d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

Акафист Советской власти

Всем известно, что весь советский народ - от школьников до ленинградской швеи горячо и трепетно любили Советское правительство и лично товарища Сталина. Любили столь нежно и трепетно, что направляли в адрес вождя целые письма, в которых от большой любви к коммунистической партии просили себя расстрелять.
И мудрый вождь шел навстречу трудящимся! Причем, в безграничной заботе своей, "осчастливливал" посредством своих верных слуг и тех, кто ни о чем таком не просил, а просто
записывал в дневники свои впечатления от повседневности.
Крестьяне тоже любили товарища Сталина и Советскую власть. Ведь именно благодаря "Великой Октябрьской" они наконец получили землю. Получили ее столько, сколько при царе и "либералах" не мечтали заполучить даже в радужных снах! И не только земельку -
а еще и жилище, из которого никто и не выселит...глубиною 2 метра и более.
Те, кого партийное руководство не смогло обеспечить этим "вечным" пристанищем, с пониманием относились к "временным трудностям". Ведь построение социализма - процесс трудоемкий и долгий. С готовностью и в едином порыве советские граждане одобряли решения партии и правительства, оставляя родные пенаты и с радостью отправляясь осваивать бескрайние просторы Сибири и Востока России.
Оказавшись на новом месте, люди, засучив рукава, приступали к преодолению трудностей, не забывая отдавать дань уважения мудрому Политбюро и лично товарищу Сталину, слагая о них не только песни, но целые акафисты и молитвы.
Некоторые из них приведены в уже цитировавшейся книге Сергея Красильникова "Серп и Молох. Крестьянская ссылка в Западной Сибири в 1930-е годы":

Наступивший 1930 г. для партийной и советской номенклатуры оказался весьма тревожным. Драматические события в деревне, связанные с форсированием принудительной коллективизации и массовым «раскулачиванием», повлекли за собой лавину эксцессов. Крестьянское сопротивление государственной политике проявлялось не только в активной форме, но и в настроениях, облекавшихся во всевозможные слухи, циркулировавших на стихийных, не санкционированных властью сходах, митингах, «волынках» и т. д. Многообразие и разнонаправленность крестьянских мнений заслуживает самого пристального исследовательского внимания. Однако в традиционной советской историографии разработке и анализу подвергалась только совершенно определенная часть спектра общественного мнения — советская или просоветская: под официальным углом зрения изучались, в частности, письма из деревни, направленные в редакции центральных газет, прежде всего в «Крестьянскую газету». Более того, историки, обращаясь к сводкам писем, составлявшимся сотрудниками редакций газет для информирования директивных органов, предпочитали пользоваться этим, по сути вторичным, ма-
териалом. В результате оставались, по выражению С. Максудова, «неуслышанными голоса» другой, не менее значительной части деревни. И лишь в последние годы историки обратили внимание на упомянутую
группу источников. В уже упоминавшемся многотомном документальном издании «Трагедия советской деревни: Коллективизация и раскулачивание» приводятся присланные в центральные газеты, но не опубликованные там в силу «антисоветского» содержания письма из деревни конца 1920-х — начала 1930-х гг.
Существовала и другая разновидность документов, вышедших в 1930 г. из крестьянской среды и адресованных либо органам власти, либо широкому кругу крестьян. Их базовый признак — анонимность.
Это листовки, письма, воззвания, частушки, стихи, письменно распространявшиеся в деревне и городе. Подобных источников сохранилось немного. Те же, которые отложились в архивах, представлены не в под-
линниках, а в скопированном виде как части чекистских оперативных сводок и приложений к ним.
Анонимные крестьянские сочинения, появившиеся в 1930 г., являлись предметом особой озабоченности органов ОГПУ. Информация об их обнаружении и содержании отражалась в сводках Учетно-осведомительного отдела (УЧОСО) ПП ОГПУ (в частности, по Сибкраю) и наравне с сообщениями о реальных событиях — волнениях, покушениях на сельских активистов и т. д. В сводках приводились также данные о предполагавшихся авторах (если они не были установлены), особенностях листовок, писем (рукопись, машинопись, способ написания или изготовления, характеристика бумаги, уровень грамотности писавших и т. д.).
<...>
Чекистами отмечалось разнообразие мест обнаружения анонимных сочинений. Деревенские активисты находили листовки наклеенными на ставнях окна сельской больницы, на столбах возле школы, на срубах
колодцев посреди деревни, разбросанными в клубах, избах-читальнях. Там, где это было возможно, чекисты устанавливали степень распространенности листовок или воззваний, т. е. ознакомились ли местные жители с их содержанием.
Авторы таких сочинений достаточно хорошо знали о своей участи в случае разоблачения. Например, установленный как автор анонимного письма с угрозами в адрес членов местной коммуны в с. Волчий
Камыш Родинского р-на Славгородского окр. «середняк РУБАН, систематически агитировавший против колхозов, который, будучи вызван на допрос, перерезал себе горло». Отмечались случаи, когда изъятие листовок в одной части города или села не останавливало тех, кто их расклеивал. Так, 7 апреля в г. Таре через несколько часов после того, как было снято «12 шт. к.-р. листовок, написанных одинаковым почерком, химическими чернилами печатными буквами», была обнаружена еще одна.
Воззвание в наиболее необычной форме было зафиксировано 9 апреля 1930 г. в д. Коровино Ново-Колосовского р-на Омского окр. Здесь «на воротах конторы коммуны была прибита чисто оттесанная доска, длиной в 1/2 метра, на которой химическим карандашей, крупными печатными буквами была сделана следующая надпись: "Смерть коммуне в 1930 г., кто вошел в большие дома (вероятно, имеются в виду дома "раскулаченных". — С.К.), тот получит смерть <...>"»
Этот призыв был не единственным. 28 апреля учительница д. Игнатово Перовского р-на Красноярского окр. на воротах поскотины обнаружила «прибитую доску со следующей на ней надписью: "Акафист Советской власти радуйся народ советским дурманом отравлен радуйся народ по тюрьмам отправлен радуйся народ Советской работой сытый ты же за ето руженным прикладом битый радуйся советским дурманом обвороженный и ты же зимою замороженный никогда не было вашей радости за 12 лет Советской власти и небудя"».
Воззвания, листовки и письма, обнаруженные в деревне, очень различались по политической направленности и взглядам их создателей.
Среди антиправительственных документов были эклектично наполненные воззвания. Так, в конце 1929 г. в Любинском р-не Омского окр. имели хождение листовки с лозунгом «Долой республику труда. Да здравствует империализм. Ура», на обороте которых были изображены крест, фашистская свастика и двуглавый орел. Распространение листовок с фашистской символикой отмечено 11 и 23 марта в Красноярске и его пригороде.
Анонимные обращения адресовались самым разным по мировоззрению людям — от монархистов до анархистов. Весьма популярным было противопоставление царской и советской эпох: «немного осталось потерпеть ожидаем Николая Александровича, держитесь крестьяне не заходите в коммуны <...> долой власть советов [да] здравствует старое время» (с. Генералка Бийского окр., 19 января)11; «Да здравствует вольная царская власть. Товарищи крестьяне, верьте богу, не забывайте царя, бросим все колхозы» (с. Ново-Копылово Барнаульского окр., 2 мая).
Встречались также листовки, в которых проводилось прямое сопоставение царского и большевистского режимов: «Товарищи мы не должны довести свою страну, чтобы у нас вновь был царь, но над нашей и вообще над всеми нашими коммунами нет только двуглавого орла и палача в красной рубахе, а тоже крепостное право работают по заданию, для кого? Для тех, кто жил и живет нашей кровью для тех же помещиков, но в другой коже в лице коммунистов, ответработников!!!» (с. Быстрый Исток Бийского окр., 27 января).
В воззваниях, как в зеркале, нашла отражение драматическая эпоха 1917—1930 гг. с ее знаковыми фигурами — Керенским, Лениным, Сталиным, Троцким: «Да здравствует крестьянский союз, да здравствует учредительное собрание во главе с Керенским, который продолжает бороться за крестьян» (с. Дальняя Закара Иркутского окр., 10 марта)14;
«Нас много, Польша за нас, Керенский давно. Старым коммунистам Сталину будет смерть» (там же, 12 марта); «Давно ли сняли цепи, перь наденем кандалы <...> Будет восстание народа, будет кровопролитная весна, долой насилия, долой издевательства. Слава Ленину, слава творцу, слава трудящемуся народу» (ст. Топки Кузнецкого окр., 13 марта). К Сталину авторы воззваний, обнаруженных в деревнях, относились по-разному. Одни выражали резкие обвинительные суждения, другие видели в нем заступника и обращались с жалобами на местные власти.
Встречались прямые отзвуки известной сталинской статьи «Головокружение от успехов». В крестьянской интерпретации это выглядело так:
«Не ходите в коммуны, разбегайтесь, ничего Вам не будет, СТАЛИН об этом в газете уже писал, чтобы ни одного не было в коммуне» (д. Старый Чулым Новосибирского окр., 22 марта)17. В сознании части крестьянства Сталин и его окружение (чаще всего упоминался Калинин, реже Рыков) олицетворяли собой эксплуататорский режим. Например,
в анонимном письме, которое распространялось в Томском окр. в начале мая, говорилось: «Что ты думаешь дедушка Калина сидишь ты у нас высоко и видишь все дела ты у нас грозный царь председатель цыка загнал ты кулаков и бедняков в дом исправтруда и поставил грозный караул милиция твори миродеры попили крестьянской крови.
Сталин зерны все забрал, а посеять пришлось мужик думает чем буду сеять нет семян. А Сталин все не верит и послал рабочих по деревням и фабричные бригады выполняя приказы цыка разъезжая по деревням бьют об стол кулаком заставляют сеять крестьян, мужику сеять нечем вся беда, а Калинин тут как тут своим приказом ликвидировать как класс и отправить в Нарымский край, так сбылось всю Россию и Сибирь цык в Нарым свозил».
В этом же письме давалась широко распространенная в тот период образная интерпретация советской символики: «Советский герб серп и молот смерть и голод бедняк серп капитал пожал вот и смерть, рабочий — молот хлеб забрал вот и голод разгоните дружбу молота и серпа пойдет жизнь весела, станет жить народ на воле всего будет боле».
Широкое распространение в деревенской среде получила политическая сатира, облаченная в традиционную форму частушки. В ней нахо-
дили отчетливое отражение основные приметы времени. Весной 1930 г. в с. Шералдай Бурят-Монголии молодежь распевала частушки «антисо-
ветского характера», сочиненные, по мнению чекистов, 60-летним нищим стариком Петром Гандимуровым:
«Мужики вы дураки / Расширяйте площадь / Расширяйте площадь шире / Чтоб потом голоса лишили. Ой коммуны, вы коммуны / Настоящие гады / Вы в коммуне нажились / Стали шить себе наряды <...>
Прошли девушки запели / Взбудоражили село / Из коммуны и артели / Расходиться весело.
Где буровят ключи / Из под каменной горы / Из артели убежали / Все крестьянские дворы.
Жизнь наша немила / Нет табаку и мыла / Рубашка загрязнится / Нечем помыться.
Не ходите девки в школу / Там нет бога, нет креста / Один Ленин на картинке / Сидит выпучив глаза».

Стремясь доходчиво изложить свое отношение к происходившему, авторы иногда обращались к знакомым и понятным религиозным образцам, в частности, молитве. В конце апреля на здании психолечебни-
цы в Томске появилась анонимная листовка в стихах, написанная, по мнению чекистов, «вполне грамотным человеком»:
«Посвящается М.И. КАЛИНИНУ.
ОТЧЕ НАШ*
О ты наш Всероссийский Староста,
Мы — ликвидированное кулачество
В тюрьмах задыхаемся среди параш
К тебе взываем отче наш.
Не так велико наше преступление Как
мы несем за него мученье Не веришь
нам того спроси Иже еси на небеси.
Ты милостив о том все знают И
все тебя благословляют Как
бедняки так и кулачье Да
святится имя твое.
В награду за искреннюю любовь к народу
Которому ты даешь полную свободу И
власть взял в ведение свое Да будет
царствие твое
Ты знаешь что в С. Союзе "душно"
Так все грехи "великодушны"
Оставь нам по декретам вашим
Яко же и мы оставляем должникам нашим.
В СССР жить мы честно будем И
жизнь кулацкую забудем
Коль освободишь класс наш весь Хлеб
наш насущный даждь нам днесь.
Все места куда нас сажают И
отдаленные края, куда ссылают Ты
упраздни без исключения И не введи
нас во искушение.
Ты упраздни ГПУ, милицию
И прокуроров, коалицию
Оставь ты нас без ока правого
Но избавь ты нас от лукавого. АМИНЬ».
__
 * Подчеркнуто в источнике.
Не случайно появление анонимных произведений от имени «ликвидированного кулачества» весной 1930 г. в Томске, одном из крупнейших сибирских городов. Здесь на окраину, недалеко от пристани, в ожидании
начала навигации в распределительный лагерь было свезено из разных районов Сибири несколько тысяч репрессированных крестьян для последующего распределения по спецпоселкам Нарымского края.
Реакция крестьянства на государственное насилие, облаченное в экспроприацию и высылку «в тайгу», «за болота», «на кочки» находила отражение в различных, в т. ч. и стихотворных, формах. В оперсводке
от 23 марта 1930 г. отмечено, что в с. Тюхтет Ачинского окр. «сыном кулака Михневич Дмитрием было написано стихотворение антисоветского характера по поводу выселения кулаков, которое он зачитывал
крестьянам. <...> Михневич арестован». Далее в приложении к сводке
в копии воспроизводились стихи Михневича:
«22 февраля.
Ночь мятежная проходит
Утро страсти настает
И великий день подходит
Всех сердце ох — тяжко жмет
О заря уже восходит
Все со страстью смотрят вдаль
Вот милиция приходит
И приказ великий дан
Эй в четыре часа сроку
Собирайтесь поскорей Брости
всю нажиту склоку К
выселенью побыстрей
Весь свой век жили трудились
Потом кровью добывав И они
теперь вселились Вон с двора им
все оставь
Смертный приговор без смерти О
народу дан вмиг раз А они
ж аспиды черти О настал великий
час
Сколько слез тогда пролили
Матери грудных ребят
В утробе мучались вскормили А с
ними шутками шутят
Ничего мол все колхозам Вам
спасибо нажили И коммунисты
злым барбосом В дома слезные
вошли
О звуки плачь и вопли раздаются
Скреж и стон кругом О как, о
как же нам простится Скотина
все а! дети, дом
Не плачь родная утешают
Соседи мрачно говорят Но он
язык он всем мешает Скажет
слово и слезы заблестят
Под звуки слез сердец разрыва
Они с усмешкою стоят Ну
поворачивайсь корова О господи
за что они морят
Согнали сотнями семейства
Бедный жалкий весь народ О,
хуже всякого злодейства И кто-
б царил о мерзкий сброд
Ты посмотри на все селенье Что
море черное шумит Народ
трудящий в выселенье В
подводах площадь — вся гудит
О слезы слезы смех рыданье
Дома! Дома! Что! Ой! Ой да!
И великое страданье
Окончится оноль когда
Нардом он полон матерей
Зыбки зыбки теснота О
крик, шум о плач детей
Скреж зубов о ада тьма
Плачь матери плачь сердца
Слова гнусные пылают
Возмите вы моего герца
Моего сына. О как рыдают
Спасите вы его от ада
Спасите всех мучений зла О
он о он же мне не надо
Хочу чтоб умер без меня
Умрите жалкие страданья
Зачем на свет вы родились
Мученья горе все преданье И
снова слезы полились
Мороз и снег и ветер буйный В
дороге жалких застает
И этой тяжкой ночью лунной
Ребенка трупик застыет
И первый день обоз прошедши
Потеря жизни в миг сбылась Три
детских трупа там нашедши И мать
одна там осталась
Сердце матери невсилах Детей
смерти пронести У этих маленьких
могилок Мать слабела и последнее
прости
И вот на станцию приехав
Сгрузили как товар в вагон И
много много их наехав Пока
собрался полон эшалон
О туча черная весь город
Стремятся их все увидать
И как разразившийся голод
О мстить и мстить в сердцах хотят
О люди вы прощайте все
Лишь бог он ведает один Где
нас сгноят или в тюрьме Или
под огненый нажим
Не может быть он этот плачь
Все слезы бедных матерей
Все трупы о он палачь Сотри
Господь его скорей!
Конец. ДЭАН»
Несколько позднее, в апреле 1930 г., в районах, прилегающих к спецпоселкам, стали появляться листовки, в авторстве которых чекисты подозревали бежавших из ссылки «кулаков». 15 апреля в с. Баженово
Тарского окр., граничившего с Васюганской и Кулайской комендатурами, были обнаружены две листовки, написанные, как предполагалось, одним из бежавших, Барановым. Приводим оба текста:
«ПОДГОРНАЯ
Хорошо активу долю судьбу крестьянскую решать / И еще лучше псам деревни наше хозяйство пропивать/ Мы наживали его веками, псы растащили его в один день / Но все равно осталась голодая, ходит по
миру / Но тираны тем довольны, в болота сослали нас / Не радуйтесь, лентяи, и придет беда на вас / Мы расправимся с активом, как с картошкой повара / И не забудем коллективы, что тоже сволота <...> / За позорную насмешку посидите пред судом / А быть может и скорее прочитают вам альбом / За идею идиотов прогремит над вами гром».
«ИЗ ЖИЗНИ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ.
По диким лесам Васюгана где выброшен на гибель народ. Наверно
медведь ликовать над ним будет. И ворон труп наш будет клевать
Нас сослали на верную гибель придется эту жизнь пытать нас тысячи — шли через болото не знали куда и зачем а сейчас мы все узнали, что придется нам всем умирать Перешли мы болото не видали
мы светлого дня, только слышно стоны народа от свободы так гибнет народ оторвали от родного нас поля и загнали в трещебу болот там не увидишь веселого взгляда а только слышны там стоны кругом, где ма-
лютка в снегу умирает, где скончалась малюткина мать, и при взгляде на эту картину пришлось и отцу умирать, он не выдержал тяжкого горя и сужден он в снегах умирать.
Где поле облитое потом где трудом нажитый дом, где дети росли и мучились но сейчас пропадать им пришлось, от руки паразитов актива деревенской всей своры и псов.
Это жадно ненависть и своры отобрали наш труд и сослали на явную гибель Васюгана. Дебры болот уж наверно ликуют тираны. Эх наш кровавый труд, но наверно скоро отольются злодеем, взойдет солнце у нас, но только жалко безвинных ребят, за что сотнями гибнут они ведь сотни погибли в снегах Васюгана от не навистной тираны руки они жаждают крови лишенцев, и готовы пить за всегда, но взойдет
солнце, свободы придет тиранам беда, отольются им стоны погибших малюток, отольются за смерть матерей. Нам не нужно тираны легендов и не нужно пятилетний их план. Но нам нужно вольный труд и торговлю. И собственность людей. Все нужно нам.
ЛИШОНЕЦ. В обратный путь переселенец написал эту штуку».

22 мая в Тасеевском р-не Канского окр. работавшим в тайге сотрудникам Сиблестреста «неизвестными лицами», вооруженными винтовками и охотничьими ружьями, было передано полученное «от приезжавшего полковника из Москвы с целью поднять восстание против Соввласти» воззвание к крестьянам:
«МАНИФЕСТ. ДОРОГИЕ БРАТЬЯ КРЕСТЬЯНЕ!
13 лет тому назад радостное известие о низвержении царя и всех его прислужников, помещиков, дворян, генералов и буржуев, заставило радостно биться наши сердца, во имя великой наступающей свободы.
Много лучших из нас легли на поле битвы, за свое крестьянское освобождение от ненавистного ига и теперь надеялись устраивать свою жизнь, как нам этого хотелось.
Но не суждено было сбыться нашим желаниям, над нами повисла еще более темная туча — коммунистическая партия, которая путем обмана и невыполненных обещаний укрепила свою власть и как паук из своей жертвы начала тянуть наши соки, нещадя ни стариков ни детей.
Из года в год мы ждали улучшений, но каждый новый наступающий год отнимал у нас ни малые права, которые мы имели.
Нам обещали крестьянскую свободу, свободу земли, свободу выбора своей власти, свободу слова, свободу религии и много других обещаний.
Но к чему привели все эти обещания. Наша крестьянская свобода нарушилась, землю у нас отбирают и отдают под коммуны, коллективы, куда и самих гонят насильно, нас выгоняют на нежилые участки, а то
и совсем все отбирают, под разными предлогами; выбирать мы не можем никуда своих доверенных крестьян, ибо нас заставляют выбирать продажных негодяев, коммунистов, которые ни к чему не способ-
ны; если же мы выбираем своих людей или выскажем свое мнение открыто, то нас гонят на ссылку, в тюрьму, на принудительные работы, незаконно лишают прав и разрушают семью.
Нам обещали свободу вероисповедания, но наши церкви насильно закрывают, священников изгоняют, подвергая всевозможным гонениям.
Мы не можем не крестить, ни хоронить по христиански, так как мы этого хотим, ибо за это_мы также подвергаемся преследованиям. Нам не дают праздновать наши праздники. Для того, чтобы легче было преследовать нас делят на кулаков, средняков, бедняков и батраков. Если из нас кто скажет свое мнение, то из бедняка его делают кулацким подпевалой, подкулачником. Всячески стараются вселить между нами
вражду, под видом классовой борьбы, чтобы легче было нас грабить. Заставляют доносить не только друг на друга, но даже сына на отца, мать на дочь, сестру на брата.
Дорогие братья и крестьяне, из нас сделали хуже чем рабов, нас заставляют работать на негодяев, лентяев, грабителей коммунистов. Нам даже не дают работать свою работу и если что делаем для себя, то урывками, украдкой, боясь преследований; работаем без праздников и отдыха от солнца до солнца. Даже при царе в крепостное время мы имели праздники и отдых. На нас смотрят хуже чем на скотину, гонят работать больных женщин, детей и стариков без пощады, платя ничтожную плату, за которую мы не можем окупить расходов по пропитанию, а часто работаем и совсем безплатно.
Нас душат налогами, под предлогом строительства, самообложения, просвещения и проч. и проч. нам не хватает того, что каторжным трудом зарабатываем и должны продавать свое хозяйство на уплату нало-
гов, которые обрушиваются на нас без конца. Тот хлеб, который мы добываем мы не можем есть вволю, ибо нас сажают на паек, а все лишнее отбирают за ничтожную плату, а то и даром забирая под различны-
ми предлогами. Этот же хлеб обязаны отвозить на голодных лошадях почти бесплатно. Скот дохнет от голода, ибо кормить нечем, корм отбирают все разрушают, всех гонят, все хорошее уничтожают.
Дорогие братья крестьяне, нас обманывают рассказами о зверствах в буржуазных государствах, но каждый видит сам, что тюрем, выстроенных царем, у нас не хватает и наполовину. Соловки, тюрьмы и Сибирь переполнены ссыльными и заключенными. Почти в каждой деревне, в каждой семье имеется родственник или член семьи, находящийся в тюрьме в ссылке или на принудительных работах. Это все нам дали
кровопийцы коммунисты, взамен свободы, которую мы добивались
собственной кровью.
На всем протяжении человеческой истории, мы не встречали таких зверств и издевательств, какие происходят у нас, варвары коммунисты не щадят даже грудных детей и стариков и десятками тысяч гонят их в места, где они заведомо должны погибнуть от холода и голода, ибо их гонят в тайгу, в лес, за десятки верст от деревень, где они должны находиться на снегу без жилища, молока и хлеба. Тысячи людей обречены на голодную смерть лишь только за то, что они были старательными честными крестьянами и каждого из оставшихся ждет такая же участь.
И вот, дорогие братья крестьяне, настало время, когда у нас ни осталось ничего. У нас нет ни собственного дома, ибо из него выгоняют или могут выгнать каждую минуту, у нас нет земли, так как ее отбирают
по капризу ничтожных коммунистов, у нас нет лошадей, ибо их гонят независимо от наших желаний, у нас нет вволю хлеба, ибо его выгребают, наш скот отбирают под предлогом контрактации, а взамен ничего не дают кроме пустых обещаний. И мы должны вести полуголодную жизнь. У нас нет ни праздников, ни церквей, наши семьи разрушают и нам нечего больше ждать, кроме ссылки, тюрьмы и голода.
Довольно терпеть все эти издевательства и гонения, к которым мы подвергаемся, кучкой продажных негодяев коммунистов, ибо ни один порядочный и честный труженник крестьянин не идет в эту грабительскую партию, которая хочет нас же заставить воевать на защиту своих грабительских прав.
Довольно издевательства, довольно страданий и все как один станем
на защиту порабощенной свободы. Как один умрем для спасения нашей великой России, для спасения наших детей и погибающих в ссылке и тюрьмах — братьев крестьян.
Дело освобождения крестьян есть дело наших же рук. Свергнем иго ненавистных кровопийц коммунистов. Пусть через наши трупы, через нашу кровь, возсияет померкшее солнце свободы.
Да здравствует великая свободная крестьянская Россия.
Да здравствует единый, свободный, крестьянский труд[овой] народ.
Долой диктатуру коммунистов, долой насилие, долой грабеж и издевательства над нами.
Умрем или победим.
Крестьянское (знак икс) — Союз освобождения трудового крестьянства.
Март 1930 г.»
Красильников С. Указ. соч. - с.40-50
Tags: коллективизация, повстанчество, сталинизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments