d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

Аркадий Гайдар: «Мне снились люди, убитые мною в юности»

См. также:
Революционная юность Гайдара

Биография Аркадия Гайдара всегда казалась безупречной и ясной. Герой Гражданской войны, ставший писателем и героически погибший в первые месяцы Великой Отечественной. Сын Гайдара Тимур стал контр-адмиралом, внук был самым молодым премьер-министром. Но в жизни Гайдара есть и тёмные страницы. Человека, которого матери ставили в пример 17-летним сыновьям («Гайдар в твои годы полком командовал!»), автора светлых детских книг - «Тимур и его команда», «Чук и Гек» - современники обвиняли в неоправданной жестокости, даже в суровых условиях
Гражданской войны, и расстреле мирных жителей.

Потомок Лермонтова

Отец Аркадия Голикова (настоящая фамилия Гайдара) родом из крестьян, был школьным учителем. Мать - дворянка не слишком знатного рода, дочь офицера, работала акушеркой. Прапрадедом Аркадия по материнской линии был Пётр Лермонтов, родной брат Матвея Лермонтова - прадеда Михаила Юрьевича Лермонтова. Мать после революции стала страстной большевичкой и, умирая в 1924 году от чахотки в далёкой Киргизии, куда её послала партия, завещала сыну не щадить жизни для Советской власти.
Аркадий вступил в партию и ушёл добровольцем в Красную Армию в 1918 году. Ему исполнилось 14 лет, но он был рослым и физически крепким парнем. Юный писатель бредил военными подвигами с той поры, когда его отец ушёл на фронты 1 -й мировой.
В 17 лет Аркадий стал, говоря по-современному, командиром полка, полковником. В Хакасии он боролся атаманом Соловьёвым. Тот добивался отделения Хакасии от Советской России.
Атамана Голиков так и не поймал. Но оставил о себе недобрые воспоминания. О происхождении литературного псевдонима Гайдара ходит много версий. Есть и такая: когда отряд молодого командира выезжал из села, то встречные бросали: «Хайдар Голиков». Один из биографов трактовал перевод этого слова с монгольского так: «Гайдар - это всадник, скачущий впереди». Но, как установили исследователи, ни в монгольском, ни в двух десятках других восточных языков такого значения слова «гайдар» по-просту нет. Оказывается, на хакасском языке «хайдар» означает «куда, в какую сторону?» То есть, когда хакасы видели, что начальник боевого района по борьбе с бандитизмом едет куда-то во главе отряда, они спрашивали друг друга: «Хайдар Голиков? Куда едет Голиков? В какую сторону?», чтобы предупредить других о грядущей опасности.
А опасность была вполне реальной. Как вспоминали местные жители, вспыльчивость Аркадия Голикова была близка к безумию. Он не щадил ни стариков, ни женщин, ни детей из мирного населения, поддерживающего атамана Соловьёва (кстати, тоже местного жителя). Писатель Владимир Солоухин приводил рассказ хакаса Михаила Кильчакова о том, как Гайдар посадил в баню заложников и поставил им условие, что если они к утру не скажут ему, где скрываются бандиты, расстрел. А те просто не знали. И вот утром юный Аркадий Петрович стал выпускать их из бани по одному и лично стрелял каждому в затылок.
Известен случай, когда, несмотря на приказ доставить пленных в штаб для допроса, Аркадий Петрович расстрелял их, потому что не хотел давать людей для конвоя. За невыполнение этого приказа его наказали и завели уголовное дело. Даже командующий частью особого назначения губернии был вынужден признать: «Голиков неуравновешенный мальчишка, совершивший, пользуясь служебным положением, целый ряд преступлений». Но суд так и не состоялся. Обезумевшего офицера сняли с должности, исключили из партии и отправили на освидетельствование к психиатрам.
Существует версия, согласно которой о деле Гайдара знал Сталин. На просьбу о восстановлении в партии кремлёвский хозяин лаконично отрезал: «Мы-то его, может быть, и простили бы. Но простят ли хакасы?..»

«Мальчиш – Кибальчиш» родом из психушки

Голиков был просто комиссован из армии с диагнозом «травматический невроз». Тогда считалось, что болезнь эта возникает, в частности, из-за ушибов головы и позвоночника. Ушиб был получен Аркадием в 19-м году, когда разорвавшийся рядом снаряд сбросил мальчика с лошади. Считается, что симптоматика травматического невроза (повышенная возбудимость, нарушения сна, снижение интеллектуальных способностей, склонность к жестокости) проявляется не сразу, а через несколько лет после травмы.
Юному, по сути, человеку, Аркадию было 20 лет, с ранениями и тяжёлым заболеванием, без образования и денег предстояло начать новую мирную жизнь, которую он совсем не знал.
И помощи было ждать неоткуда. Спасла тяга к литературе. Но почти все произведения Гайдара проникнуты эхом войны, чувством войны, предчувствием войны. Его юные герои в «Школе» и «Судьбе барабанщика» начинают свою взрослую жизнь с выстрела в противника. И воспринимают это как дело должное, справедливое и необходимое.
Судя по дневникам, детского писателя мучило нечто, что он обозначал словами «тревога», «совесть», «вина», «болезнь». В этих дневниках можно прочесть: «Снятся мне убитые мною в юности на войне люди».
Журналист Борис Закс, близко знавший Гайдара, сообщает в своих «Заметках очевидца»: «Гайдар резался. Лезвием безопасной бритвы. У него отнимали одно лезвие, но стоило отвернуться, и он уже резался другим. Попросился в уборную, заперся, не отвечает. Взломали дверь, а он опять режется, где только раздобыл лезвие. Увезли его в бессознательном состоянии, все полы в квартире были залиты свернувшейся в крупные сгустки кровью... Я думал, он не выживет...

При этом не похоже было, что он стремится покончить с собой, он не пытался нанести себе смертельную рану, просто устраивал своего рода "шахсей-вахсей". Позже, уже в Москве, мне случалось видеть его в трусах. Вся грудь и руки ниже плеч были сплошь - один к одному - покрыты огромными шрамами. Ясно было, он резался не один раз…»
Это сочеталось с тяжёлыми запоями. Возможно, Аркадий Петрович водкой пытался лечиться от одолевавшей его внутренней тревоги. Но водка не помогала. Его детская психика не выдержала жестокостей Гражданской войны. Не раз попадал в психбольницы, иногда надолго. В Хабаровской психиатрической больнице в 1931 году он неожиданно для себя написал повесть о «Мальчише-Кибальчише».
Когда началась Великая Отечественная война, Аркадий Гайдар попросился на фронт. Но ему отказали по болезни. Тогда он пошёл на хитрость: взял командировку в «Комсомольской правде» и уже 20 июля, меньше чем через месяц после начала войны, уехал в Киев фронтовым корреспондентом.
Его часть попала в окружение, и писателя хотели вывезти на самолёте. Но он отказался. 26 октября 1941 на Украине, под деревней Ляплявою, Гайдар погиб. Был сражён пулей, которая попала прямо в сердце. Ему исполнилось к тому времени всего 37 лет.

Александр АЛЕКСЕЕВ
Деловые люди, №54, ноябрь 2004. – с.12
(Приводится в сокращении)
Tags: Гайдар, Красный террор, большевики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments