d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Category:

Под маской утопии

Очередная моя запись, посвященная известным произведениям советской литературы. Ставших известными прежде всего потому, что были однажды «подняты на щит» тогдашним официозом. О них восхищенно писали на страницах газет и журналов; и даже энциклопедии посвящали этим произведениям (равно как и их авторам) восторженные обзорные очерки.
В предыдущих записях на данную тему мною рассматривались, главным образом, советские романы и повести, посвященные событиям Гражданской войны и выпущенные в 20-е гг. (Подробнее см.: 1, 2, 3, 4)

Однако оставим в стороне произведения «советского реализма». Обратимся к другому популярному жанру – научной фантастике. Точнее, к одному из наиболее раскрученных агитпропом создателей произведений этого жанра – И.А.Ефремову...и книгам, написанным им.
Несмотря на то, что после успехов советской космической программы в СССР формально весьма привечались писания о «коммунистическом будущем человечества», связанным с освоением далеких планет и галактик, на практике фантастам чинились препятствия. Достаточно вспомнить, как тем же Стругацким приходилось купировать целые эпизоды, чтобы привести свои произведения в приемлемый для издателей вид. И даже в этом случае бдительные цензоры находили, к чему прицепиться, так что выход в свет книги являлся настоящим событием.
Иное дело Ефремов. Именно его творчество было объявлено эталоном советской фантастики, а его Вселенная Великого Кольца, описанная в романах «Туманность Андромеды» и «Час быка» – подлинно коммунистической утопией, «светлым будущим человечества».
Скажу откровенно: жанр фантастики я в общем уважаю. В школе да и учась на первых курсах в ВУЗе, перечитал немало книжек этого жанра. От ужасов до фэнтези и твердой НФ. Но «Туманность» и другие произведения Ефремова у меня как-то не шли. Несколько раз пытался браться за них, будучи школьником, но что-то не воспринималось.
И вот, в июле 2003 г., уже будучи знакомым и с творчеством Стругацких, и некоторыми другими произведениями жанра НФ, решил, так сказать, приобщиться заодно и к «великому классику». Начал с «Туманности» и проглотил ее за 2 дня (с 19 по 20 июля). До сей поры был наслышан в общих чертах о сюжете – что там описана «классическая коммунистическая утопия» очень далекого будущего, в которой, естественно, никаких привычных нам проблем нет, корабли бороздят и т.д. в таком духе.
В общем, по наивности ожидал увидеть что-то похожее на Мир Полдня Стругацких, или будущее, похожее на то, которое показано в детских фильмах по мотивам произведений Кира Булычева: общество с действительным изобилием всего и вся, но коммунистическое скорее по названию.
Эти иллюзии развеялись быстро. Мир, нарисованный Ефремовым и позиционируемый им как идеальное общество будущего, почему-то сразу же вызвал у меня однозначное неприятие. И ассоциации совсем не с утопией, а скорее с ее антиподом. Реальность, описываемая автором, отчасти чем-то походила на то, что было изображено в голливудским блокбастере «Эквилибриум», но больше всего напоминала общество в антиутопии Замятина «Мы».
Итак, что же представляет собой коммунистическая утопия Ефремова при внимательном рассмотрении?По результатам прочтения «Туманности» в июле 2003 г. я (непонятно зачем) сделал у себя в блокноте некоторые заметки. Вот выдержка из них:
«…Картина, нарисованная Ефремовым, для меня никоим образом не приемлема. Диктат масс в этом обществе подавляет проявления индивидуальности. Те, кто ведет себя «не как все» - в перспективе обречен на изгнание. Есть в этом мире и место, куда такие люди отправляются в добровольную ссылку. Называется оно Остров Забвения.
Да и с экологией у мира «Туманности» тоже большие проблемы. Полюса растоплены, уровень мирового океана поднялся на 7 метров. В тексте упоминается о городах, лежащих на дне моря, о радиоактивной Аризонской пустыне, о находимых обитателями планеты старых надгробиях своих предков, поросших кустарниками и неведомо как сохранившихся.
Все производит впечатление наличия некого глобального катаклизма в далеком прошлом. Причем, речь в данном случае следует вести не о какой-нибудь природной мировой катастрофе, а о глобальной войне!
Таким образом, утопией созданный на развалинах прежнего мир назвать не поворачивается язык…»

Такие были мои впечатления от первого знакомства с этим «замечательным произведением советской научной фантастики». А на днях, решив прочитать что-нибудь из художественной литературы, востребовал себе «Час быка», и понял…что много лет назад не только не ошибся в своих выводах, но могу их теперь заметно дополнить:
Первое. Мир, описанный Иваном Ефремовым, пришел к коммунизму после «Эры Разобщенного разума» - глобального противостояния военных блоков, с опустошающей всеобщей войной, итогом которой стало объединение человечества под мудрым водительством «строителей светлого завтра». «Противящиеся неумолимому ходу истории» (капиталисты всякие, фошисты и т.п.) массово бежали с родной планеты в глубины далекого космоса. А оставшееся человечество на перепаханной ядерными зарядами планете стало усиленно строить коммунизм, и спустя какое-то количество веков пришло к тому видимому благолепию с цветущими садами и белоснежными городами, которое описано в книге. Но тут и там находят артефакты последней войны.
Т.е. момент, что коммунистическое общество стало возможным после длительных глобальных войн, с применением атомного оружия – он уже весьма показателен в своей убийственной откровенности. В самом деле, прекрасное признание, что иначе чем через устранение посредством войны конкурирующих систем общественного устройства «Земшарную Республику» не создашь. А т.к. романы Ефремова усиленно превозносились официозом, следовательно, с этим авторским постулатом чиновники от литературы были совершенно согласны.

Второе. В вопросах морали и нравственности описываемое Ефремовым общество является действительным воплощением всех представлений теоретиков и практиков коммунизма.
В реальности отсутствует институт семьи в привычном понимании этого слова. Старые формы совместного общежития умерли как «классовый пережиток». Дети, зачатые неизвестно от кого, отнимаются у их матерей во младенчестве, и воспитываются в специальных учреждениях, где их мировоззрение формируют соответствующим образом.
Если же мать проявляет строптивость, и не хочет отдавать свою кровиночку, ее «во избежание» отправляют в специальную резервацию на острове Ява:

"— Но мне невыносима мысль о разлуке с маленьким, моим родным существом, — продолжала поглощённая своими мыслями Низа. — Отдать его на воспитание, едва выкормив!
— Понимаю, но не согласна. — Веда нахмурилась, как будто девушка задела болезненную струнку в её душе. — Одна из величайших задач человечества — это победа над слепым материнским инстинктом. Понимание, что только коллективное воспитание детей специально отобранными и обученными людьми может создать человека нашего общества. Теперь нет почти безумной, как в древности, материнской любви. Каждая мать знает, что весь мир ласков к её ребёнку. Вот и исчезла инстинктивная любовь волчицы, возникшая из животного страха за своё детище.
— Я это понимаю, — сказала Низа, — но как-то умом.
— А я вся, до конца, чувствую, что величайшее счастье — доставлять радость другому существу — теперь доступно любому человеку любого возраста. То, что в прежних обществах было возможно лишь для родителей, бабушек и дедушек, а более всего для матерей… Зачем обязательно всё время быть с маленьким — ведь это тоже пережиток тех времён, когда женщины вынужденно вели узкую жизнь и не могли быть вместе со своими возлюбленными. А вы будете всегда вместе, пока любите…
— Не знаю, но подчас такое неистовое желание, чтобы рядом шло крохотное, похожее на него существо, что стискиваешь руки… И… нет, я ничего не знаю!..
— Есть остров Матерей — Ява. Там живут все, кто хочет сам воспитывать своего ребёнка".
("Туманность Андромеды")
Семьи у Ефремова все же упоминаются, но это скорее совместное сожительство двух партнеров без каких-то обязательств типа сохранения верности и т.д.
В сфере нравов в описываемой коммунистической утопии вообще господствуют установки, характерные скорее для Совдепа образца 1920-х гг. с «вечерками распущенности» и дефиле голышом по центральным улицам. Стыд здесь также отошел в прошлое как буржуазный пережиток.
Поэтому не случайно, в романе «Час быка», посланные с Земли с особой миссией «научить уму-разуму» своих непутевых родичей, тысячелетия назад бежавших от атомной мясорубки в далекие глубины космоса и осевших на одной из планет, члены экипажа корабля поражаются, как это у потомков беглецов с Земли странно: на улицах ходят непременно одетыми:
"Труднее поддавались объяснению зрелища иного характера, в которых красивые женщины частично обнажались, совершая эротические движения и замирая в объятиях мужчин в откровенных до отвращения позах. В то же время земляне ни разу не видели полной наготы или чистой открытости Эроса, столь обычных на родной планете. Здесь обязательно что-то оставалось скрытым, искажалось, пряталось, намекая на некие запретные или тайные качества, вероятно, с целью возбудить слабое воображение или придать особый вкус надоевшим и утратившим интерес отношениям полов.
Этот специфический эротизм сочетался
с неизвестной на Земле обязательностью одежды. Никто не смел появиться в общественных местах или находиться дома в присутствии других людей иначе, как полностью прикрыв свое тело."
Свобода нравов в коммунистическом обществе у Ефремова занимает одно из ключевых положений в его картине мира. Советская распущенность 1920-х гг. здесь органично соединена с элементами языческих мистерий Древней Греции и Индии. Таким образом, под «это» подведена целая философия, густо замешанная на утопическом социализме, язычестве и индуизме.
Весьма откровенно эти идеи формулирует одна из ключевых персонажей «Часа быка», историк Фай Родис в беседе правителем планеты Торманс, населенной, как уже было сказано, потомками беглецов с Земли:

"-...Вы умеете обольщать. Я сам испытал это. Помните легенду о Цирцее, волшебнице, превращавшей людей в свиней? Иногда мне кажется, что вы Цирцея…
— Цирцея — великолепный миф незапамятных времен, возникший еще от матриархальных божеств, о сексуальной магии богини в зависимости от уровня эротического устремления: или вниз — к свинству, или вверх — к богине. Он почти всегда истолковывался неправильно. Красота и желание женщин вызывают свинство лишь в психике тех, кто не поднялся в своих сексуальных чувствах выше животного. Женщины в прежние времена лишь очень редко понимали пути борьбы с сексуальной дикостью мужчины, и те, кто это знал, считались Цирцеями. Встреча с Цирцеей была пробным камнем для всякого мужчины, чтобы узнать, человек ли он в Эросе. Сексуальная магия действует лишь на низший уровень восприятия Красоты и Эроса. Хотите попробовать? — предложила Родис и, неописуемо преобразившись, устремила на владыку взгляд широко открытых повелительных глаз, надменно изогнув свой царственно прямой стан.
Темная сила скрутила волю Чойо Чагаса, какая-то могучая пружина стала развиваться в нем, стесняя дыхание, стискивая челюсти и сводя мышцы неистовым желанием.
— Нет! — с ожесточением крикнул он".
Иными словами для представителей описанного Ефремовым «общества будущего» нравственность давно измеряется высказыванием Коллонтай про пресловутый «стакан воды». И процитированный фрагмент это весьма подтверждает. Правда, правитель, опешив от такого предложения и несмотря на возникшее желание, нашел в себе силу воли отказаться, и в этом плане он оказался выше гостьи с Земли. Диктатор, хотя и выведен отрицательным персонажем, производит, в отличие от «коммунар», впечатление живого человека, с собственной мотивацией. Посмотрев продемонстрированные ему пришельцами фильмы о жизни на советской Земле, он задается закономерным вопросом:
"Как могло случиться, чтобы ограбленная, истерзанная планета превратилась в дивный сад, а озлобленные, не верящие ни во что люди сделались нежными друзьями? Какие орудия, какие путы железного страха держат народы Земли в этой дисциплине?"
И этого фрагмента закономерно проистекает:
Третье Каким образом достигается столь монолитное единство общества, отсутствие в нем преступности и прочих «буржуазных» пороков?
Оказывается, в этой «утопии» существуют свои охранительные системы, которые работают на то, чтобы уже на генетическом уровне выбраковывать потенциально опасных и несогласных с коммунистическими порядками:
"Молодая исследовательница человека и общества устыдилась, вспомнив, как на далекой Земле она не раз подвергала сомнению необходимость сложных охранительных систем коммунистического общества. Люди Земли из поколения в поколение затрачивали на них огромные материальные средства и силы. Теперь Чеди знала, что, несмотря на неизбежное возрастание доброты, сострадания и нежности, от суммы пережитых миллионов лет инфернальных страданий, накопленных в генной памяти, всегда возможно появление людей с архаическим пониманием доблести, с диким стремлением к власти над людьми, возвышению себя через унижение других. Одна бешеная собака может искусать и подвергнуть смертельной опасности сотни людей. Так и человек с искривленной психологией в силах причинить в добром, ничего не подозревающем окружении ужасные бедствия, пока мир, давно забывший о прежних социальных опасностях, сумеет изолировать и трансформировать его.
Вот почему так сложна организация ПНОИ — психологического надзора, работающего вместе с РТИ — решетчатой трансформацией индивида — и непрерывно совершенствуемая Советом Чести и Права. Полная аналогия с ОЭС — охраной электронных связей космического корабля, только еще сложнее, многообразнее".

Т.е. система подавления в этом обществе - это вершина репрессивной практики, в сравнении с которой концлагеря и террор – образец примитива. Обработка ведется масштабно и в комплексе. Те, кто вопреки всему, продолжает мыслить не по шаблонам, в лучшем случае, вызывают подозрение.
Примерно о такой совершенной системе грезил герой повести В.Зазубрина «Щепка», председатель губЧК Срубов:

"В будущем "просвещенное" человеческое общество  будет освобождаться  от лишних  или  преступных  членов  с  помощью  газов,  кислот,  электричества, смертоносных бактерии. Тогда  не  будет подвалов  и  "кровожадных" чекистов. Господа ученые, с ученым видом, совершенно бесстрашно  будут погружать живых людей  в  огромные  колбы,  реторты  и  с  помощью  всевозможных соединений, реакций, перегонок начнут обращать их в ваксу, и вазелин, в смазочное масло. О,  когда  эти  мудрые  химики  откроют  для  блага  человечества  свои лаборатории, тогда не нужны будут  палачи, не будет убийства, войн. Исчезнет и  слово   "жестокость".  Останутся   одни  только  химические  реакции  и эксперименты..."
Есть на коммунистической Земле…и свои режимные психбольницы:
— Странная архитектура, у нас так строят психолечебницы, — сказала Эвиза.
Надо полагать, туда отправляют тамошних диссидентов - т.е. тех, кто несмотря на соотвествующее воспитание и обработку с рождения - воспринимает критически те или иные официальные постулаты...
Весьма любопытные намеки на то, что скрывается за фасадом утопии.

Национальные и расовые различия размыты. «Идеальное общество» заселено массами обезличенных (пускай и одинаково внешне красивых) людей. Язык также изменился в сторону упрощения. Речь стала лаконичной, по существу, без образных выражений. Короче, все, о чем мечтали и что пытались делать коммунары 20-х гг.:
"Чтобы в мире без Россий и Латвий, жить единым человечьим общежитием!"
В.Маяковский
Как следствие, нет ни поэзии (главные герои охотно цитируют стихотворения древних поэтов, но не сочиняют свои), ни литературы. Все это за ненадобностью…отмерло.
Нет у живущих в этом обществе и корней. Судите сами: семьи как таковой нет, дети не помнят своих родителей, а тела умерших сжигают тепловыми лучами. Так что и памяти о людях не остается, могил нет, поклониться нечему и некому. 

Такая она, «коммунистическая утопия» Ефремова. И не надо обвинять автора в сгущении красок или чем-то подобном. Напротив, в его понимании все описанное им просто замечательно и революционно. И что немаловажно: в своих сюжетах автор опирался на законы марксистско-ленинского учения. То есть именно такое будущее и готовили миру первые коммунистические вожди.

Но почему-то при этом в «обществе будущего» присутствует множество эзотерических элементов: упомянутые уже заимствования из восточных учений плюс античных мистерий. Христианская же цивилизация упоминается исключительно в негативном контексте. Единственное, что Ефремов еще как-то принимает оттуда – это отреставрированные звонницы русских храмов с титановыми колоколами. И то потому, что «дуже гарно дзвонят».

Напоследок. Приведу 2 весьма красноречивых рецензии на творчество Ефремова, за что спасибо[info]kipha:
http://arnaut-katalan.narod.ru/fantasy67.html
http://arnaut-katalan.narod.ru/fantasy104.html

И совсем напоследок:
Факт, что густо замешанная на индуизме и эзотерике в стиле Блаватской и Рериха "научная фантастика" Ефремова обрела своих почитателей в виде...сектантов!


«Движение Ивана Ефремова»
Другие названия: ефремовцы

Класс «Экология духа, оккультизм и оккультное целительство».

Подгруппа О-6 «Теософия, антропософия, последователи Рерихов и Блаватской».

Месторасположение центров: Москва, Санкт-Петербург.

Активисты - депутат Государственной Думы из фракции КПРФ Олег Николаевич Смолин (на фото), а также Кораблева Татьяна Федоровна.

Основу вероучения «Движения Ивана Ефремова» составляет замысловатая смесь оккультно-религиозного учения Рерихов «Агни-йога» и произведений известного писателя-фантаста Ивана Ефремова, которого в организации обожествляют.

«Ефремовцы» - оккультно-религиозная организация рериховского толка.

http://ukrsekta.info/2008/11/03/dvizhenie_ivana_efremova.html
Прекрасная иллюстрация диалектического единства кажущихся противоположностей: мистиков-мракобесов и депутатов от КПРФ!

 


Tags: Ефремов, авторы, большевики, книги, наблюдения, оккультизм, фантастика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments