d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Category:

Игорь Симбирцев. БЫЛ ЛИ «КРАСНЫЙ ТЕРРОР» ОТВЕТОМ НА «БЕЛЫЙ»? ч.1

«Чудовищные зверства колчаковщины», «тысячи выпоротых рабочих», «кровожадные интервенты», «белогвардейский ГУЛАГ», и, разумеется, «лагерь смерти Мудьюг»…кому из читателей не знакомы эти и многие другие страшилки, с которым столь любят носиться современные леваки и прочая краснознаменная нечисть? Не составит никакого труда увидеть выложенные в сети копипасты с подборками выдернутых из общего контекста цитат из мемуаров участников Белого движения, призванных иллюстрировать (по мнению составителей) если не большую, чем у большевиков, то, на худой конец, равную по масштабам жестокость тех, кто в условиях революционного хаоса поднялся на защиту поруганной Родины.
Увидев эти подборки, виртуальные (и не только) «патриоты» советчины, восторжествовав, начинают приводить эти подборки в дискуссиях, приправляя цитаты истерической руганью в адрес «Солженицына-либералофф-олигархофф-фошиздов» и радужными мечтами о том, как славно было бы сейчас вернуться назад в СССР, где, как известно, в магазинах лежало по 30 сортов колбасы (и вся по 2,20), стояли автоматы с газировкой по 3 копейки, а самое главное – были большие ракеты и танчики, и из-за этого «нас все боялись».
Как правило, оппоненты, увидев эти цитаты, да еще из белых мемуаров, тушуются, из-за чего совки преисполняются мнимой уверенности в своей правоте.
А между тем, тема т.н. «белого террора» разобрана. И разобрана предметно и грамотно. Человека, который взял на себя этот непосильный труд, зовут Игорь Симбирцев. 2 года назад, в 2008 г. издательство «Центрполиграф» выпустило 2 его замечательных книжки: «ВЧК в ленинской России» и «Спецслужбы первых лет СССР». Указанного автора, как и его изыскания, я у себя неоднократно пиарил. Но, понимая, что трудно в наше время решиться на покупку, не зная, о что это за автор, и каковы его книги, решил на правах развернутой рекламы процитировать один из разделов его книги «ВЧК в ленинской России», посвященный явлению т.н. «белого террора».
Автору уже за один только этот раздел нужно не просто выразить благодарность, а как минимум поставить прижизненный памятник в граните и бронзе. Разложив по полочкам левацкие построения относительно «белого террора», автор наглядно показал их абсурдность и лживость. Примечательно, что доводы в цитируемом фрагменте из книги пляшут именно от тех фактов, которые краснознаменные «люби друзи» столь любят по поводу и без повода поминать.

Для севастопольцев. Названные книги И.Симбирцева в нашем городе можно приобрести здесь:

Также, как и мою книжку.

Считаю, что обстоятельно разложив по полочкам все неосоветские бредни, автор фактически от камня на камне не оставил от мифа о «белом терроре». Так что отныне краснознаменным мурзилкам можно смело советовать прикусить языки…
Но, довольно слов. Приступаю к цитированию.
Обращаю внимание, что данный фрагмент приведен сугубо в информационно-просветительских целях. Желающие прочитать книгу целиком – приобретайте в магазинах.
____
БЫЛ ЛИ «КРАСНЫЙ ТЕРРОР» ОТВЕТОМ НА «БЕЛЫЙ»?
Идет разрушение истории и традиций, борьба ожесточается до звериной злобы.
Советский нарком А.В. Луначарский
 
От ответа на этот вопрос: «Ответили ли красные террором на «белый террор»?» — не уйти никому, близко соприкоснувшемуся с историей жизни ЧК и участия ее в красном терроре ленинской власти в 1918—1922 годах. Понятно, что в советское время ответ на этот вопрос был однозначным: «белый террор» начался раньше, с первыми покушениями на Ленина и убийствами комиссаров на местах, а «страшные зверства белогвардейщины» оправдывали необходимость кампании «красных террористов». В эмигрантской и зарубежной печати, начиная с Сергея Мельгунова и до современных авторов, превалировала противоположная точка зрения: белые не совершили и сотой доли тех злодеяний, которые ЧК и ее союзники творили по красную сторону фронта, да и в целом никакого «белого террора» в смысле единой кампании просто не было. Сейчас и отечественные авторы часто склоняются к та¬кой же мысли, благо ставший доступным сегодня фактический материал заметно высветил разницу в масштабах белого и красного видов террора в той войне.
Тех, кто и сейчас оправдывает «красный террор» и продолжает главными злодеями в эпопее Гражданской войны 1918— 1922 годов считать противников большевизма, на сегодня все же меньшинство. Правда, довольно много осталось привержен¬цев «нейтральной» точки зрения: в зверствах обоюдно и равно виноваты обе стороны, а «красный» и «белый террор» в этой братоубийственной бойне был одинаково безжалостен и омерзителен, просто «борьба ожесточилась до звериной злобы», как написал большевик Луначарский. Сейчас этот подход очень пропагандируется, почему-то странно понимаемый как некий призыв к окончательному примирению «красных» и «белых» России. При этом даже в самых серьезных исследованиях, пытающихся в равной мере разложить ответственность за потоки крови на красную и белую сторону, в представленном очень обширном фактическом материале заметны изъяны такой попытки примирения через признание равной вины. Стоит почитать любое серьезное и непредвзятое исследование на эту тему и сопоставить приводимые факты, как становится очевидно: с красной стороны целенаправленная кампания сверху по приказу власти с заложниками, расстрельными списками по утвержденным квотам, убийства только за «неправильное про¬исхождение» и так далее, с противоположной — разрозненные вспышки жестокости белых частей или контрразведки, отдель¬ные теракты против большевистских деятелей.
Кроме того, в таких изданиях обычно под условный «белый террор» обобщены любые акции противников большевиков, а не только собственно белых армий. Эсеровские теракты против большевиков и действия эсеровских повстанцев в 1918 году на Волге, деятельность контрразведок иностранных армий на тер¬ритории России в те годы, жестокость к продотрядам восстав¬ших крестьян Антонова или повстанцев Махно, деятельность собственно белых войск Деникина или Колчака. А все это дей¬ствия совершенно разных политических сил, противопоставля¬емые в таких работах «красному террору» единым списком, что конечно же не очень корректно.
Если мы говорим именно об участии в «красном терроре» ВЧК, как официальной государственной спецслужбы ленинской России, то поле для дискуссии здесь можно сузить. Ведь деятельность официальной спецслужбы официального же прави¬тельства, каким был в тогдашней России ленинский Совнарком, можно сравнивать только с деятельностью такой же спецслужбы на противоположном фронте этой войны. Те мерки, с кото¬рыми мы подходим к Всероссийской ЧК, исходя из ее статуса государственной спецслужбы советского режима, непримени¬мы к действиям обычных солдат белых армий, к восставшим тамбовским крестьянам, к многочисленным «зеленым», разно¬мастным батькам, к гайдамакам Петлюры или азиатским басмачам.
На другой стороне фронта этой Гражданской войны имелось только одно временное правительство: адмирала Колчака в Омске, которому, вопреки утверждениям советской истории о грызне белых лидеров, безусловно, подчинялись с начала 1919 года все вожди других белых армий, от Юденича до Деникина. Это было разбросанное по разным фронтам внутренне единое белое войско. Строго говоря, контрразведки именно этих настоящих белых армий, подчиненных Колчаку, и являлись конкурентами ЧК на поле спецслужб. И только такими же зверствами и террором этих белых контрразведок чекисты могли бы оправдывать свои действия в рамках «красного террора».
Объяснять же свою жестокость тем, что так же поступали с противником в контрразведке батьки Махно, самозваного забайкальского атамана Семенова, какого-нибудь узбекского курбаши басмачей Худойберды, украинского батьки Ангела или Маруси Соколовской, просто нелепо — здесь же нельзя говорить о деятельности регулярной спецслужбы. Хотя тогда многие крупные атаманы тоже обзаводились отдельными органами контрразведки, военная обстановка того требовала. И даже в восставших «армиях» крестьян 1920—1921 годов существовали подобные структуры: контрразведка армии Махно под началом Левы Задова (позднее чекиста Зеньковского на службе советской власти), «Особый отдел» при Антонове на Тамбовщине, «Особый отдел» бывшего чекиста Конотопцева у восставших крестьян под Воронежем, «Следственная комиссия» под началом священника Булатникова у повстанцев Сибири в 1921 году и так далее.
Но все это далеко не громадная ВЧК, деятельность специальной службы законного правительства никак не может быть сравнима в плане жестокости и беззакония с действиями толпы дезертиров или доведенных до края отчаяния грабежом села антоновских повстанцев.

(Продолжение следует)
Tags: Белое движение, Красный террор, авторы, книги, контрпропаганда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments