November 2nd, 2012

25 лет лагерей, доведение до инвалидности - НИ ЗА ЧТО!

Оригинал взят у sergey_verevkin в 25 лет лагерей, доведение до инвалидности - НИ ЗА ЧТО!
Оригинал взят у allin777в Сталинские жернова...
ЖАЛОБА ЗАКЛЮЧЁННОГО ФИЛИППОВА АЛЕКСЕЯ СЕРГЕЕВИЧА ГЕНЕРАЛЬНОМУ ПРОКУРОРУ СССР.

16 апреля 1955 г.

Родился я в Ленинграде в 1897 г. В 1916 г. я вступил добровольцем в армию и пробыл до окончания боевых действий на фронте, т.е. до 1918 г. Вернувшись в Ленинград я продолжил учёбу. В то время мой отец сильно заболел. Не имея возможности лечиться в Ленинграде, мои родители решили выехать заграницу в надежде, что там удастся поправить его здоровье, но в 1924 г. отец умер. Первое время я зарабатывал на жизнь преподаванием иностранных языков, а в 1921 г. мне удалось получить постоянную работу в американском консульстве в Берлине. Там я был принят в качестве иностранного вспомогательного служащего. Чиновником американского представительства я никогда не был, т.к. американского подданства не принимал. На разницу в положении американских и иностранных служащих я неоднократно указывал в своих показаниях, считая этот факт очень важным. В декабре 1941 года американское представительство покинуло Германию, а я и другие иностранцы (не имеющие американского подданства) должны были остаться. Некоторые из этих служащих, в том числе и я, поступили тогда на службу в "Отдел защиты иностранных интересов", учрежденного Швейцарским правительством в Берлине, т.к. я, конечно, предпочитал работать в пользу наших союзников, а не в пользу немцев. В отделе "Защита американских интересов" я работал до своего ареста 4 мая 1945 г. Меня много раз допрашивали, но никаких конкретных обвинений не предьявили и без суда отправили в Устьвымский лагерь в Коми АССР. Там, после окончания следствия, мне было обьявлено, что прокурор не нашёл оснований привлечь меня к судебной ответственности, и меня перевели на лагпункт, где содержались интернированные иностранцы, пока на положении расконвоированного. В 1947 г. интернированных отправили обратно заграницу, а мне и другим эмигрантам обьявили, что по распоряжению Москвы мы освобождены, но должны пробыть 6 лет на спецпоселении. Затем нас направили в город Княжпогост для подыскания себе работы. Однако отдел кадров не дал инвалидам разрешение на право учителя, ссылаясь на распоряжение правительства Коми АССР. Поэтому мне пришлось вернуться в лагерь. Категорийные остались на воле.

Через несколько месяцев в лагерь снова прибыла следственная комиссия. Следователь сказал, что надо как-нибудь оформить моё пребывание в лагере. Принуждал меня признать себя виновным по пункту 3 58 статьи. На моё возражение следователь обьявил мне, что я могу на суде оправдываться как я желаю. Он уверял, что мне дадут не более 5 лет заключения, которые я всё равно уже почти отбыл. Однако в суд меня не вызвали, а через некоторое время начальник спецчасти лагеря прочитал мне "Выписку из протокола", в которой значилось, что Особое Совещание переквалифицировало пункт 3 на пункт 4 статьи 58-й, и за то, что я "проживал заграницей с 1917 года" я приговорён к 25 годам ИТЛ. Это было явным искажением фактов, т.к. в 1917 г. я ещё был на русском фронте в Галиции, а выехал из России в 1919 г., т.е. по окончании войны с Германией и по сложившейся там революции. Теперь я уже отбыл 10 лет срока моего наказания и я до сих пор не мог понять, за какое преступление меня приговорили к 25 годам заключения. Пребывание заграницей не считается преступлением и не соответствует п.4 статьи 58-й. Будучи заграницей, я политикой совершенно не занимался и ни в каких эмигрантских организациях не участвовал. Во время моего 10-летнего пребывания в лагере я лишился здоровья- меня актировали как инвалида и до сих пор не мог наладить связь с моими родными, которые находятся заграницей.

Прошу вас пересмотреть моё дело и отменить вынесенный "Особым Совещанием" незаслуженный и суровый приговор.

Архив УФСБ РФ по РК кп.5039 л.32-33. Рукопись. Подлинник.

Психология совка

Весьма и весьма примечательная статья, раскрывающая тлетворную сущность советчины и ее пагубное наследние для современного постсоветского социума. Примечательна тем, что, несмотря на некоторую (с моей стороны) спорность (например, не соглашусь, что уничтожение комми русского образованного слоя не повлияло на то, о чем сказано в статье) - раскрывает доходчиво сущность коммунистического эксперимента. Воспитать нового человека. У которого глубоко атрофировано чувство добра и зла. Кто глубоко равнодушен к чужому горю. У кого нет чувства сострадания.Кто, в буквальном смысле слова, способен жрать, когда кругом трупы и плясать гопака когда кругом похороны. (А что, в самом деле - это же не со мной??).
Вот именно за это совок как система достойна лютой анафемы и любой, в ком хоть как-то живо понятие добра и зла, и человечности - защитником ЭТОГО быть просто не может.

__

Введение

Вот все говорят – совки, совки… Одни жалуются, что «народ не тот попался», другие первых в этом уличают – «ага! Вам ещё и народ какой-то другой подавай! Убирайтесь-ка лучше в свой Израиль!» В общем, одни обличают, другие обижаются, но ясно, что тема актуальна. Двойственность в отношении к своему народу – к самим себе то бишь – прорывается постоянно.

С одной стороны, любим кичиться, что «мы – белые люди», «европейцы» (не то что какие-то таджики или, прости господи, «лица кавказской национальности»), словом, не дикари и не азиаты. С другой – какой-то тайный зуд, национальный комплекс неполноценности не даёт покоя, похоже, даже самым истовым русофилам и путинолюбам. Есть у наших людей подозрение, что мы – какие-то не такие. То ли не совсем белые, то ли не совсем люди. Возможно, даже наверняка, лучше чем то и другое. У нас ведь «особый путь», и Христа мы славим правильнее всех.Collapse )

Фотографии из архивно-следственных дел, расстрелянных на Бутовском полигоне в Москве.

Оригинал взят у corporatelie в Фотографии из архивно-следственных дел, расстрелянных на Бутовском полигоне в Москве.
Всего в Москве в 1937—1941 гг. по делам, которые велись органами НКВД—НКГБ, было расстреляно около 32 тысяч человек. Из них не менее 29 200 в 1937–1938 гг.

Эти цифры устанавливаются из предписаний на расстрелы и из актов о приведении приговоров в исполнение, хранящихся в архиве Управления ФСБ РФ по г.Москве и Московской области и в Центральном архиве ФСБ РФ (ЦА ФСБ) . С цифрами из предписаний и актов в целом согласуются и данные из различных статистических справок и докладных записок отчетного характера, сохранившихся в бывших партийных и государственных архивах.

Из результатов документальных исследований, выполненных Постоянной межведомственной комиссией правительства Москвы по восстановлению прав жертв политических репрессий, выяснены обстоятельства казней на Бутовском полигоне за период с 8 августа 1937 года по 19 октября 1938 года. Всего за указанный период было произведено 20 765 расстрелов, по именам установлено 20 тысяч человек. О более поздних захоронениях документальных сведений нет. На 2003 г. нереабилитированными остаются 5595 человек (27 %).

В данном ролике представлена подборка из более 200-х фотографий расстрелянных на Бутовском полигоне.