August 11th, 2013

Ленин о еврействе

И сейчас часто высказывается мнение, что большевизм был чисто еврейское дело. Как будто легионы маргиналов из числа неевреев не комиссарили и не чекистили.  Нет, конечно, исторический факт - что представители "избранного" народа сыграли страшную роль в становлении советской власти, их имена можно в изобилии встретить среди "героев" красного террора, репрессий последующих лет.
Но...
Полагаю, что при всем активном участии еврейства в революции и терроре, сводить коммунизм к одному лишь еврейскому вопросу как минимум неумно.
И уж совсем неумно отождествлять большевизм с сионизмом как это делал (?) покойный (?) Ю.Козенков в своих книгах. Сионизм - это практически еврейский национализм, учение о том, что та нация должна жить в своем государстве в Палестине.
Известно также, что в катастрофе 1917 г. далеко не все представители еврейского народа поддержали большевизм, и углубление революции. Был тот же раскол. Трудно в одной связке, Троцкого и Пасманника (добровольцем ушедшего на фронт, симпатизировавшего Белому движению и бывшего в числе лиц, намеченных большевиками к уничтожению), или там Трумпельдора - представить.
А это - тем не менее, иллюстрация.
Так что оценивая большевизм, не исключая наличие там еврейского элемента, нельзя сводить оный только к диктату одной нации над всеми другим. Правильно - Интернационал. Диктатура ПОДОНКОВ из всех национальностей.
Или научно - КАКИСТОКРАТИЯ (власть худших).
А в заключение - строки, которые по поводу еврейства писал сам "вождь мирового пролетариата" В.И.Ленин:
"Совершенно несостоятельная в научном отношении идея об особом еврейском народе реакционна по своему политическому значению. Неопровержимым практическим доказательством этого являются общеизвестные факты недавней истории и современной политической действительности. Во всей Европе паденье средневековья и развитие политической свободы шло рука об руку с политической эмансипацией евреев, переходом их от жаргона к языку того народа, среди которого они живут, и вообще несомнен¬ным прогрессом их ассимиляции с окружающим населением. (...)Идея еврейской национальности противоречит интересам еврейского пролетариата, создавая в нем прямо и косвенно настроение, враждебное ассимиляции, настроение «гетто». (Ленин, ПСС, т.8).

Считаю, что ублюдочность совка нужно показывать и благодаря правильному расставлению акцентов. А то честно: коробит, когда некие деятели, желая выпендрится, делают на фотошопе карикатуры, на которых поверх изображения ВИЛа или Сталина рисуют монгедовид или начинают цитировать "Протоколы..." и прочие подобные тексты.
Нет. Если бы совок был навязан какой-то определенной нацией и в самом деле - это одно. Но ведь реальность такова, что в самом деле правил Интернационал: худшие представители всех этносов, населявших бывшую РИ,

Читая Ленина

Как можно догадаться из прошлой моей записи, сейчас активно читаю ПСС Ленина (отчасти для этого купил электронную книгу, поскольку смарт мощь Ильича выдержать просто не в состоянии).
Так вот...у меня возникло подозрение, что составители оного ПСС таким хитрым образом хотели изобличить коммунизм. Или рассчитывали на то, что это никто не будет читать.
Ведь если ознакомиться даже с ранними работами (я сейчас читаю 9-й том), то видно, что Ленин был тот еще негодяй. Который, между прочим, не скрывал своих преступных намерений.
В конце 19-го века - Ленин вообще был "Навальный вчера" - писал про "жуликов и воров" (от Российской империи), и пособия для рабочих, как отстаивать свои права перед собственниками (между прочим, актуальные и до сих пор). Ну а дальше - больше. Чем больше проходило лет - тем Вова больше сходил с катушек, и скатывался в экстремизм. В ненависти к царской России он был последователен.
При этом не скрывал, что альянсы, например, с либералами - для него это трамплин к приходу к власти.

В общем, откровенен Ильич был весьма.
Если бы какой антисоветчик живущий в совке образца 20-50-х гг. был бы столь же откровенен, ему бы максимум - 2-3 письма удалось написать. Но никак не ПСС. Пошел бы после первого же письма кормить крыс на Соловках либо нашел свой последний приют на дне расстрельного рва.

Но даже если эту прозу жизни опустить, и сосредоточиться на текстах -то ничего гениального у Ленина пока не просматривается. Банальность, помноженная на апломб и напор.