July 10th, 2013

Когда и кем была введена в СССР практика изгнания ученых из рядов Академии наук.

Оригинал взят у igorkurl в Когда и кем была введена в СССР практика изгнания ученых из рядов Академии наук.

РГАСПИ Ф.17. Оп. 163. Д.642. Л. 23, 23 об.

В связи с попыткой ввести в новый закон о «реформе РАН» норму о возможности изгнания из рядов Академии и лишения их академических званий (пункт 5 статьи 8 законопроекта, принятого во втором чтении ГосДумой 5 июля сего г.), не мешает вспомнить и прецеденты недавнего славного прошлого. В различных выступлениях и даже в решениях (в постановлении собрания ИМЛИ) на эту тему приходилось слышать, что такая практика действовала-де только в нацистской Германии. Нет, господа, в СССР было то же самое, и введена эта практика раньше других, и она была очень действенной. 26 мая 1927 г. особым постановлением Политбюро ЦК в Устав Академии наук СССР была включена норма о лишении звания академика и исключении из Академии:

26 мая 1927 г.

Об уставе Академии Наук

(ПБ от 19. V. 27 г., пр. № 103, п. 19)

(т.т. Рыков, Милютин, Горбунов* )

а) Утвердить выработанный комиссией т. Милютина новый устав Академии Наук со следующими поправками:

Исключить из устава пункт об утверждении членов Академии правительством.

Пункт устава о порядке лишения академиков звания принять в следующей редакции:

"Академик лишается своего звания, если он не выполняет заданий, возлагаемых на него этим званием, или если его деятельность направлена явным образом во вред СССР"**.

Количество членов Академии Наук устанавливается в 70 человек***

б) Утвердить президентом Академии Наук на новое пятилетие Карпинского****.

Протокол № 105, п. 14. Д. 636. Л. 3-4.

В повестку дня заседания Политбюро ЦК ВКП (б) данный пункт был включен под № 11 (докладчик т. Рыков) с указанием: “Ставится в 6-й раз” (РГАСПИ. Оп. 163. Д. 642. Л. 2, 23 и об.).

На указанном заседании присутствовали члены Политбюро ЦК Сталин, Рыков, Томский и Калинин, кандидаты в члены Политбюро Андреев, Микоян и Петровский, члены ЦК ВКП (б) Косиор, Цюрупа, Догадов, кандидат в члены ЦК Каминский, члены президиума ЦКК Орджоникидзе, Ярославский, Шкирятов и Сольц. (Там же. Л.4).  

Ввести пункт об исключении в Устав предложил председатель СНК СССР А.И. Рыков в особой записке в Политбюро от 11 апреля 1927 г., где, в частности, предлагалось:

«4) Академик лишается своего звания, если он не выполняет заданий, возлагаемых на него этим званием, лишение звания производится Академией с представлением на утверждение Совета Народных Комиссаров Союза.»

Мотивировка таких изгнаний была ниже расширена Рыковым в записке:

«IV – О ЧИСТКЕ АППАРАТА АКАДЕМИИ НАУК

Признать необходимым освежение аппарата Академии Наук и удаление оттуда явно враждебных элементов.

V – ОБ ОФОРМЛЕНИИ ИСКЛЮЧЕНИЯ АКАДЕМИЕЙ СТРУВЕ, РОСТОВЦЕВА и др.

По утверждении устава, потребовать от Академии Наук представления списка действительных членов Академии, почетных членов и членов-корреспондентов и соответствующего документа, подтверждающего заявление академиков об исключении Академией из ее состава таких академиков как СТРУВЕ, РОСТОВЦЕВА и таких почетных членов, как Николай Николаевич и ему подобных».

(Академия наук в решениях Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б)-КПСС
1922-1991/ 1922-1952. Сост. В.Д.Есаков. М.: РОСCПЭН, 2000, с.48-52).

В Устав АН СССР, утвержденный 17 июня 1927 г., этот пункт вошел в немного измененной редакции:

“22. Действительный член Академии наук лишается своего звания, если он не выполняет обязанностей, налагаемых на него этим званием, или если его деятельность направлена явным образом во вред Союзу ССР” (Уставы Академии наук СССР. М. 1974. С. 123).

Симптоматично было выступление президента АН СССР академика А.П.Карпинского на чрезвычайном Общем собрании Академии наук СССР 2 февраля 1931 г., на котором обсуждался вопрос об исключении на основании Устава АН СССР 1927 г. (см. решение Политбюро от 26 мая 1927 г.) из состава действительных членов АН СССР академиков С.Ф.Платонова, Е.В.Тарле, Н.П.Лихачева и М.К.Любавского (В виду их ареста по «академическому делу», всех благополучно исключили – И.К.). Отметив, что положение Устава об исключении членов Академии из ее состава был принят “без ведома Академии, он был включен прямо Правительством в наш Устав. В других академиях ничего подобного не существует. Везде Академия соединяет в себе лиц всевозможных религий, всевозможных настроений и различие мнений никогда не служило причиной задержки того. для чего Академия наук вообще предназначена, а именно: для выяснения научных истин. Только истина и является тем предметом, которым ученые большие и малые занимаются и подчиняются. Мнения ученых могут быть совершенно различными, но, конечно, они не должны приводить к какому-то действию. Должна быть полная свобода мнений и возможность высказывать их всенародно. Если некоторые предполагают, что вместо того правления, которое существует у нас, вместо Республики (впрочем у нас настоящей Республики тоже нет), наше управление подчинено известной партии, то это вовсе не вызывает необходимости исключения [из Академии наук], потому что в противном случае мы будем представлять единственное в своем роде учреждение. Об этом жалею, потому что масса всех других академиков стоит на совершенно законной почве. Те академики, я знаю, что они подвергались уларам в свое время за свою революционную деятельность <…> Так что я, в сущности, жалею, что такое постановление было введено Правительством в наш Устав, которому мы должны подчиняться” (Звенья. Вып. 1. М. 1991. С. 227-228).

Источник: Академия наук в решениях Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б)-КПСС
1922-1991/ 1922-1952. Сост. В.Д.Есаков. М.: РОСCПЭН, 2000, с.93.

С тех пор в 1920-40-е гг. исключали и исключали из АН СССР действительных членов, почетных членов и членов-корреспондентов: фигурантов Академического дела, "врагов народа" (часть из них исключали посмертно), невозвращенцев, эмигрантов, иностранных членов Академии, замеченных в "антисоветской деятельности".

Одно из таких исключений из АН СССР.
108. Об академиках Сперанском и Перетце
Решение – особая папка.
Протокол № 9, п 79/69. Д.947. Л.21.П р и л о ж е н и е.
"Особая папка" Принять предложение ОГПУ об исключении обвиняемых по делу к-р фашистской организации академиков Сперанского и Перетца из состава Академии Наук СССР и о высылке их на три года. Выписки посланы: т.т. Ягода. Куйбышеву
РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.16. Л.102.

Опубл.: Академия наук в решениях Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б)-КПСС
1922-1991/ 1922-1952. Сост. В.Д.Есаков. М.: РОССПЭН, 2000, с.147.


Исключение не шло автоматически, академики его проводили в жизнь своими голосованиями.

Список ученых, изгнанных в 1920-1940-е гг. из АН СССР, весьма велик, и позднее он будет предъявлен.


Судьба ученого.

Оригинал взят у igorkurl в Судьба ученого.
Баев Александр Александрович (10 января 1904 (28 декабря 1903), Чита – 31 декабря 1994, Москва) – биохимик, специалист по молекулярной биологии. Член-корреспондент по Отделению биохимии, биофизики и химии физиологически активных соединений с 26 ноября 1968, академик по Отделению биохимии, биофизики и химии физиологически активных соединений (молекулярная биология) с 24 ноября 1970. Награжден золотой медалью им. В.А.Энгельгардта за цикл работ по молекулярной биологии, генетической инженерии и биотехнологии (1994).

К моменту первого ареста – старший научный сотрудник и ученый секретарь Института биохимии им. А.Н.Баха. Арестован в Москве 30 апреля 1937 по делу о "террористической организации молодых бухаринцев". На следствии – в Казани, где в 1903-1932 участвовал в семинаре по методологии биологии профессора В.Н.Слепкова (брат известного "бухаринца"). Суд – в Москве, в Лефортово, 19 сентября 1937. Решением ВКВС приговорен по ст. 17, 58-8 и 58-11 УК РСФСР "к тюремному заключению сроком на 10 лет с поражением политических прав на 5 лет". После примерно двух недель в Бутырской тюрьме и месяца во Владимирской – этап в Кемь и Соловецкая тюрьма. 10 месяцев в общей камере на острове Большая Муксолма, затем камера № 79 в кремле. Летом 1939 Баева, как и других узников Соловецкой тюрьмы, выпустили из камер и стали водить на работу, продолжавшуюся несколько недель. Работал на кладбище (раскопка могил монахов), либо на пляже (уборка валунов – подготовка взлетно-посадочной полосы). При ликвидации Соловецкой тюрьмы (СТОН) этапирован морем в Дудинку, оттуда по железной дороге в Норильск. С августа 1939 – в Норильлаге, исполнял обязанности лагерного врача и врача больницы для вольнонаемных. Освобожден по сокращению срока 30 апреля 1944, оставлен на поселении в Норильске. Благодаря помощи В.А.Энгельгардта, сохранившего текст кандидатской диссертации Баева, закончил работу над ней. По разрешению МВД приезжал ненадолго в Москву (где месяц жил и работал на квартире Энгельгардта) и в Ленинград (где в июне 1946 (по др.д. летом 1947) защитил диссертацию в Институте физиологии у Л.А.Орбели). В 1947, получив возможность покинуть Норильск, но, имея "минусы" (запрещение жить в ряде городов), нашел подходящее место лишь в Сыктывкаре.

К моменту второго ареста – зав. биохимической лабораторией Коми филиала АН СССР. Вторично арестован по старому делу 22 февраля 1949 в Сыктывкаре, постановлением ОСО при МГБ СССР от 25 мая 1949 сослан "навечно" в Сибирь. Отбывал ссылку в селе Нижнее Шадрино Ярцевского района Красноярского края, работал врачом, заведующим больницей. Освобожден в сентябре 1954, реабилитирован 11 сентября 1957.   (По сайту "Репрессированные ученые").


Судьба ученого-2.

Оригинал взят у igorkurl в Судьба ученого-2.
Баландин Алексей Александрович (8(20) декабря 1898, Енисейск – 22 мая 1967, Москва) – химик-органик, создатель крупнейшей школы химиков-каталитиков. Любимый ученик академика Н.Д.Зелинского. Чл.-корр. АН СССР по Отделению химических наук с 30 сентября 1943, академик по Отделению химических наук (органическая химия, катализ) с 30 ноября 1946, лауреат Сталинской премии (1946). Арестован 16 июля 1936. В 1937-1939 находился в административной ссылке в Оренбурге. На момент ареста – заведующий лабораторией органического катализа Академии наук, профессор МГУ. По сообщению Н.А.Баландиной, которая ознакомилась с делом отца в Центральном архиве ФСК Российской Федерации, в НКВД поступил донос о том, что в лаборатории изготавливаются взрывчатые вещества для террористических актов против советского руководства. По свидетельству ученика А.А.Баландина д-ра хим. наук Л.Х.Фрейдлина, следователь, который вел "дело" А.А.Баландина, вызывал сотрудников лаборатории органического катализа и предлагал им оговорить своего учителя. Ни один из них не позволил себе бросить тень на талантливого ученого и прекрасного человека. Н.Д.Зелинский писал письма Н.П.Горбунову и В.М.Молотову (вместе с Курнаковым и В.И.Вернадским) и добивался приема у Сталина до тех пор, пока Баландин не был освобожден. К моменту второго ареста – профессор МГУ, научный сотрудник Института органической химии АН СССР. Арестован в 1949 по "красноярскому делу", в том же году исключен из академиков. При попытке Зелинского вмешаться ему дали понять, что это приведет к обратному результату и, кроме того, плохо кончится для самого Зелинского (которому к тому времени исполнилось почти 80 лет). Баландин осужден на 10 лет и отправлен в Норильск, отсидел 4 года. Восстановлен в звании академика с 13 июня 1953 (распоряжение Президиума АН № 2-1112).
Лит.: Алексей Александрович Баландин. Очерки. Воспоминания. Материалы. М.: Наука. Соловьев Ю.И. Алексей Александрович Баландин // Трагические судьбы: репрессированные ученые Академии наук СССР. М.: Наука, 1995, с.182-193.

РАЗРУШЕНИЕ «НОВОГО ЧЕЛОВЕКА»

Я считаю, что только десоветизация (проведенная не с толерантно-русофобских, а с русских и христианских позиций - ибо русский народ есть первая и самая массовая жертва коммунизма) - является залогом достойного будущего. Это вообще очевидная истина, которую почему-то так сложно понять.
К сожалению, сегодня мы имеем не разрушение "новой исторической общности", а ее мутацию. Проще говоря - гомо советикуса пастухи милостиво допустили до айфонов-айпадов и бутиков с колбасою, но ментально порожденный десятилетиями террора и попрания элементарных человеческих норм психотип жив и здравствует.
___
Оригинал взят у slovo13 в РАЗРУШЕНИЕ «НОВОГО ЧЕЛОВЕКА»
Оригинал взят у enzel в post
А.ЗУБОВ. ПОСЛЕКОММУНИСТИЧЕСКОЕ ДВАДЦАТИЛЕТИЕ: РАЗРУШЕНИЕ «НОВОГО ЧЕЛОВЕКА»

«За двадцать лет в России так и не сложились ни свободная рыночная экономика, ни демократическая государственность, ни ответственное гражданское общество, ни бесцензурные средства массовой информации. Тело основателя коммунистического режима В.И.Ленина так и лежит в мавзолее на Красной площади, его статуи и статуи его приспешников продолжают оставаться главным украшением всех городов и посёлков страны, а их имена доминируют в национальной топонимике. Хотя никакого контрреволюционного переворота, никакого очевидного коммунистического реванша за эти двадцать лет не было, советскость постепенно, шаг за шагом восстанавливала свои, казалось бы, утраченные в 1991 г. позиции. В 1996 г. её было в государственной и общественной жизни существенно больше, чем в 1992 г., в 2004 г. больше, чем в 1996 г., в 2011 г. больше, чем в 2004 г. Выбраться из-под бетонных глыб нам пока так и не удалось».Collapse )

Судьба ученого-3

Оригинал взят у igorkurl в Судьба ученого-3
Бенешевич Владимир Николаевич (9(21).8.1874, Друя Дисненского у. Виленской губ. – 27.1.1938, Ленинградская тюрьма) – историк-византиновед, археограф, историк церковного права. Член-корреспондент по разряду исторических наук (история) Отделения исторических наук и филологии с 6 декабря 1924, член Академий в Страсбурге (1912), Мюнхене (1927) и Берлине (1929). На протяжении многих лет между арестами и до них – профессор Петербургского (Ленинградского) университета и сотрудник ГПБ. В июле 1922 – обвиняемый на процессе митрополита Петроградского Вениамина. Сидел около полугода. Освобожден "за недоказанностью вины". Вновь арестован в 1924. В связи с желанием советского правительства наладить отношения с Польшей, освобожден из заключения (в соответствии с условием поставленным президентом Польши) и отправлен на самолете в Варшаву. Во время пребывания за границей как раз и избран (6 декабря 1924) членом-корреспондентом РАН. 25 ноября 1928 арестован в Ленинграде по одному из религиозных "дел", помещен в ДПЗ, постановлением Коллегии ОГПУ от 14 июня 1929 сослан в Кемь (Соловецкие лагеря). 28 февраля 1930 арестован в СЛОН по "делу АН", привезен в Ленинград, включен в число главных обвиняемых. Постановлением Коллегии ОГПУ от 8 августа 1931 приговорен по ст.58, п.11 к заключению в концлагерь на 5 лет. По 5 лет получили и брат Бенешевича, и его жена – дочь почетного члена АН, филолога-классика Ф.Ф.Зелинского, уехавшего в Польшу и ставшего там профессором Варшавского университета. Бенешевич находился в Ухтпечлаге (командировка I отделения Баб-Губа) до февраля – марта 1933. Вернувшись в Ленинград, застал свою библиотеку разоренной дотла – частью или целиком погибли многие работы и свыше двух тысяч фотоснимков. Из 49 описаний рукописей, сделанных Бенешевичем в библиотеках разных стран, сохранились три. Последнему аресту Бенешевича предшествовал погромный обыск в его квартире (5 сентября 1937) и арест обоих его сыновей-близнецов, а также кампания против ученого в связи с публикацией им в Мюнхене самой крупной своей работы по истории византийского права. Арестован 27 ноября 1937. Часть времени, видимо, провел в тюремной больнице (страдал серьезными заболеваниями сердца и печени). Коллегией НКВД 17 января 1938 приговорен к ВМН, расстрелян 27 января 1938. Из состава АН СССР исключен Общим собранием 29 апреля 1938 (предложение о лишении Бенешевича звания члена-корреспондента Президиум АН СССР решил внести в Общее собрание АН еще за месяц с небольшим до его ареста). В 1938 расстреляны также сыновья Бенешевича и его брат. Приговоры 1929 и 1938 отменены Военным трибуналом ЛВО 20 августа 1958, приговор 1931 – ВК ВС 20 июля 1967. В Академии наук восстановлен постановлением Президиума АН 19 декабря 1958.

Дата смерти Бенешевича была фальсифицирована. В официальном справочнике «Академия наук. Персональный состав» (т.1-2, М.: Наука, 1974) была приведена ложная дата 19 декабря 1943. В современном аналогичном справочнике (1999, http://www.pran.ru) фигурирует дата 27 февраля 1938. По-видимому, более точная дата 27 января 1938.


Судьба ученого-4

Оригинал взят у igorkurl в Судьба ученого-4
Игнатовский Владимир Сергеевич (8(20) марта 1875, Тифлис – 13 января 1942, Ленинградская тюрьма) – математик, физик, специалист в области оптической техники. Член-корреспондент по Отделению математических и естественных наук (математическая физика) с 29 марта 1932.

До 1917 больше за границей, чем в России: школа и университет в Германии, научная и практическая работа у Цейса, преподавание в Берлинском политехническом, постройка оптического завода во Франции; первая жена – англичанка. Немецким владел так, что, когда волновался, переходил с русской речи на немецкую. Вскоре после Февральской революции послан из Парижа принять на себя научное руководство заводом в Петрограде. С этим заводом (в советское время Гос. оптико-механический завод – ГОМЗ), производившим у нас значительную часть военной оптики, связана была вся его дальнейшая жизнь. В 1921-1938 работал консультантом и в другом военном научно-исследовательском центре – Особом техническом бюро (Остехбюро). В момент ареста – также профессор ЛГУ. Арестован 8 января 1942 в блокадном Ленинграде – возможно, по делу "Союза старой русской интеллигенции". Обвинен в "шпионско-вредительской деятельности". Военным трибуналом Ленинградского фронта приговорен 13 января 1942 к расстрелу (вместе с женой-домохозяйкой). Реабилитирован посмертно 28 мая 1955 определением ВКВС СССР.

В официальном справочнике «Академия наук. Персональный состав» (т.1-2, М.: Наука, 1974) приведена неточная дата смерти – 1943.


Судьба ученого-5

Оригинал взят у igorkurl в Судьба ученого-5
Нумеров Борис Васильевич (17(29) января 1891, Новгород – 15 сентября 1941, Орловская тюрьма) – астроном, геофизик, геодезист, гравиметрист. Чл.-корр. АН СССР по разряду математическому (астрономия) Отделения физико-математических наук с 31 января 1929. Окончил Петербургский университет (1913). Основатель и директор Вычислительного института при Всероссийском астрономическом союзе (1919-23) и Астрономического института (директор в 1924-36; ныне Институт теоретической астрономии АН СССР). С 1926 по 1928 директор Главной геофизической обсерватории им. А.И.Воейкова, в 1930-34 председатель Астрономического комитета при Наркомпросе РСФСР. Инициатор и участник строительства первой в СССР астрофизической обсерватории (1932, Абастумани). В 1921 организовал составление и издание Астрономического Ежегодника, Морского Ежегодника и Астронавигационного для геодезической службы, мореплавания и воздухоплавания. На момент ареста был также профессором Ленинградского ун-та и Горного ин-та. В 1920-30-х гг. жил на 2-й линии Васильевского острова, 3.

Основные труды по астрометрии, небесной механике и геофизике. Предложил новый метод (метод экстраполирования) для определения орбит и меняющихся координат малых планет, получивший мировое признание. Разработал новые методы и приборы гравиметрической разведки и принимал непосредственное участие в разведке нефтяных месторождений Эмбанефти, Грознефти и др. Открыл многие месторождения нефти в СССР. Был инициатором общей гравиметрической съемки территории СССР. Создал школу в области теоретической астрономии.

Арестован в ночь с 21 на 22 октября 1936, сидел в Крестах. В ноябре 1936 была арестована В.С.Мошкова, ближайшая сотрудница Нумерова, его "правая рука", а затем еще три сотрудника Астрономического института Н.Ф.Боева, С.М.Варзар и А.В.Марков за "участие в фашистской террористической организации в Астрономическом институте" (ответвление «пулковского дела»). Согласно официальной справке по «пулковскому делу» с осени 1936 по начало лета 1937 Управлением НКВД по Ленинградской области было арестовано более 100 ведущих ученых, научных работников и специалистов различных научных организаций, учебных заведений и предприятий, в т. ч. 10 сотрудников Пулковской обсерватории (директор Пулковской обсерватории Б.П.Герасимович и др.) – см. Справку КГБ СССР о судьбе пулковских астрономов.

Приговорен 25 мая 1937 по статье 58 параграфы 6 (шпионаж), 7 (вредительство), 8 (террор), 11 (организация заговора против советской власти) к 10 годам тюремного заключения, конфискации имущества и высылке семьи (жена и трое детей в возрасте 10, 13 и 15 лет). В Крестах на клочках бумаги написал три новых работы – автоматическая машина, теория больших планет, определение склонений (посланы в Верховный Совет вместе с просьбой о помиловании 25 июня 1937); судьба этих и других работ, написанных в тюрьме неизвестна.

В июле 1937 имел несколько свиданий с семьей в Крестах. На последнем свидании Б.В.Нумеров сумел передать письмо, написанное карандашом на папиросной бумаге, в Президиум АН СССР (хранится в СПБ Филиале Архива РАН, ф.950, оп.1, №7). После этого он прошел Владимирскую тюрьму (1937-1940) и Орловский каторжный централ. Расстрелян 15 сентября 1941 в Орле (по приговору от 13 сентября 1941 без какого-либо дополнительного расследования или допроса) перед сдачей города фашистам. Место захоронения до сих пор точно не установлено: или у стен орловской тюрьмы или в Медведковском лесу. Исключен из Академии Общим собранием 29 апреля 1938. Реабилитирован по обоим приговорам постановлением ВК ВС СССР 11 мая 1957 (№ 4н-0119420/56), восстановлен в Академии решением Президиума АН 11 августа 1967, №713 (?).

Его жена – Е.Е.Нумерова была арестована в сентябре 1937 и осуждена на пять лет пребывания в исправительно-трудовом лагере без права переписки. По ее запросу в 1944 было объявлено, что Нумеров еще жив и находится в Особом лагере. Дата смерти Б.В.Нумерова 19.3.1943, объявленная родственникам в 1950-е и опубликованная в «Большой советской энциклопедии» не соответствует действительности. Также неточна и дата 13.9.1941 (дата приговора). В августе 1990 А.Б.Нумеровой (дочери) было выдано свидетельство о смерти Б.В.Нумерова, из которого следует, что он был расстрелян 15 сентября 1941. Однако следует отметить, что Б.В.Нумеров не числится в Книге памяти Орловской области, отсутствует он и в опубликованном расстрельном списке на 130 политзаключенных Орловской тюрьмы, по которому были расстреляны Х.Раковский, М.Спиридонова, математик Ф.Нетер и др. Таким образом или существуют еще пока не обнародованные расстрельные списки з/к Орловской тюрьмы или Нумеров погиб каким-либо иным образом. Так или иначе обстоятельства его гибели остаются пока неизвестными. В официальном справочнике РАН (1999) дата гибели Б.В.Нумерова пока сохранена как 13 сентября 1941, а место гибели – Орел стоит с знаком вопроса.

Лит.: Нумерова А.Б. Борис Васильевич Нумеров. Л., 1984.

Яхонтова Н.С. Б.В.Нумеров (к 70-летию со дня рождения) // Бюл. института теоретической астрономии АН СССР, 1963, т. 9, №3 (106), с. 213-15.

А.И.Еремеева. 100 лет со дня рождения советского астронома и организатора науки Б.В.Нумерова (1891-1941) // Астрономический календарь, Москва, Наука, 1990, с.335-342.

В.К.Абалакин. Люди науки. Б.В.Нумеров и его время (к 100-летию со дня рождения) // Земля и Вселенная, 1991, № 1, с. 39-45.

А.Б.Нумерова, Н.И.Невская. Борис Васильевич Нумеров (1891-1941). Последние годы жизни. Документы и воспоминания // Деятели русской науки XIX-XX веков, Санкт-Петербург, РАН, 1993, с.131-157.


Судьба ученого - 6

Оригинал взят у igorkurl в Судьба ученого - 6
Надсон Георгий Адамович (23 мая (4 июня) 1867, Киев – 15 апреля 1939, похоронен на "Коммунарке", Моск. обл.) – ботаник, микробиолог, генетик. Заслуженный деятель науки РСФСР (1933). Чл.-корр. АН СССР по разряду биологическому Отделения физико-математических наук с 14 января 1928, академик по Отделению физико-математических наук (микробиология) с 12 января 1929. Русский, б/п, обр. высшее; прож. в Москве: Дурновский пер., д.1б, кв.1.

Окончил естественное отделение Петербургского университета (1889) и преподавал там же анатомию, физиологию, морфологию и систематику растений (1890-95), с 1896 впервые начал читать курс микробиологии. С 1897 профессор ботаники Женского (ныне 1-го Ленинградского) медицинского института. Заведующий ботанико-микробиологической лабораторией Государственного рентгенологического и радиологического института (1918-37); заведующий Лабораторией микробиологии АН СССР, созданной по его инициативе в Ленинграде (1930-34), директор Института микробиологии АН СССР (1934-38); редактор первого в России журнала (1914-38) по общей микробиологии.

Ранние работы Надсона посвящены геологической деятельности микроорганизмов, действию на них повреждающих факторов. Доказал на низших грибах возможность искусственного получения мутаций под действием ионизирующей радиации (1925, совместно с Г.С.Филипповым). Исследовал закономерности индуцируемой изменчивости микробов, экспериментальное получение новых стойких рас микроорганизмов.

Арестован 29 октября 1937. Решением Общего собрания 29 апреля 1938 исключен из Академии наук. Приговорен ВКВС СССР 14 апреля 1939 по обвинению в участии в к.-р. террористической организации. Расстрелян 15 апреля 1939, похоронен на "Коммунарке" (Моск. обл.). Реабилитирован 29 октября 1955. В Академии восстановлен Общим собранием 1 февраля 1956 (§4).

По-видимому, был включен в список "активных участников контрреволюционных правотроцкистской, заговорщицкой и шпионской организаций" (931 чел.), представленный Л.Берия и А.Вышинским 8 апреля 1939 для санкции расстрела 198 чел. и осуждения 733 чел. к заключению в лагерь на сроки не менее 15 лет. Санкция оформлена как решение Политбюро № П1/217 от 8 апреля 1939 за подписью Сталина.

Данные о дате его гибели были сфальсифицированы: в «Большой советской энциклопедии» приводится ошибочная дата 5 декабря 1940, эта же дата приведена в официальном справочнике «Академия наук. Персональный состав» (т.1-2, М.: Наука, 1974), и воспроизводится до сих пор (http://www.pran.ru). Точная дата и место гибели впервые выяснены «Мемориалом» (http://www.memo.ru

Соч.: О влиянии рентгеновых лучей на половой процесс и образование мутантов у низших грибов (Mucoraceae), «Вестник рентгенологии и радиологии», 1925, т.3 (совм. с Г.С.Филипповым);

Об образовании новых стойких рас микроорганизмов под влиянием рентгеновых лучей, там же, 1932, т.10 (совм. с Г.С.Филипповым);

Экспериментальное изменение наследственных свойств микроорганизмов, М.-Л., 1935;

Избр. труды, т.1-2, М., 1967.


Судьба ученого - 7

Оригинал взят у igorkurl в Судьба ученого - 7
Лихачев Николай Петрович (12(24) апреля 1862, Чистополь Казанской губ. – 14 апреля 1936, Ленинград) – историк, палеограф, искусствовед. Член-корреспондент Петербургской АН по разряду историко-политических наук Историко-филологического отделения с 1 декабря 1901, академик по Отделению исторических наук и филологии (история, палеография) с 1 августа 1925. Создатель частного историко-культурного музея, переданного им государству (с 1925 – Музей палеографии АН СССР) и бессменный директор его до момента ареста. Член Археографической комиссии АН, профессор ЛГУ.

Арестован 28 января 1930 (по др. д. 12 янв.) по "делу АН". Исключен из АН Общим собранием АН СССР 2 февраля 1931. Постановлением Коллегии ОГПУ от 8 августа 1931 выслан на 5 лет в Астрахань. Согласно приговору, имущество Лихачева и его семьи конфискации не подлежало, однако было увезено (рукописи, фотографии, мебель, картины, предметы домашнего обихода), что лишило его, в отличие от С.Ф.Платонова и М.К.Любавского, возможности существовать на средства от продажи своего имущества. Вернулся в Ленинград в 1933. Не принят на работу в созданный им Институт книги, документа и письма (бывший Музей палеографии) даже на должность рядового сотрудника. Паспорт для постоянного жительства в Ленинграде получил 4 февраля 1934. Оказавшись в положении иждивенца своей дочери, много месяцев не получал, тем не менее, хлебной карточки. В попытках формально восстановить свою квалификацию научного работника обращался в КСУ, СНР и т.д., а затем к правительству (В.В.Куйбышев), руководству АН СССР (В.П.Волгин), руководству ленинградского ГПУ (А.А.Мосевич). На пенсию, как привлекавшийся по 58-й статье, прав не имел. С декабря 1935 прикован болезнью к постели. Реабилитирован ВК ВС 20 июля 1967. Восстановлен в АН в постановлением Президиума АН СССР от 5 апреля 1968 г. №24 (§218) в связи с реабилитацией (по др. д. в 1990).