d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

«Зажиточная жизнь советской деревни»™

Читаем также:
Российская деревня после войны. Положение в деревне глазами крестьян

Пишет afanarizm ([info]afanarizm)
@ 2010-06-14 20:50:00

...Набрёл на записки колхозного функционера (увы, из них не вполне понятно, кто он по должности), из которых очень хорошо видно, как жили люди под «народной» властью. Текст отсюда, разбил его по азбацам для удобства чтения.
И.С. Тихонов (рукопись)

<...>Я уже говорил, что очень плохо было со всеобучем, т.к. экономическое положение колхозов и населения было очень плохое. Хлебозаготовки выполнялись с трудом. В некоторых (в большинстве) колхозах забирали под чистую все зерно — и фураж, и семена и то не хватало. Недостачу покрывали сильные к-зы ("Ударник", "Аврора", [неразб] и др.). Председ. к-за "Аврора" Шевелев Федор Андр. на партактиве говорил, что колхозы плохие из-за того, что к[олхозни]ки все лентяи. Это чисто кулацкая теория — все кто плохо живет — все лентяи. Но у этих "лентяев", например, в Окт. с/с. было на каждого человека 7 га пахотной земли. МТС посеет, семена даст гос-во, а убирать некому, и иногда половина, а то и больше посевов уходит под снег. В Семенцевском с/совете в к-зе было 3 лошади и столько же коров — это на 3 деревни. Кол[хозни]ки работали даром. Ск[олько] успеют осенью получить авансом да украсть, тем и были довольны.

Гос-во, можно сказать, грабило колхозы и колхозников. Центнер ржи стоил 11 р. А его за 11 р. не повезут на приемный пункт. Почти даром брали молоко и мясо (молока надо сдать 600 л, мяса 50 кг), шерсть и яйца. Народ бежал из деревни. Особенно плохо было ребятам. Много было случаев, когда матери бросали детей на вокзалах, в учреждениях. У нас в РайОНО было оставлено 14 чел. Всех их я передал в школы слепых и глухонемых. А потом погрузил в машину и отправил в Юровский д/д. Часа через 3 их привезли обратно. Тогда в воскресенье мы с предриком сами повезли ребят в д/дом. Только приехали — директор д/до[ма] кричит ребятам, чтобы сидели в машине, не вылезали (дир. Дм. Никитич Верещагин). Ну Пузиков (предРИКа) приказал строго ребят принять. Верещагин говорит, что надо палатки во дворе ставить — т.к. размещать некуда. "Ставь палатки, а ребят прими", — сказал предРИК. Ну, а я обещал достать на них в Облоно путевки. Был строгий приказ Облоно без путевок и документов ребят в д/д. не принимать. Документов ни у одного никаких не было, путевок тоже. В Облоно я имел крупный разговор с инспек. по д/д. Копышевой Е.В. Она грозила всеми небесными карами за само[во]льство, но путевки все-таки пришлось дать. Таких же ребят 12 ч. жили больше года в районной больнице.

Точного учета неохваченных школой ребят не было. Отчет из Облоно спрашивали часто. Помню в 1947-48 уч. году первую цифру в Облоно я дал 43 чел., записал ее на стенку у телефона и от нее "танцевал" — при каждом следующем отчете цифры становились все меньше и меньше и дошли до 21. Такая же "точная" отчетность шла в Облоно и о заготовке дров, о стр-ве домов для учителей и др. Военный опыт пригодился. Врать можно было, т.к. цифр этих не проверишь, да никто их и проверять не собирался. А ну-ка попробуй сказать, что "не знаю"! — затаскают и при каждом удобном случае будут тебя вспоминать недобрым словом. Я всегда всё "знал" и чтобы следующий раз не попасть впросак все цифры записывал на стену у телефона и Галя (секретарь) записывала себе. По сути дела, я ничего точно не знал и считал не нужным знать, т.к. ничего я изменить не мог, особенно со всеобучем.

Большой неохват был в Семенц[е]вской школе. Директор старый, опытный, энергичный и он не мог ничего сделать. Я его ругать, а он говорит: "Приходи и посмотри сам". Пришел я и пошли мы утром с Никоном Капитон. по домам из которых не ходят ребята. Пришли в один дом. Наша ученица спит на полу. С нашим приходом она встала и ушла на печку, захватив с собой "постельные принадлежности", которые состояли из одной старой рваной фуфайки. На девочке грязная рубашка. Больше ничего нет — фуфайка служит матрацем, подушкой, одеялом, как шинель солдату. На ноги одеть ничего нет. Ни пальто, ни теплого платка, ни платья. Семья три человека: отец, мать и девочка. На трудодни ничего не дали, хлеба нет и купить не на что. Коровы нет. Мать говорит, что вот завтрак приготовила — наварила капустных листьев, плохой картошки, свеклы, брюквы. К обеду надо еще что-то искать. Вот как вовлечь в школу эту девочку? Надо ее сначала одеть, обуть, как-то кормить, а уж потом и учить. Пошли в другой дом — та же картина. Наша ученица тоже спала на полу, но у нее две фуфайки. Двери в избу открыты, т.к. топится железная печка и дым почему-то весь идет в избу, а не в дымоход. У печки сидел мальчик лет 12-14. Девочка тоже прыгнула на печку, но как она там сидела — представить не могу, т.к. дым стоял чуть не до самого пола (50-70 см). Мальчик позвал ее — она не пришла. Я попробовал ее достать с печи, но в дыму дышать невозможно.

Так мы и ушли. Позвал меня Никон Капит. к другим, но я больше не пошёл — не хотелось смотреть еще и еще раз этой страшной картины. Многие были больны — их надо было лечить или направлять в инвалидный дом. Вот каковы были последствия войны и прежде всего какая-то тупая, упорно пагубная политика партии в отношении колхозов. Сказал я раз на каком-то узком собрании, что надо колхозы эти ликвидировать, сделать совхозы и создать для людей нормальную жизнь и дать оплачиваемую работу. Меня обвинили в нарушении Конституции, в невери[и] в к-зы, в силу народа преодолевать трудности и т.д., и т.п. Потом, через 10-15 лет я оказался прав.

Очень пагубную роль для колхозов сыграла \довоенная/ политика местных органов на увеличение пахотной земли. Колхозам до войны каждый год в течение 5-6 лет давали довольно большие задания по раскорчевке новых земель. В наших с/совет[ах] Грязов. р-на (Сидоровском, Заемском, Семенцевском, Кос[неразб.]нском, Обнорском, Нефедовском, Октябрьском) почти ни один [из] к-зов не раскорчевал ни одного квадратного метра, а в район давали сводки, что план по раскорчевке выполнен. В лучшем случае для отвода глаз распахивали небольшую площадь пустошей. На бумаге посевная площадь к-зов выросла чуть ли не в два раза, а фактически она уменьшалась. План хлебозаготовок давали по бумажным цифрам. В результате план был всегда завышен в два раза. Только в 50-тые годы были установлены истинные размеры пахотной земли. Было списано Облисполкомом несколько сотен тысяч га земли с колхозов. Тогда еще в "Крокодиле" была заметка, что скоро в Вологодской области останется только участок земли, что находится во дворе Облисполкома, а остальную всю спишут.

Только решение ЦК КПСС об увеличении закупочных цен на сельхозпродукты вывел[о] колхозы из нищеты. А сколько раз гос-во списывало всякие ссуды с колхозов. Каждый год давали семена — списывали. Не выполняли поставки — списывали. Ни одной копейки ни один кол-з не возвратил гос-ву из денежных ссуд. А всё хвалили — дела в с/х-ве идут хорошо. А как планы выполняли. Бывало снег уже идет на полях, а секретарь Грязов. р-ма КПСС Акиньхов на перекличках кричит истошным голосом, что надо сеять, у кого план не выполнен (озимую рожь) — и сеяли! Никто не смел слова против сказать, хотя все знали, что секретарь чушь говорит.
http://afanarizm.livejournal.com/222790.html

Tags: из френдленты, коллективизация, контрпропаганда, сталинизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments