June 15th, 2013

Мое выступление по случаю презентации книги (видео)

Обещанное в предшествующей записи видео моего выступления на презентации книги "Таврида, обагренная кровью" в Севастопольском Доме Москвы.

О презентации - на местном ТВ

А вот и телерепортаж с презентации. Буквально полчаса назад показали по местному. Телекомпания ГТРК «Севастополь», "Народный канал".
И,  - продублировали у себя на оф. сайте. Встроить видео не получилось - потому даю ссылку:
http://nktv.com.ua/index.php/component/k2/item/1018-prezentatsiya-knig

Другие материалы с презентации книги "Таврида, обагренная кровью":

http://d-v-sokolov.livejournal.com/726248.html - фото
http://d-v-sokolov.livejournal.com/726427.html - видео выступления

Если бы СССР был таким, не нужны были бы мифы...))

b_700_0_16777215_00_images_post_2013_05_29_sovetskiy-pin-ap-sssr-glazami-valeriya-barykina-valery-barykin-02

Этот пост для тех, кому еще не попадались иллюстрации художника из Нижнего Новгорода Валерия Барыкина. Они выполнены в забавно-ностальгической манере, и, конечно, шутка. Ничего подобного в СССР не было. А жаль!

Collapse )

ТА ВЕСНА. ЕЩЕ ДО ЯЛТЫ...

Оригинал взят у dojkov в ТА ВЕСНА. ЕЩЕ ДО ЯЛТЫ...

Памятник Жертвам Ялты в Лондоне. Мемориал установлен членами обеих палат Парламента и сочувствующими - в память о людях из СССР и Восточноевропейских государств, которые были заключены в лагеря и были убиты руками коммунистов, после репатриации в конце Второй Мировой войны. Этот памятник работы скульптора Angela Conner установлен 2 августа 1986 года взамен более старого - установленного 6 марта 1982 года и осквернённого вандалами.

"Та весна" началась в ноябре 1944-го в Мурманске...

Из Ливерпуля в Мурманск на двух судах привезли более 10 тысяч "советских граждан"...

По терминологии Сталина -"предателей"...

7 ноября весь день стоял треск автоматных очередей ...

В марте-апреле следующего года то же самое повторилось в Одессе...

Нетрудно представить подобные расстрелы и на Красной пристани в Архангельске...

Где-нибудь в архивах СМЕРША и английского Управления Спецопераций сохранились расстрельные списки "той весны"...

Так назвал ее 40 лет Солженицын в первом томе "Архипелага Гулаг"...

Юрий Дойков
14 июня 2013
Архангельск

Спасибо за лампу, буржуй!

Вот, одна из зарисовок с натуры - показывающая наглядно - КАКАЯ жесточайшая муть пришла к власти в 1917 г.
После такого нет ничего удивительного что те же наци в своей пропаганде наряду с термином "жидобольшевизм" использовали широко мем "азиатско-монгольские орды", "унтерменши" и пр.
Кстати, одноименная брошюра "Дер Унтерменш" в данном случае показательна. Примечательна даже своей обложкой:

Мордатый представитель "новой исторической общности"- советского народа поразительно похож на "братка" из "лихих 90-х".
___
Оригинал взят у fenrir93 в Спасибо за лампу, буржуй!

Из дневников художника Юрия Анненкова...

В 1918 году, после бегства красной гвардии из Финляндии, я пробрался в Куокаллу (это еще было возможно), чтобы взглянуть на мой дом. Была зима. В горностаевой снеговой пышности торчал на его месте жалкий урод — бревенчатый сруб с развороченной крышей, с выбитыми окнами, с черными дырами вместо дверей. Обледенелые горы человеческих испражнений покрывали пол. По стенам почти до потолка замерзшими струями желтела моча, и еще не стерлись пометки углем: 2 арш. 2 верш., 2 арш. 5 верш., 2 арш. 10 верш…. Победителем в этом своеобразном чемпионате красногвардейцев оказался пулеметчик Матвей Глушков: он достиг 2 арш. 12 верш, в высоту.


Вырванная с мясом из потолка висячая лампа была втоптана в кучу испражнений. Возле лампы — записка:


«Спасибо тебе за лампу, буржуй, хорошо нам светила».


Половицы расщеплены топором, обои сорваны, пробиты пулями, железные кровати сведены смертельной судорогой, голубые сервизы обращены в осколки, металлическая посуда — кастрюли, сковородки, чайники — до верху заполнены испражнениями. Непостижимо обильно испражнялись повсюду: во всех этажах на полу, на лестницах — сглаживая ступени, на столах, в ящиках столов, на стульях, на матрасах, швыряли кусками испражнений в потолок. Вот еще записка:


«Понюхай нашава гавна ладно ваняит».


В третьем этаже — единственная уцелевшая комната. На двери записка:


«Тов. Камандир».


На столе — ночной горшок с недоеденной гречневой кашей и воткнутой в нее ложкой…


Во время последней финско-советской войны (когда «широкие круги национально-мыслящей русской эмиграции» неожиданно стали на сторону Советов, неожиданно приняв советский интернационал за российский национализм) я, в Париже, каждым утром следил по карте Финляндии за наступательным движением советской «освободительной» армии. И вот пришла весть, о том, что Куоккала «отошла к Советам». В то утро я был освобожден от тяжести хозяйственных забот (давно уже ставших платоническими).
Руины моего дома и полуторадесятинный парк с лужайками, где седобородый Короленко засветил однажды в Рождественскую ночь окутанную снегом елку; где, гимназистом, я носился в горелки с Максимом Горьким и моей ручной галкой «Матрешкой», где я играл в крокет с Маяковским; где грызся о судьбах искусства с фантастическим военным доктором и живописцем Николаем Кульбиным; где русская литература творила и отдыхала, — исчезли для меня навсегда, как слизанные коровьим языком. Вырастет ли когда-нибудь на этом пустыре столбик с памятной дощечкой, на которой вряд ли смогут уместиться все имена?..



Но это уже мелочи. Обрывки бесполезной сентиментальности…