнические тенденции», «за недисциплинированность, грубость и систематическое пьянство», «за систематическое групповое пьянство» и т. д. В редких случаях увольняли «за скрытие кулацкого происхождения», «как выходца из чуждой среды», «за связь с трудпоселенкой (имел ребенка)», «за передачу секретных документов
служащим-заключенным и игру с ними в преферанс», «не привлекал к ответственности укрывших и пойманных спецпереселенцев» и т. д.
Дисциплинарные наказания комендантов в виде арестов в административном порядке на 5—15 суток за разного рода нарушения и проступки были обычными, их не миновал ни один комендант.
Красильников С. "Серп и Молох. Крестьянская ссылка в Западной Сибири в 1930-е годы" - с.189

"О том, как на общих партсобраниях в комендатурах проходила «проаботка» «антипартийных проступков ряда коммунистов», красноречиво свидетельствует выдержка из протокола собрания партгруппы Новокусковской комендатуры, состоявшегося 12 января 1935 г. Обсуждалось, в частности, поведение поселкового коменданта И.И. Семенова. 26 ноября 1934 г. Семенов, «заезжая в дер. Калиновку на постоялый двор, пьянствовал, производил выстрелы в ночное время, обращаясь к нему с просьбой трудпоселенцы дать папироску покурить, то он вытащил наган и тычет им в зубы. Далее, т. Семенов в пьяном виде катался на лошади и загнал лошадь, последняя не могла стоять на ногах; т. Семенов заставил трудпоселенцев кататься у ног лошади, говоря, давайте вылечите ее, вы ее закладывали. Об этом безобразии было донесено рапортом участковому] коменданту т. Данилову, но он мер не принял к т. Семенову». В принятом решении о привлечении Семенова к партийной и уголовной ответственности внимание было акцентировано не только (и не столько) на «дебоше и издевательских действиях над трудпоселенцами», сколько на «необеспеченности теплыми конюшнями и дворами поголовья, особенно свиней, находящихся под открытым небом», т. е. прежде всего на хозяйственных просчетах. Другим объектом «проработки» стали работники комендатуры, которые во главе с участковым комендантом на глазах у многих затеяли пьянку. Поселковый комендант Евдокимов — один из ее участников — описывал так:
«Я в это пьянство, которое происходило 8/Х1[,] попал нечайно. До 8/XI мы выпивали 6/XI у Лаврова, a 7/XI у Ощепкова и 7/XI у Чикилевского, я выпил и лег спать, а остальные ушли в клуб. Когда в клубе они были, Хохлов вышел на улицу, его поймали ребята и спустили с крыльца клуба. Услышали это т. Данилов и Шейкин, арестовали этих ребят <...> и потащили в баню для ареста. По дороге в баню Шейкин и Сагайдаков ударяли колхозников, о чем сам Шейкин говорил, посаженные колхозники в баню выставили окно и ушли.
<...> Вечером пошли на постановку. На вечере я пил немного, услышал шум, оказалось, что на Пустовалова кто-то налетел, Сагайдаков выхватил наган и дал одному из них в зубы <...> на крыльце мне встретился Хохлов и что-то щелкал пистолетом, я взял с Дробным Хохлова и затащил наверх, а пистолет отобрал и отдал Лаврову. После вечера развозили пьяных по домам. Письмо мне Данилов прислал, где писал,
что бы я показывал, что сотрудники на вечере были только свои, вина было мало, на лошадях не катались»
. Свою интерпретацию события дал основной «заводила» — Шейкин. «Организация пьянки вышла стихийно, — отмечал он, — решили провести детский утренник, выделили для этого 100 рублей. 8/XI я был на постановке, в посадке людей в баню я не участвовал, а помогал только милиционеру, бить не били, а толкали». Выступавший в прениях и. о. коменданта Собин предлагал рассматривать «проступки» Шейкина и Евдокимова более «принципиально»: «Шейкин, он советский агроном, если рассматривать 8/XI, то у него есть и раньше пьянство, и другое — смотреть, как подготовлено к посевной, тут нужно рассматривать резко. Евдокимов <...> по делу он проходит не как другие, но по другому [надо] смотреть, как он ведет борьбу с побегами трудпоселенцев — работа поставлена слабо, 54 чел. убежало в декабре мес, сено под боком, а лошади падают». Вероятно,
Шейкин был достаточно квалифицированным агрономом, поэтому получил лишь строгий выговор «за участие в пьянке и непринятие мер к [ее] устранению», а Евдокимов и вовсе отделался партвыговором. И это несмотря на выступление присутствовавшего на собрании инструктора райкома партии Толстикова, заявившего, что «такие коммунисты не могут быть дальше в руководстве и оставаться в партии». На фоне описанных выше похождений комендантов достаточно жесткой выглядела квалификация действий поселкового коменданта Замятина, «антипартийный и антислужебный поступок» которого состоял «в покупке сена у трудпоселенца единоличника Шурышева и имущества, которое на день покупки было описано за невыполнение и саботирование хлебопоставок, о чем Замятин знал». Замятину грозило исключение из партии, видимо потому, что он вступил в сделку с трудпоселенцем. Это, как видим, считалось проступком более тяжким, нежели избиения и издевательства пьяных комендантов над трудпоселенцами. Что касается Семенова, то он сумел вообще избежать наказания, и 9 июля 1937 г., т. е. уже через два с половиной года, на одном из собраний вместе с
другими занимался разбором заявления трудпоселенки, работавшей прислугой у поселкового коменданта В.И. Березина, о домогательствах к ней. Березин, естественно, отрицал обвинение, поскольку других сви-
детельских показаний не было. Аргументация была типичной: «Чтоб я полез к такой старой[,] да и вообще я чикист (так в документе. — С.К.) и коммунист!,] а этого я не дозволю[,] а почему я знал ее как трудпоселенку и держал ее[,] то это временно [и] платил я ей 20 руб. в месяц [на] все готовое.
Беспалов: "Компрометация могла быть[,] нас они должны видеть только в конторе[,] а он пусти ее в избу[,] зная[,] что нельзя <...>". Семенов: "Он ни в чем не сознается[,] а что то между ними было <...>"»
Вялотекущее обсуждение, на котором большинство предлагало ограничиться предупреждением Березина, на «принципиальную высоту» все же поднял Вольных, председательствовавший на собрании: «Вот мы
много разговариваем о классовой бдительности, а он (Березин. — С.К.) вам привел классового врага на квартиру <...> А где коммунист т. Березин вот бочки под масло пихт[овое] [?] Где классовая бдительность[,]
а ведь оно для оборонной работы <...>» Решением собрания Березин был снят с работы в комендатуре, а дело его передано в Асиновский РК ВКП(б), что, впрочем, ввиду дефицита кадров не исключало его
перевода в другую комендатуру.


Красильников С. Указ. Соч. - с.195-197

Таким образом, если бы сейчас Евсюковым и Цапкам на самом высоком уровне дали "зеленую улицу",  (лишь бы исполняли, что от них требуется), официально закрепив творимый этими персонажами беспредел - это и было бы "великое возвращение сталинского порядка".
Tags: большевики, коллективизация, советские нравы, сталинизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments