d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Улица имени начальника концлагеря

Во времена Советской власти, администрация нашего города, как и многих других городов СССР не отличалась большой фантазией давая названия новым улицам и переименовывая старые, дабы выжечь из памяти народа память о прошлом. Стандартные названия улиц Маркса, Ленина, Советская, Луначарского не несли в себе никакой смысловой информации о прошлом, и превращали города в похожие друг на друга. Большинство людей, именами которых названы улицы Феодосии, не имели к ней даже отдалённого представления, а иногда даже не знали о существовании нашего города.Но одна из улиц, хорошо знакомая горожанам, носит имя человека, не только имеющего прямое отношение к Феодосии, но родившегося здесь и посвятившего ему большую часть своей бурной жизни. Это улица имени Ивана Ивановича Кочмарского,   расположенная на месте известном до революции как «Цыганская слободка». По официальной версии улица получила имя Кочмарского в память о его героической «революционной деятельности». Официальная биография бойца революции рисует нам этого молодого человека в запылённой будёновке и кожаной курке. Глаза умные и чуть усталые от бессонных дней и ночей посвящённым борьбе с врагами народа и эксплуататорами.
 



Начальнику концлагеря от компартии. В назидание потомкам.

Сей герой революции родился в 1897 году в нашем городе. В 1-й Мировой войне не участвовал по непонятным причинам – возраст самый призывной. Когда грянула Русская смута и в январе 1918 года город захватили большевики он сразу вступает во 2-й взвод Красной Гвардии г. Феодосии. Но в бой не рвётся, а служит в нестроевой хозяйственной команде: то хлеб и скот у крестьян в Петровской волости отбирает, то лошадей в немецких колониях конфискует, то занимается сбором контрибуции и конфискацией кинематографов в самом городе. Работа почётная и нужная – Красную Гвардию кормить надо, а она прожорливая, да и зарплата у каждого «Гвардейца», такая же как недавно у поручика Российской армии. Но скоро вольготная и спокойная жизнь кончилась. Феодосию, как и весь Крым, захватили войска германской армии, без особого труда разогнав недисциплинированные и не имеющие желая драться отряды Красной Гвардии. Кочмарский отступает вместе с 1-м Черноморским (Феодосийским) Революционным полком на Кубань, откуда вместе с остатками полка проделал путь аж до Царицына, дослужившись до должности старшины. К сведению читателей, в те времена должность эта чисто хозяйственная. А уже под Царицыным попал в знаменитую 1-ю Конную армию, в которой и прослужил до конца Гражданской войны, был демобилизован в конце 1920 года и вернулся в родной город.
Про эти страшные времена в Крыму написано уже много и довольно подробно. Советская власть силами всех своих структур доводила советизацию Крыма до общероссийского уровня. С ноября 1920 по 1922 год в Феодосии было расстреляно, по разным оценкам от 7500 до 12000 человек. Это были солдаты и офицеры белой армии, учителя, гимназисты, чиновники и просто жители попавшие под категорию «буржуев». Уничтожением людей одновременно занималось несколько структур: это и особый отдел ЧК при 3-й Казанской (Крымской) стрелковой дивизии, прифронтовые особые пункты ЧК, Ïîëèòáþðî Â×Ê ïðè Âîåííî-Ðåâîëþöèîííîì êîìèòåòå ã. Ôåîäîñèè, а так же Феодосийская Уездно-Городская рабоче-крестьянская милиция. Так как сразу все «контрреволюционеров» уничтожить было физически невозможно, то по мере «раскрытия заговоров и выявления явных врагов народа» они собирались в открытых при каждой из «ликвидирующих» организаций концлагерях. Это «Концлагерь при Особом отделе 3-й Стрелковой дивизии» на табачной фабрике, «Концлагерь Политбюро ВЧК» в здании Виленских казарм, лагеря на территории бывшей Генуэзской цитадели и в современном рабочем городке.
Иван Иванович Корчмарский поступает на службу в Конную сотню при Управлении Уездно-Городской милиции. Благодаря сохранившимся в архивах документам милиции (ГААРК ф. Р-1025 оп.1, д. 102) и ЧК (ÃÀÀÐÊ ô. Ð-1025 îï.1, ä. 13) можно с уверенностью сказать, служившие в них люди работали на износ. Один за другим снимаются с должности командиры конной сотни и отряда при Политбюро – люди буквально сгорели на работе – бесконечные расстрелы приводили к беспробудному пьянству, а часто и умопомешательству начальников и личного состава. Правда многие потом привыкли, Так солдаты конной милицейской сотни ездили на места расстрелов и выламывали золотые зубы у убитых, за что неоднократно получали «строгий пролетарский выговор» и лишались водочного довольствия.
Вскоре, 27 января 1921, видимо за особые заслуги Кочмарского назначают начальником «Концлагеря при Феодосийской уездно-городской милиции». Здесь он вновь проявил себя: выявил среди солдат охраны «врагов народа» которые за взятки разрешали посещать заключённых их родственниками, предотвратил два массовых побега, и т.д. словом оправдал высокое доверие начальства.
Но пробыл Иван Иванович на этой почётной должности всего чуть больше полутора лет. В 1922 году он скоропостижно скончался. Правда неизвестно отчего. Но легко предположить. Предыдущий директор этого концлагеря, Сидоркин В. застрелился «напившись пьяным прямо при исполнении своих обязанностей, предварительно убив пятью выстрелами в голову своего ординарца», начальник взвода конной сотни милиции Лисовчиков, «во время исполнения акции бросился под выстрелы собственных бойцов», вахмистр той же сотни Абрамов Т., утонул в море в нетрезвом состоянии. Не будем утверждать, что Кочмарский погиб при подобных обстоятельствах, но прецеденты имелись.
После Второй Мировой войны, при перестройке Цыганской слободки, городские власти стали искать достойного жителя города, имя которого можно было бы дать улице. И такой нашёлся.
Так, Феодосия стала, наверное, единственным городом в мире, одна из улиц которого носит имя начальника концлагеря.

От себя автор, хотел бы сказать, что наверное, не в коем случае нельзя эту улицу переименовывать. Идя по ней кто-то вспомнит, не только директора концлагеря Ивана Ивановича Кочмарского, но и сотни людей погибших по вине его и ему подобных «вершителей и углубителей революции».

Материал любезно предоставлен феодосийским историком-краеведом А.А.Бобковым.

P.S. От себя мы хотим добавить, что в нашем городе, кроме улицы имени начальника концлагеря, есть еще и переулки – Кочмарского и 2-й Кочмарский. Трудно себе представить, что в Освенциме или где-то еще в мире может быть улица имени Рудольфа Хёсса, а в Феодосии коммунисты так постарались, что фамилии убийц и террористов начертаны на сотнях домов.
http://srn-feodosia.ru/novosti-otdela/ulica-nach-konclagerya.html

через:

http://elena-sem.livejournal.com/1610580.html

 

Tags: Крымcкий геноцид, новое осмысление, палачи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments