d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

Дневник лейтенента Дзяковича

Запись сугубо исторического характера, без разоблачений. Просто в порядке информации, а также чтобы разбавить общую направленность журнала. Фрагменты партизанского дневника, в котором содержится немало интересных подробностей о быте, проживании и питании партизан в годы ВОВ.
В дневнике также приведены рецепты изготовления хозяйственного мыла и самогона. Желающие могут воспользоваться:)


__
Тема участия советских партизан в Великой Отечественной войне не ограничивается только освещением
вооружённой борьбы. Боеспособность партизанских формирований в немалой степени зависела от так называемых мелочей быта — жилища, одежды, продуктов. Реальности оккупации делали их выбор крайне незначительным и связанным с большим риском. Как было на самом деле — лучше всего узнать из свидетельств самих участников. В частности из записей саратовца Анатолия Николаевича Дзяковича1 — командира партизанской группы на белорусской земле. В отличие от лауреата Ленинской премии в области литературы Леонида Ильича Брежнева, честно признававшегося в «Малой Земле», что «дневников на войне я не вёл», партизан-подрывник свои впечатления дневнику доверял.
Лейтенант Дзякович — начальник химической службы 223-го стрелкового полка 53-й стрелковой дивизии — попал на войну с первых дней. Участвовал в Смоленском сражении, в том числе в Ельнинской наступательной операции. Но в начале октября 1941 года в ходе немецкой операции «Тайфун»
раненым и контуженным оказался в плену.
Прошёл могилёвский «шталаг» № 341. Чудом избежал тифа и голодной смерти. Смог как этнический белорус2 устроиться работать на кирпичный заводик. Оттуда с двумя земляками-саратовцами сбежал к партизанам.
Они были приняты в один из отрядов жлобинской партизанской бригады имени Железняка (командир И. И. Шаруда), входившей в Гомельское партизанское соединение генерал-майора И. П. Кожара. Бывший комиссар бригады, секретарь Жлобинского подпольного райкома партии Г. В. Злынов позднее
вспоминал: «С Анатолием Дзяковичем и его боевыми друзьями-саратовцами встретился в мае 1943 года в лесу возле небольшой деревушки Буда... С первых дней нахождения в отряде Дзякович организовал подрывную группу... Это был один из активных подрывников в нашем отряде, а затем бригаде»3.
Рассказ о боевой работе занимает в дневнике ведущее место. Вместе с тем автор не мог не затронуть проблему партизанского быта. Особенно остро она встала с приближением в октябре 1943 года линии
фронта. Прифронтовая зона наполнилась тогда регулярными войсками противника, и партизанские районы подверглись жёсткой блокаде и прочёсыванию. Группа оказалась в расположении немецких войск, стоявших против Красной армии в районе Жлобина — Паричей. Долгих девять месяцев партизаны
действовали на передовых позициях, постоянно рискуя быть уничтоженными. Выражение «нам гоняли «кота», то есть делали облаву, встречается в записях регулярно. Сам командир группы уже после соединения с Красной армией докладывал, что немецкие передовые части нередко находились в нескольких километрах. Тогда спасались тем, что передвигались вслед противнику на небольшом расстоянии. Но в основном прятались в землянках-тайниках — буданах.
Исключительную остроту приобрела проблема питания. Основным продуктом была картошка (бульба), но заготовленные партизанами бурты немцы обнаружили.
Пришлось «ходить по куски» — просить еду у местного населения. Редкие продуктовые походы совершались в ночное время, путь лежал через болота, которые благодаря мягкой зиме не держали. Обувь была плохая, у многих — лапти, так что ходили всегда с мокрыми ногами4.
Наступил голод, а вместе с ним и тиф. С антисанитарией боролись баней и специальными растворами, которые выпускник химфака Саратовского университета Дзякович вместе с мылом изготовлял в местных
условиях. Таким же целям служил изредка появлявшийся у партизан самогон. С его помощью немного сбрасывали и постоянное нервное напряжение. Показательно, что и рецепт мыла и самогона автор дневника аккуратно вписал на его страницы.
В1944 году, когда Красная армия освободила Беларусь, Анатолий Николаевич какое-то время исполнял обязанности председателя районного исполкома города Жлобина.
Затем вернулся в Саратов. Преподавал химию и технологию металлов в Саратовском индустриальном техникуме. Среди его воспитанников был и Юрий Гагарин. Но здоровье уже было подорвано нечеловеческими испытаниями войны: в декабре 1968 года после продолжительной болезни на 58-м
году жизни Дзякович скончался.
Наша публикация содержит небольшие отрывки дневниковых записей, рассказывающих о партизанском быте. Многочисленные боевые и другие эпизоды опущены5. Названия населённых пунктов даются без сносок с учётом того, что все описываемые события происходили на территории Жлобинского
района Гомельской области и Паричского района тогдашней Полесской области БССР.
Публикация кандидата исторических наук
Анатолия Симонова и Натальи Шировой
г. Саратов
 

08.07.43.
Утро. Кругом тишина. По небу разлита какая-то муть, из которой непрерывно сыпется водяная пыль. Мы нашли сено и закопались в него.
У Лёшки голова снаружи. Он спит, и в глазной впадине у него собралась лужица воды. Впечатление — лежит мертвец.
6 часов вечера. Мы всё ещё в болоте. Кругом тишина. Михаил с Аркадием и Сергеем пошли в разведку 5 часов назад. Играли в дурака. Завтрак: сало 5 гр„ сухарь 5 гр. Обед то же плюс ложка сахара,
растворённая в воде. Все ослабели — когда идут, дрожат ноги. Ночевать, очевидно, будем здесь.
13.07.43. Вторник.
Вчера весь день пробыл в разведке... Всю ночь и теперь моросит мелкий противный дождь. Давно уж не был я сухим. Сейчас кручусь у костра: высушу спину, мокнет грудь. В течение двух часов дождь как
из ведра. Сейчас моросит. Существует ли солнце, тепло и чистые тёплые постели? Ноги отказываются стоять, приходится сесть на мокрую кочку. На фронтах, очевидно, оживление, так как трое суток немец
везёт раненых.
Вода, которую мы пьём, имеет цвет мочи, но не имеет и прозрачности.
01.09.43. Среда.
Еле ушли, попали в мешок: слева и с тыла засады, впереди железка, всё вынесли, но было тяжело. В 19:00 въезжаем в Коврино на продзаготовки.
02.09.43.Четверг.
Привезли две свиньи, четыре овцы. Проводники — цыгане — как черти. Вечером на Лесань.
08.09.43.
Ночью сожгли три моста на шоссе Красный Берег — Паричи. Получил 10 писем, читать не дают, требуют пол-литра. Поеду шукать. Вызывают в штаб.
05.11.43.
Трава покрыта инеем, а я пьян вдребезги. Пришёл Федя П. и принёс литр перегону. И вот мы смертельно напились... За день подорвана грузовая машина у Радуши и мотоцикл. За последние четыре дня у леса Красного Берега подорван эшелон — две платформы с танками «Тигр», паровоз и три закрытых вагона.
Получил известие, что в отряде тяжёлая обстановка. Бои каждый день, боеприпасы кончаются.
15.11.43.
Двое суток не спали, строили тайник и неудачно, не даёт вода. Пришлось сделать очень низкий тайник, ни сесть, ни встать.
16.11.43.
Исходил с П. А. весь лес — вёрст 30 и нигде не нашёл идеального места. Вечером в Борщёвке собрал пудов 10 зерна.
22.11.43.
Настроение хорошее. Засолил тёлку. С утра грохочет артиллерия. Докончили землянку,
23.11.43.
Лежит снежок. Следы здорово видно. Установили печку.
25.11.43.
Хорошо слышно фронт. В Казимировской Слободке до 500 СС и жандармерии. Собираются нам «кота гонять». Имеют много сыскных собак. Наше положение очень тяжёлое... Ночевали сегодня в своём будане.
Сделан так, что без собаки не найдёшь. Погода тёплая. Снега нет.
27.11.43.
Ходил на выстрел в разведку. В Кругах немцы. Ночью выпал снежок. Теперь тепло и снег понемногу тает, но до ночи, вероятно, пролежит. Опять была тревога: в лесу стрельба полукругом. Пошёл в разведку: по Устрине немцы лес рубят, в Борщёвке что-то делают. Обедал с самогоном — любят меня люди. Сейчас уже ночь, коварная ночь.
Иду спать. Ночью пришли М. К. и Н. П. Посылал их за мукой, которую прятал ещё отряд. Там её было пудов 60. Н. П. нашёл её, и привезли два мешка.
29.11.43.
Настроение восторженное: канонада рядом. Даже пулемёты иногда слышно. Ночью спим плохо. Подошла вода. Пришлось отливать. В небе всё время авиация. Только не разберём, чья. Бомбёжка смешивается с
грохотом артиллерии. Главный грохот в направлении Стрешина и Паричей. Такого веселья мы тут ещё не слыхали. Воду пришлось отливать ещё раз — 30 вёдер. Настил, где спим, сделали более высоким на 10 см. Теперь сесть у нас можно, только опустив голову на грудь и согнув спину.
01.12.43.
Вечером была сильная мигрень. Ночью отливали воду, а затем варили завтрак и обед на сегодня. Это один ведёрный чугун. День сегодня исключительно ясный, небо синее, но фронт молчит совсем.
А вчера с вечера хорошо грохало.
03.12.43.
Всю ночь и день идёт снег, не густой, но непрерывный. Мы сидим в будане, так как выходить нельзя, проснулись сегодня в воде боками. Отлили, но уже мокрому не сон. Да и рассветало. Только вот обсушиться негде, днём дым воспрещён. Играли в карты и шахматы, щёлкая зубами. Днём два раза прйлетал наш самолёт — бомбил Красный Берег. Как тоскливо, когда не слышно фронта, а он уже несколько дней молчит.
На Красный Берег ещё раз налетали самолёты. Судя по звуку и бомбёжке, не один. С пулемётов тоже стреляют. Пробовали отлить всю воду — не удалось — натекает вновь. Идёт спор, греть или не греть чай.
Я против — боюсь, не будет дров (это в лесу-то), но на своём мнении не настаиваю. Если придётся жрать сырое, сожру — не первый раз. Альберт вырвал у меня корень чирья, теперь я спокойно себя чувствую.
04.12.43. Суббота.
Как и каждый раз, теперь на рассвете проснулись в воде. За сутки мы отливаем около 100 вёдер воды. Неужели, когда ударят морозы, воды не убавится?
Мне кажется, что с армией мы соединимся тогда, когда я допишу эту тетрадь. Вот я и пишу во все лопатки. Благо сейчас время есть. День просидели тихо, как в гробу. Сейчас Сергей и Лёшка пошли за дровами, так как, кажется, пойдёт снег. Получил плохие вести. Паника у немцев прекратилась, и они вновь движутся на Жлобин.
05.12.43. Воскресенье.
День Сталинской конституции. Я надеялся этот день провести в армии, а приходится встречать его в яме, сидя жопой в воде. Сегодня ещё на 2 см поднимал наше логово. Воды должно убыть, так как стоит лёгкий морозец. Фронт хоть и плохо, но слышно. Но сидеть нам тут придётся, вероятно, долго, поэ-
тому уже сейчас перевожу ребят на полуголодный паёк.
06.12.43. Понедельник.
Опять оттепель. В нашей яме воды прибавилось, появились вши. У себя я сегодня нашёл шесть штук. У ребят больше. Придётся ежедневно заниматься вошебойством. Решил исправлять почерк и писать
аккуратно. Пишу при электросвете. Пользуясь проталинами (результат оттепели), ходил относительно дров и картофеля. Нашёл некую батарейку и попробовал подстроить лампочку от карманного фонаря — горит. Дров принесли, картошки взять негде: все окружающие деревни заняты немецкими частями. Если так будет и дальше — нам грозит голодная смерть. За весь день не было видно ни одного самолёта.
07.12.43. Вторник.
Опять кругом тишина. Снег почти стаял. Сергей с Макарием пошли на заготовку. Весь день чинил гимнастёрку, сделал оба манжета и залатал один локоть. Завтра дочиню. Почти всю ночь не спал. Думал
о доме. Скучно и грустно. Сделали уборную. Не прошло и 2-х часов, как ребята вернулись. Все деревни, в которых мы когда-либо были, заняты немцами. Придётся ещё сократить
паёк. Убил 11 вшей и одну блоху.
08.12.43. Среда.
Раздобыли корову, лошадь и пуда три жита. Достали мы бульбы. С коровой провозились до двух ночи.
Решил сегодня поститься,так как понос меня замучил. Немцы от нас в 200 метрах. Ребята волнуются. Если они найдут нас, то смерть неизбежна, так как боя в нашем будане мы принять не сможем. Немцы ушли.
09.12.43. Четверг.
Утро морозное. Решили день провести на ногах. Думаю, что так меньше шансов нас поймать, а тем более перебить. Забрались в чащу неимоверную. Нашли сено и уселись на него. Ребята играют в карты.
День идёт к вечеру. Немцы несколько раз подходили на 200-400 метров к нам. Шляются по лесу. Если был бы хоть один автомат, можно было бы перестукнуться, а так силы слишком не равны. По направлению Замен — Рыни грохочет тяжёлая немецкая артиллерия. Но кто наступает? Развели костёр и отогрелись.
11.12.43. Суббота.
Морозец настоящий, а снега нет. Нам сейчас снег бы лучше. Фронт далеко, даже слабо слышно. До 3:00 ночи била наша дальнобойная артиллерия. Почти на севере и юге активно шёл артиллерийский бой, но
далеко. Тучи рассеялись. Небо ясно. Садится солнце. Артиллерия умолкла, зато в большом количестве появились немецкие самолёты. Сегодня идём за бульбой. Сумеем ли прорваться через немецкие посты?
15.12.43. Среда.
Вчерашняя канонада — дело рук наших. Наши близко. Сегодня весь день в небе наши и немецкие самолёты. Сидим без белья, так как занялись вывариванием вшей. За ночь думаем кончить.
16.12.43. Четверг.
Ночью пошёл снег. Нам пришлось срочно сматываться в «колодец»6, так что сидим без белья.
23.12.43. Четверг.
Броник пришёл с разведки. Ушедшие группы сидят в пуще и голодают. 0 фронте ничего не известно. Иногда уходят на соединение по 2-3 человека и не возвращаются. Что с ними случается? У нас новое горе — портятся продукты.
24.12.43. Пятница.
Солома под нами сгнила и воняет. От соломы воняет и вода, так что пить нам приходится тухлую воду. Хлеб заплесневел. Сухари и фасоль тоже. Мясо покрылось зелёным налётом и тоже припахивает.
Вчера немцы были в 5 метрах от нашего будана — «колодца», то есть от смерти нас отделяло расстояние очень малое. Хуже всего то, что боеприпасов у нас почти нет и работа стоит.
25.12.43. Суббота.
Заготовили дров дней на 10-15. Сергея, Макара и Петровича отправили за бульбой. Настроение у всех подавленное. Фронт слышно совсем глухо. Часто вспыхивают ссоры, которые я прекращаю, приобретая как-то незаметно большой авторитет.
26.12.43. Воскресенье.
Проснулись в воде, так как вчера был дождь. Видел ребят, пришедших с попытки соединения. Сумело перебраться через Березину человек 20. Немцы остальных обнаружили, открыли огонь. Много
претерпели бедняги. Решил строить новый будан.
27.12.43. Понедельник.
Роем пробную на воду яму для нового будана. Местность подходящая, но грунт очень тяжёлый. С юга слышен активный бой.
30.12.43. Среда.
Основная яма и покрытие нового будана вчерне закончено. Спать сегодня придётся у Заброскина, так как за день вода залила логово. Одежда начинает гнить.
31.12.43. Пятница.
Итак, 1943 г. кончается. Что принесёт мне 1944 г. Вечером не буду спать до 12 ночи. Пожелаю моим любимым счастья. Сейчас ищем сена для постели. Прошли вёрст 15, а его нет. Количество воды в старом будане дошло до 150 вёдер в день.
04.01.44. Вторник.
Вчера был в Кругах, немцы тоже там, да очень в баню захотелось. Сидел у Спирки, только вышел, туда немец. Пока мылся в бане, прибыла часть, гнавшая беженцев с Нив и Лесани. Погода х...вая, идёт дождь. Утром отлили 100 вёдер.
06.01.44. Четверг.
Переехали в новый будан. Кто-то по нему бродит, надо выяснить. С потолка капает, думаю, что дня через два высохнет. Два дня немцы гоняют беженцев. Эвакуированы Нивы, Лесань, Коротковичи, Гармовцы, Буда, Соловьи и др. На очереди Малевичи, Круги.
07.01.44. Пятница.
За вчерашний вечер и половину ночи обошёл вёрст 10 леса. Искал подходящую корову; не нашёл.
...Часть немцев уехала. Говорят, что в Брест, что бы это могло значить? Также снялось довольно большое количество немецкой артиллерии. Пришли Сергей Анненков и Алексей Упорников. В Кругах все семьи согнали в четыре хаты, в Замостье хлопцы и часть партизан, бросивших винтовки, продались немцам и пошли в добровольцы.
При их помощи немцы в Пуще обшарили все кусты. Погибло много партизан. У моих хлопцев настроение аховое. На сапоги сделал меховые галоши, а то хоть босиком ходи.
08.01.44. Суббота.
Почти всю ночь проходил. Была разведка в отношении муки. Туда прошли между Плисовой Слободой и Замостьем, обратно между Плисовой Слободой и Борщёвкой. Пришлось перейти четыре шляха. На одном чуть не попали на колонну немецких машин. Очень беззвучно идут. Второй путь лучше. Если достанем коня, сегодня поедем за мукой.
09.01.44. Воскресенье.
Ввиду того, что ночь была лунной, светлой как день, за мукой ехать не пришлось. Повёл группу на охоту. Шли часа три, путая следы, и наконец вышли на место охоты. Немцы показались неожиданно.
Анненков крикнул: «Немцы!», и все, кроме Максима, разбежались. Немцев оказалось всего двое, но случай упущен.
11.01.44. Вторник.
Вчера привели повариху Раю. День провели,устраивая стол и полки. Выпал снег. Закрыл все следы. Пока не будет мороза, выйти не удастся.
13.01.44. Четверг.
Михаил, Сергей, Заброскин, Рая с Упорниковым делают пельмени... Погода дрянь — оттепель. Снег ложится в комки и приходится сидеть.
15.01.44. Суббота.
...Вход заминировал (8 кг), если кто полезет в будан — разлетится в клочки. Надеюсь на маскировку и запасный выход.
16.01.44. Воскресенье.
С вечера ходил на диверсию с Альбертом и Максимом, на шляхе Круги — Плисовая Слобода взорвали группу машин. Обратно еле дошёл — заболел. Ночью была температура и бред. Рая ухаживала за
мной, как за малым ребёнком.
18.01.44. Вторник.
Прошла гроза. Боже мой, сколько ужаса и горя, сколько кошмара и подлости людской видел я за эти дни. 16.01. около 10 утра стоявший на часах Упорников крикнул в будан: «Немцы!» и кинулся бежать, бросив винтовку. Сергей бежал с винтовкой, а мы пятеро выйти не смогли. Каратели уже окружили будан. Всё. Смерть неизбежная, неотвратимая нависла над нами. Эти доли минуты описать нельзя.
Сказал Сеноженскому вставить в мину капсюль, остальным лезть в секретный ход. Как только мы влезли вход в трубу печки немцы бросили гранату, затем вторую. Смягчённые поворотами и расстоянием, в
уши болезненно ударили воздушные волны разрывов. Нашли дверь, открыли и бросили гранату, сдетонировала мина. Страшный удар всё заставил содрогнуться. Перехватило дыхание. Мне казалось, что моя голова лопнет от удара. А температура около 40 и слабость такая, что кружится голова и в глазах темнеет. Взрыв нашей мины заставил немцев не спускаться в будан, опасаясь нового сюрприза, тем более
что после такого взрыва в будане не могло остаться ничего живого. В открытую дверь немцы ещё построчили из автомата... и ушли. И так мы остались живы. Но как изменила лица моих товарищей смерть,
заглянувшая им в глаза в первый раз. С нашего будана началась расправа. Немцы прошли Волчий Дуб, Речице, Бабище...
21.01.44. Пятница.
Каждый день гревоги, переходы: броски в разные стороны по Волчьему Дубу и другим местам. Иногда днём прячемся в 30-50 метрах от главного шляха. Последние 2-3 дня сильная оттепель. Ночи совсем
чёрные. Ночью в лесу шумнее, чем днём. День все сидят по кустам без огня, почти без дыхания, ночью ходят, едят, дышат. Ночью волки, лисы и другое зверье, собравшееся в большом количестве, даёт свои концерты над трупами немецких жертв... Ночью ребят посылал на разведку в Кадище-Курганье. С трудом прошли, заказали баню и хлеба. Попробуем сегодня прорваться все. Боюсь предательства.
30.01.44. Воскресенье.
Вот опять начался день, полный тревог. Я просто поражаюсь нашей выносливости. Всю зиму мы ходили с мокрыми ногами, спали, дрожа всю ночь, днём немцы гоняют, а живём. Правда, ослабли все до чёртиков. В лесу далеко не увидишь, поэтому приходится слушать. И вот, начиная с самого утра, мы с разных мест слушаем. Слушаем до шума, до боли в ушах. Несмотря на отсутствие морозов, мокрые ноги дают о
себе знать. Часто у нас зуб на зуб не попадает. Вчера собрались и решили послать ещё разведку на Пущу. Здесь сидеть нам больше нельзя. Выживают, да и лес для зимы маловат, и продуктов нет. Живём тем, что
осталось от убитых и бежавших.
06.02.44. Воскресенье.
Ночью выпал снег глубиной в 15 см. Воды ещё прибавится. Всю зиму я хожу с волглыми ногами, а теперь они такие мокрые, что приходится отжимать. Придётся Раю отправить в Красный Берег. Фронт
третьи сутки гремит со всех сторон, за исключением севера. Может, что и выгремит. Немцы и погода зажали нас в Волчьем Дубе крепко. Где можно пройти, стоят немцы, в других местах болото непроходимое. Картофель приходится таскать из под носа у немецкого часового. Заканчивается строительство двух буданов. Придётся ли жить в них?
08.02.44. Вторник.
Вчера перебрались в новые буданы. При постройке разделил группу на «стариков» и «молодых». Над молодыми поставил старшим Максима, дело пошло на лад. Максим большой гультай7, а здесь
работал за троих.
Теперь у меня 10 человек хорошо вооружённых и 3 лошачины8 в запасе спрятаны. Вчера первый раз за зиму лёг спать с сухими ногами.
09.02.44. Среда.
Кажется, это первый день, прошедший спокойно. Осмотрел продукты, которые мы едим: мясо — тухлое, сначала кипятится в воде, вода выливается, а затем из него варится суп. Сухари покрыты плесенью, перед употреблением обугливаются, картофель мороженный.
От желудка узнал великолепное средство — отвар дубовой коры.
Нашли ячмень, хотели пустить в дело, да на наше несчастье хозяин нашёлся. Пришлось отдать. Обоих Сергеев сегодня отправляю в Казимировскую Слободку заказать сухарей и хлеба. С нами живёт
серый кот, умудряющийся нас находить даже в том случае, если мы переходим жить на новое место. Вот и теперь (вчера) он с криком явился на наше новое жительство. Хорошо, это не немцы.
12.02.44. Суббота.
Ночью в четверг Серей Анненков привёл вторую стряпуху. Получил в посылке пол-литра, которые мы вчетвером и потянули перед сном... В 6 часов рядом с нами открылся ураганный огонь автоматов
и взрывы гранат. Расстояние на прямую — 300 метров. Определили, что это на Сергеев будан. Пришлось срочно менять место. Завёл группу, расположил на отдых (без костра, мокрые по колено), а сам с Максимом и Сергеем Анненковым пошёл в разведку.
...Когда бегали от немцев, от нас не отставал кот, который всё время орал. Хотел повесить, но Рая взяла его под опеку и носила под пальто. Ночь прошла тревожно. Сейчас, привязав кота в будане, сидим в бору «и ждём, что день грядущий нам готовит».
14.02.44. Понедельник.
День идёт пока что спокойно. Мои стряпухи стирают и варят. Вчера ночью мы мылись в буданах. Мылись с головы до ног, первый раз за очень долгий срок: нашли с Федькой коровью голову5... Сегодня
Никон и Федька отправляются в сторону Лобска, понюхают обстановку, сделают приклад к немецкому карабину, может, лука достанут, и назад. Сергей Анненков и Тимофей отправились в Казимировскую
Слободку, там сухари и, быть может, сапоги... Кот перешёл на житьё в наш старый подземный дворец. Очевидно, ему не понравилось то, что мы, уходя, его привязываем.
16.02.44. Среда.
Сухарей принесли. Ночью пришли Никон и Федька, привели корову. Вот один из видов смерти — голодная — отдалена. Остаётся смерть от немецкой пули.
...Кажется, устанавливается зима. Вот уж дней 10 лежит снег — наш злейший, выдающий каждый шаг, враг. Последние дни держится морозик и северный ветер. Сегодня совсем морозно, но болота, покрытые снегом, не замерзают. Была стычка с Заброскиным. Всё ещё помнит, что я заставил его отдать валенки Павлу. Считает, что этот шаг есть издевательство над ним. Таит обиду и злобу, которую при случае высказывает. Вот мелочная душонка. А что бы было, если бы эти валенки я взял себе? Ведь сапог у меня в то время не было, и сейчас я хожу в ботинках, которые принесла себе Рая.
Очень доволен Тимофеем и Никоном. Совершенно разные, но оба дельные хлопцы. Сергей обещает в субботу принести мне сапоги. Почти все ночи не сплю. Думаю о положении группы. Решил, что
придётся отходить в тыл, так как вперёд нельзя, не дают болота, пущи и голод там. Завтра вышлю разведку.
17.02.44. Четверг.
Немцы сегодня были около будана Ярышева (бывшего). Это 200 метров от нас. Самое плохое, что их не видели часовые и обнаружилось это только по следам.
Вот уже со стороны Жлобина слышны пулемёты. Сейчас хорошо слышны выстрелы и разрывы нашей артиллерии. Максима и Никона опять отправляю в разведку на предмет отхода в тыл. Мороз всё
крепчает. Сегодня градусов 15 с ветром. Заболел Федька. На разведке вымок, перемёрз и теперь лежит с температурой. Напоил малиной, дал аспирину.
Сейчас в Волчьем Дубе партизан осталось 37. Из них человек 20 болеют чесоткой. У нас в группе чесотки нет. Думаю попробовать против неё крепкий раствор марганца. Сергея Анненкова, Раю и Федьку замучили чирьи. Кашель у всех. Что же будет, если придётся мокрым ночевать на снегу? Ночь. Мороз приблизительно 20 градусов. Ветер очень сильный. Всё время летают и бомбят немцев У-2.
22.02.44. Вторник.
...Бульба кончилась. Сегодня отправил семь человек: двоих в разведку, пятерых за бульбой. Вечер. Темнеет. На фронте и в природе тишина редкая. Может, это перед бурей затишье. Ведь завтра
день Красной армии.
23.02.44. Среда.
Пасмурно. На фронте обычная для этих дней канонада. Кот вчера увязался за идущими по бульбу. Проводил их за б километров, а затем отправился с разведчиками. Теперь не вернётся. Сегодня —
по случаю праздника, праздничное меню: на завтрак — холодное с коржом, на обед — по две котлетки с толчёной картошкой, на ужин — каша из целой пшеницы, заправленная жиром и картофельный суп из костей целой ноги.
25.02.44. Пятница.
Ещё до рассвета в направлении Рогачёва ураганный артиллерийский и миномётный огонь. Кончилась соль. Заброскин должен прислать завтра.
27.02.44.
Заброскин прислал около 10 кг соли. В направлении Рогачёва тишина. Молва — Рогачёв взят. В. принёс табак.
05.03.44. Воскресенье.
Как всегда по субботам у меня генеральная мойка. С головы до ног вымылся горячей водой с мылом. Теперь, в связи с эпидемией сыпняка, я особенно требователен к чистоте тела и белья. Раз в неделю умри, но вымойся и смени бельё. А с бельём беда — расползается. Пока мылся, вечер сменился не менее прекрасной ночью. Ярко освещает луна таинственно молчащий лес.'Немецкий разговор доносится за 2-3 км, шаги слышно за 500 метров. Хорошо в такую погоду стоять на посту. Враг не подкрадётся. Только и слышно крик сов, лисиц.
У нас опять кончился картофель. А ночь для этого не подходящая — слишком светло. Хотя день сегодня пасмурный. Если ночь будет такая же, то можно ожидать удачного бульбяного похода.
06.03.44. Понедельник.
Ребята картофеля не принесли. Нельзя ни пробиться, ни подойти: стоят немецкие машины. Значит, в нашем лесу мы замкнуты с трёх сторон, на узком небольшом пространстве.
09.03.44.Четверг.
Весь день тишина. Только автоматчики где-то близко давали очереди, тревожили наши нервы. Вчера вечером отправил Максима Забр[оскина] за мясом, а сам с четырьмя пошёл за бульбой. Ох,
тяжело она даётся. Шли по колено через болота. Вымокли, устали, промокли. Туда и назад км 15, а несли примерно по 2 пуда.
15.03.44. Среда.
Во вторник в Алекандровской Слободе оставили Турковского — заболел тифом. Зашли в Скрыто, набрали хлеба, взяли проводника, обошли Брусово и попали на новое место. Первую ночь провели у костра, вторую в бане гражданина Белоусова. Его группа мне нравится: народ пожилой, серьёзный.
17.03.44. Пятница.
Белоусовцы живут вольно. Играют на гармони, поют:
«Шёл я лесом, видел чудо:
Партизан кашу варил,
Котелок на сук повесил,
Из-под крышки пар валил»
Сочиняем и сами:
«Нам хотели запретить
«По куски» в Брусов ходить.
Стены каменны пробьём
«По куски» в Брусов пойдём»
20.03.44. Понедельник.
Все дни проходил по лесу. Знакомлюсь с местностью, ищу место для будана. В субботу ходил в д. Полянки на заготовку. Там оказались беженцы с 3. Рыни, вот их и «бомбили» — народ богатый.
Взяли сала, белья, обуви. Я взял кальсоны и штаны, да жалко, чуть маловаты. Привели на 2-ю группу 1 корову.
26.04.44.
Ночью были в Печках — ходили за хлебом. Там была засада, которая обнаружить себя побоялась, но утром забрали людей из тех хат, где брали хлеб. Избили ужасно и куда-то угнали. Надо переходить на новое место.
31.05.44.
Люди жалуются на партизан, пришедших из группы Кароля и Подполковника. За неделю пребывания здесь они взяли 5 коров.
Мясо меняют на табак и самогон (посредством Ермила). И. Р. Г. также для своей матери менял самогон на мясо. С Полянок жалуются на то, что они отобрали деньги (серебряных полтинников около 90
штук), которые проиграли Ермилу с Печек. Гражданин Лаптев с Пекалич пришёл с жалобой, что у него взяли табак, сало, бельё, хорошие верхние вещи. Что постарей — прожгли папиросами, бросили в
болото; крупу рассыпали по земле.
07.06.44.
Ходили вчетвером в Полянки захлебом. Еле набрали... Вернулся от Ани Упорников. Говорит, что в деревнях террор. СД ходят под видом партизан. Если кто даст хлеба или табаку — забирают. Теперь мне понятно, почему жители перестали нам давать хлеб. Через людей передали, чтобы брали сами, а давать не будут.
08.06.44.
Вновь прибывшие ребята 7 месяцев не были в бане. Одеты в рубища. Мы собрали четверым брюк, четверым рубах, пиджаков и всем бельё. Сегодня заведу их в баню.
15.06.44. Четверг.
Пока всё спокойно. В 10 снял добавочные посты. Убил гадюку чуть длиннее пальца — коричневая. Вообще гадюк тут гибель: на «Змеевом» острове забивали до пяти в день. Реже встречается «сливень» — медянка. Много коз и ланей — у самца ветвистые рога, волков, лис, уток, тетеревов. Никон видел раз дикую свинью.
28.06.44. Среда.
Соединились с Армией!

РЕЦЕПТЫ ИЗГОТОВЛЕНИЯ ПАРТИЗАНАМИ ХОЗЯЙСТВЕННОГО МЫЛА
И САМОГОНА ИЗ ДНЕВНИКА АНАТОЛИЯ ДЗЯКОВИЧА
Мыло хозяйственное
На 100 г NaOH прибавить Н20 до растворения. 1000 г мяса, костей, сала и кишок мелко рубят
и заливают раствором NaOH. Довести до кипения и кипятить 2 часа (до растворения всех
составных частей). Сверху будут плавать хлопья-комочки. Их собрать, обдать кипятком и
перемешать в однообразную, тестообразную массу, размазать, дать остыть, порезать на
куски. Нижний слой разлить слоем 5-10 см, дать остыть, порезать на куски. Если комочки при
варке не отошли, их надо высолить прибавлением небольшого количества.
Самогон
Приготовить рослики. Для этого годится зерно всех видов. Высушить и размолоть или
растолочь их. Всыпать немного муки, можно добавить варёного картофеля (толчёного и
лучше мороженного). Заварить кипятком (хорошо накидать раскалённых камней) и, тепло
укрыв, дать остыть до комнатной температуры. Заправить дрожжами, предварительно
разведя водой. Затереть до густоты сметаны. Конец брожения определяется по жидкости,
собирающейся на поверхности.
___
Примечания:
1. Государственный архив Саратовской области (ГАСО). Ф. Р-3740. On. 1. Д. 186.
2. Немецкое командование выделяло из основной массы военнопленных
этнических немцев (фольксдойче), украинцев, белорусов, литовцев, латышей,
эстонцев, молдаван и финнов, которые освобождались из плена, привлекались
к трудовой деятельности и частично в немецкую армию и полицию.
3. Советская Россия. 1 9 8 3 . 9 мая.
4. Отчёт о жизни и деятельности партизанских групп бригады имени Железняка, оставленных за линией
фронта при соединении бригады// ГАСО. Ф. Р-3740. On. 1. Д. 186. Л. 214.
5. В настоящее время дневник A. H. Дзяковича готовится к полному изданию.
6. То есть, прятаться в землянке-тайнике.
7. Гультай — бездельник.
8. Лошачина — винтовка.
9. Из коровьей головы, скорее всего, было приготовлено мыло для бани.

Опубликовано: Журнал "Родина", №5,2010 -с.47-51
Tags: ВОВ
Subscribe

  • Киев в феврале 1914

    В День 4 ноября решил познакомить с хорошей книжкой Ялтинского епископа Нестора (Николая Доненко), написанной еще в 2008 г. (точнее, может, написана…

  • Алексей Шерстобитов. Демон на Явони

    Как обещал, более подробно остановлюсь на этой книге Аннотация: "Демон на Явони" - новый остросюжетный триллер от автора книжного бестселлера…

  • Заморозки среди оттепели

    Текст и видео моей очередной лекции в "Родном слове" (Симферополь). Состоялась 8.02.2020. О гонениях на Церковь в Крыму в эпоху Хрущева. Текстовая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments