d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

Голодомор на Кубани: 1932–1933 гг. (обширная подборка свидетельств)

 Здесь:

http://slavakubani.org/read.php?id=1470

Полевые материалы Кубанской фольклорно-этнографической экспедиции Научно-исследовательского центра традиционной культуры ГНТУ «Кубанский казачий хор» о голоде на Кубани: 1932–1933 гг.


Из предисловия составителей:

"Данная выборка – это лишь часть материалов по данной теме, хранящихся в архиве Научно-исследовательского центра традиционной культуры. Формирование базы данных по голоду началось в 1975 году и продолжается в настоящее время в ходе комплексных исторических и фольклорно-этнографических полевых исследований, проводимых Кубанской фольклорно-этнографической экспедицией НИЦ ТК.

В процессе исследований использовался метод интервью, беседы, которые документировались и фиксировались с помощью магнитофонов, диктофонов и, реже, видеокамеры. Оригиналы на аудио- и видеоносителях зарегистрированы и хранятся в архиве НИЦ ТК. (Многие из них, к сожалению, из-за недолговечности носителей, отсутствия необходимых условий и средств хранения, техники для оцифровки, находятся в угрожающем состоянии и могут быть безвозвратно утрачены).

По содержанию, в большинстве своём, изложенные материалы – это воспоминания жителей Кубани – очевидцев и участников трагических событий 1932 – 1933 гг. Т.е. предлагаемые материалы представляют собой не научную или политическую интерпретацию, а своеобразный исторический документ (свидетельства очевидцев)".

Ниже приведены некоторые из этих свидетельств (ключевые фразы в них выделил красным):

КФЭЭ-2003.
АК 2874. Станица Тверская.
Инф.: Олейникова Вера Ивановна (1927 г.р.)

В 33 году был голод. Голод был потому, что власть хотела расправиться с кулаками и теми, кто не хотел идти в колхоз. Всё с амбаров повыгребли, повымели. Нигде ничё не осталось. Многие люди поумирали. Вся наша семья в голод выжила. У нас прямо чёрное тело было, синее. Голодные ж были. Выкапывали какие-то корни, наподобие чеснока и толкли его. Потом варили. Пекли пышки. Один раз удалось поесть мёду. Отец умер от болезни сердца. Люди шли по улице, падали и умирали. Некому было хоронить.

КФЭЭ-2002.
АК 2610. Станица Переясловская.
Инф.: Рожок Евдокия Иосифовна (1920 г.р.)

Голод был в 1933 г. Мне было тринадцать лет. Я ходила в пятый класс. «А голод! Исть-то как хочется». Чтобы выжить надо было получать паёк. Поэтому я пошла работать в колхоз вместе со старшей сестрой. В бригаде ловили рыбу. Этим и выживали. Голод был потому, что «кулаки» восставали. Их за это высылали. По улицам ходили «комсодовцы». Они у всех всё забирали. Искали всё: и пшеницу, и фасоль. Голод был устроен специально. Зачем – я не знаю.
 

КФЭЭ-2002.
АК 2703. Хутор Полтавский.
Инф.: Пасенко Пелагея Ивановна (1921 г.р.)

«Голод пережили очень трудно». У нас была яма, укрытая камышом. В яме хранилась картошка. «Комсод ходыв – усэ забрав. Последнюю мукичку, что осталась. Маты молыла: «Оставьте хоть кусочек хлеба. Забралы вэсь хлиб. Ничёго ны оставылы». Но оставили корову. Прикопанную картошку не нашли. Прокормились на молоке и сыре. В поле собирали пшеничные колоски. «По дэсять жмэнёк у карман!». Зёрна прокручивали на мясорубке и пекли липэныкы. По две-три штуки.

ПМ КФЭЭ-1992.
АК 267. Станица Березанская.
Инф.: Прокопец Анна Васильевна (1910 г.р.)

Информатор рассказывает: «В 1933 году по дворам ходили группы – активисты – мужчины и женщины. Спрашивали у всех: «Есть у вас яма? Что заховано в яме?»
Ходят по двору с крючками. В соломе, сене ширяют, шукают…

Отец и мать нам, детям, говорили: «Кто придёт, в хату не пускать!»
Картошка у нас была, забрали, огурцы, семена… И собак ели в голод, и люди умирали. Мыши выручали нас. «Шукалы мы по полю норкы. Находым, копаем там. А там кукуруза. «Спасиба мышам!»
По дворам приезжали с «тарой» [повозкой]. Говорят, если кто присмерти, ложите его в «тару», всё равно по дороге умрёт. В общую яму умерших кидали, не хоронили отдельно».


КФЭЭ-2007.
АК 3859. Станица Новобейсугская.
Инф.: Калугин Николай Иванович (1946 г. р.), казак.

– Мне деды рассказывали, что станица не поддержала ни красных, ни белых. Вот поэтому и тридцать третий год сделали.
– Ведь неурожая не было?

– Неурожай здесь ни при чем. Говорят, что станица была окружена войсками НКВД. Никого не выпускали, только впускали. Ходили по домам люди с красными повязками. Если у кого на печке варилась какая-нибудь баланда, ее просто выливали на землю. Есть нельзя было ни в коем случае. А урожай был.
– Говорят, бурьяном дороги позарастали?
– Да, всё позаросло. Мне один дедушка говорил. Вот идешь по станице. Смотришь, в бурьянах тропинка есть – значит там еще живые люди есть. Если тропинки нет – то уже всё, все умерли. Хоронили без гробов. Даже были такие случаи, что еще чуть живых людей бросали в общую могилу.
– А случаи людоедства были?
– Я слышал, что были.
– «Комсодовцы» были свои станичные или пришлые?
– Свои.
– А из казаков или из мужиков?
– И те, и другие были. Здесь неподалеку жил дедушка Бабенко, он месяца два как уехал. Он мальчонкой был в то время. И он говорил, что и те, и те были. У нас когда-то парторгом был Николай Савельевич Котов. Он потом депутатом Госдумы был от края. Он говорил, что хорошо сохранился в Выселках наш станичный архив. И по документам в станице за один год погибли более 12 тысяч человек.

КФЭЭ-1992.
АК 312. Станица Мартанская.
Инф.: Карпенко Михаил Тимофеевич.
Информатор сообщает: «В 1933 г. был в станице голод. По дворам ходили комсомольские команды, состоящие из [местных] жителей, иногородних, и с ними участковый милиционер. Подвода подъезжала, обыскивали дома, потолки. Найдут продукты, говорят, несмотря на то, что у тебя 5-7 детей: «Тебе сумочки этой хватит?». Будешь возражать, заберут и тебя, как многих людей, неугодных властям. Ночами людей забирали, а вечерами комсомольские команды дворы обыскивали.»

КФЭЭ-1992.
АК 326. Станица Мартанская.
Инф.: Голуб Анна Ивановна (1919 г.р.), казачка; Карпенко Анастасия Сидоровна (1915 г.р.), казачка; Матющенко Антонина Сидоровна (1926 г.р.), казачка.
В 30-е годы много людей померло. У кого коровка, хозяйство, те выдержали.
Валялись люди то там, то там, страшное дело.

– [Почему голод был?]
– Потому, что забрали всё, чи партейцы. Власть советская наступила. У них ума ещё не было хозяйничать, они неграмотные были. В 1933-ем всё забирали, у нас нечего было забирать. Люди кукурузу, пшеницу в стенку [прятали], замызывали [глиной] шоб не нашли. Но, они разбивали стенку и всё у людей забирали. Всё государству отдавали, нам ничего не оставляли. У кого коровка была, те выживали.


Для сравнения: свидетельство с советской стороны:

КФЭЭ-1992.
АК 392. Станица Имеретинская.
Инф.: Ищенко Кузьма Данилович (1900 г.р.), иногородний.

Кузьма Данилович во время революции «работал в чека». В 20-30 годы жил в станице. При образовании коммуны в неё вступил. «Станица на нас смотрела в волчьем настроении. Мы пошли, заняли самые хорошие места. Грек был, он большую плантацию имел, мы поселились, а потом начали подстраивать…»
 

Вопр. – В голод людей умерло много?
[Речь идет о коммунарах]
– Я б сказал, что не много. Коммуне давали продукты. Всё же и хлеб был, но понемногу давали. Так оно ничево. У нас там пасека была, овцеводство мы развели, до 37 голов дойных коров было. Так что голод у нас не ощущался.
Tags: архивы, голод, коллективизация, электронные библиотеки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments