d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

Штрихи к портрету Ежова. ч.7: личное участие в казнях

Недавно ознакомился с исследованием Александра Павлюкова "Ежов. Биография", в котором рассматривается личность и  деятельность "железного сталинского наркома", чье имя ассоциируется с массовыми репрессиями 1937-1938 гг. 
Т.к. до этого уже знакомился с аналогичным исследованием - совместной книгой Н.Петрова и М.Янсена  "Сталинский питомец" - Николай Ежов", в процессе чтения непроизвольно напрашивались сопоставления обеих книг.
Не стану углубляться сейчас в пространный анализ, ограничуюсь краткой характеристикой:
- в отличие от книги Петрова и Янсена, исследование Павлюкова содержит значительно меньше "жаренных" фактов
(подробнее см. ссылки внизу начиная с ч.3), однако тоже производит хорошее впечатление. Упор здесь сделан не столько на личные пристрастия наркома, сколько на его "профессиональную деятельность". Это: планирование и руководство репрессиями, а также различные организационно-кадровые вопросы.
Но, в то же время, книга Павлюкова содержит немало интересных подробностей, которые я в книге Петрова и Янсена не встречал (или, быть может, просто не обратил на них внимание). Это, во-первых, факт, что Ежов, служивший до революции в царской армии, пошел туда добровольцем, и только после Февральской революции решил включиться в "процесс". Так что, если бы не случилось в Феврале 1917 г. известных событий, неизвестно, кем бы стал будущий "железный нарком" после окончания войны.
Но этот вопрос лежит сугубо в гипотетической плоскости, т.к. во-первых, история не знает сослагательного наклонения, а во-вторых, была, по всей видимости в Ежове некая предрасположенность к тому, чем он стал затем заниматься. Да и личные пороки - разврат (с партнерами обоих полов), пьянство, общая распущенность - все это едва ли после 1917 и тем более 1930-х гг. возникло.
А из того, что было в реальности - ничто не позволяет проникнуться какой-то симпатией к сталинскому наркому: перед нами, по сути, типичный номенклатурщик, которому все равно, чем заниматься - уничтожать "врагов", стоя во главе НКВД, или вдохновлять рабочих на подвиги на "стройках коммунизма".  Главное, чтобы руководить. Но, в отличие от других партийных работников, Ежов к поставленной перед ним задаче относился с поразительным рвением - не только составлял расстрельные списки и давал указания, как и что надо делать, но и еще сам участвовал в казнях:  


"Прошел месяц, и в конце ноября 1937 года Ежов направил на утверждение вождя новый,  еще более внушительный список подлежащих расстрелу бывших партийных и  государственных деятелей, включавший на этот раз почти всех находящихся к этому  времени под арестом членов и кандидатов в члены ЦК — 45 человек. Однако Сталин не дал  согласия на уничтожение такого большого количества вчерашних соратников. Возможно, он  считал, что некоторые из них, особенно из числа арестованных сравнительно недавно, еще  не все рассказали о своих «преступлениях» и «сообщниках», другие могли понадобиться в
качестве фигурантов или свидетелей на предстоящем процессе над Бухариным и Рыковым.
Так или иначе из 45 членов и кандидатов в члены ЦК, включенных Ежовым в список, Сталин  половину вычеркнул, но и среди оставшихся большинство по неясным пока причинам были  расстреляны с большой задержкой: пять человек — спустя два с половиной месяца, трое — через пять месяцев, четверо — через восемь и один — через девять месяцев.
Но девятерых членов и кандидатов в члены ЦК расстреляют почти сразу, причем в этот раз Ежов выступил не только в роли организатора, но и непосредственного исполнителя  приговора, собственноручно застрелив единственную женщину среди подвергшихся репрессиям членов ЦК, бывшего секретаря Калининского обкома партии А.С. Калыгину.
Вообще, в разговоре с подчиненными Ежов, особенно подвыпив, любил рассказывать о том, как присутствовал при расстрелах тех или иных осужденных и даже сам принимал в этом участие. Насколько эти разговоры соответствовали действительности, неизвестно, однако можно предположить, что вряд ли в качестве своей первой жертвы Ежов решился бы выбрать женщину, вероятно, к этому времени кое-какой опыт участия в подобного рода процедурах у него и в самом деле имелся.
Среди других работников партийного и государственного аппарата, расстрелянных в те же ноябрьские дни 1937 года, был и бывший начальник Ежова по Организационно-распределительному отделу ЦК ВКП(б) И.М. Москвин, обвиненный в принадлежности к подпольной масонской организации «Единое трудовое братство»*.
(* Арестованная вместе с ним его жена Софья Александровна, в свое время подкармливавшая Ежова домашними обедами, переживет мужа лишь на четыре месяца. 28 марта 1938 г. она будет включена в очередной список на ликвидацию и десять дней спустя расстреляна)".
А.Павлюков. Ежов. Биография - М.: «Захаров», 2007. - с.152
__
Посмотреть книжку в электронном виде можно, например, здесь:
http://www.fedy-diary.ru/?p=4264

Другие ссылки по теме:
http://d-v-sokolov.livejournal.com/109224.html - Штрихи к портрету Ежова.ч.1
http://d-v-sokolov.livejournal.com/109551.html - Штрихи к портрету Ежова.ч.2
http://d-v-sokolov.livejournal.com/114867.html - Штрихи к портрету Ежова.ч.3:интимные предпочтения
http://d-v-sokolov.livejournal.com/115248.html - Штрихи к портрету Ежова.ч.4:музыкальный талант
http://d-v-sokolov.livejournal.com/157773.html - Штрихи к портрету Ежова. ч.5: Семейная жизнь
http://d-v-sokolov.livejournal.com/172044.html - Штрихи к портрету Ежова. ч.6: бытовая распущенность
Tags: большевики, книги, палачи, сталинизм, чк-огпу-нквд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments