October 31st, 2012

А давайте ещё: рейтинг популярности

Перепост по просьбе.
Оригинал взят у 64vlad в А давайте ещё: рейтинг популярности
Poll #1875293 Три позиции

Выберите наиболее близкого вам из русских Государей

Иван Грозный
33(11.7%)
Пётр Великий
23(8.2%)
Екатерина Великая
25(8.9%)
Александр I
5(1.8%)
Николай I
20(7.1%)
Александр II
63(22.3%)
Александр III
59(20.9%)
Николай II
54(19.1%)

Наиболее чтимый вами из белогвардейских вождей и героев

А.В. Колчак
62(23.8%)
А.И. Деникин
33(12.7%)
П.Н. Врангель
46(17.7%)
Л.Г. Корнилов
18(6.9%)
В.О. Каппель
42(16.2%)
С.Л. Марков
8(3.1%)
М.В. Алексеев
5(1.9%)
М.Г. Дроздовский
19(7.3%)
А.П. Кутепов
8(3.1%)
Р.Ф. Унгерн
19(7.3%)

Наиболее дорогой вам классик русской литературы

А.С. Пушкин
105(36.7%)
Н.В. Гоголь
41(14.3%)
Л.Н. Толстой
13(4.5%)
Ф.М. Достоевский
82(28.7%)
А.П. Чехов
45(15.7%)

"...Состоится массовое сожжение икон. Играет оркестр..."

Да уж, осужденным за свои похабные пляски и песенки пуськам и прочим антиклерикалам до своих духовных прародителей-комми - далеко как до Луны...раком!
__
Оригинал взят у allin777 в "...Состоится массовое сожжение икон. Играет оркестр..."
Image and video hosting by TinyPic

Как "умирали" от голода в царской России

Оригинал взят у lunin812 в Как "умирали" от голода в царской России


Я не знаю, как по утверждению сталинистов "умирал" от голода простой народ в царской России, но по Екатеринбургу знаю, как жил и чем питался работный люд еще в далеком 19 веке.
Вот как подавали разное, в зависимости от чина и достатка. Народное питание тяготело к сытости. Вот, например, меню екатеринбургского заводского госпиталя 20-х годов XIX века: ежедневный суп, состоявший из 1 фунта (409 г) «свежего говяжьего мяса, 1/4 фунта круп, хлеба к нему - 2 фунта в сутки». Все содержание больного стоило 20 коп. в день. Еду готовили на кухне с неизменной русской печью, «чугунным котлом, железными ковшами, уполовником, ножом, кочергой». Чаш хлебных - три, для просеивания муки использовалось сито. Не обходилась стряпуха без «решета, ушата, квашни, покрывала на квашню суконного». Хлеб в печь сажали деревянной лопатой.

Крестьяне в подзаводских деревнях питались разнообразнее мастеровых: на масленую - блины из пшеничной, гречневой, гороховой муки, толстые, тонкие, из пресного и кислого теста. Ребятишек баловали сырчиками - мерзлыми комьями творога, сдобренного сметаной, сахаром, пряностями. После Великого поста позволяли себе щирлу (или чирлу) - на смазанной маслом сковороде жарили тонкие ломтики хлеба и заливали яйцом. Бабы стряпали пироги с самыми разными начинками, варили в масле мелкое печенье, хворост, колобки.

В марте, подъев припасы, открывали овощные ямы, чтобы пропитаться до нового урожая. И в этом же месяце стряпали «жаворонков» с глазками из клюквы и брусники. Скудна на витамины весна, но как только появлялась трава, уральский народ использовал в пищу молодые ростки полевого хвоща, дикий чеснок - черемшу. Отваривали и ели с солью стебли пикана, щавель, который называли кислеткой. А там уже и грибы с ягодами пошли, и на огородах кое-что вызревало, можно было не только семью пропитать, но и в Екатеринбург свезти.

Екатеринбург ел много. Поскольку огороды и скотина имелись не у всех, часть горожан устремлялась на продуктовые рынки. Было их два: Хлебный и Зеленый. Первый располагался на месте нынешнего Дендрологического парка по ул. 8 Марта, а второй - от этой же улицы вдоль Покровского проспекта (ул. Малышева) до моста через реку Исеть. В базарные дни наезжали крестьяне из-под Шадринска, Камышлова, Невьянска с возами продуктов. Заполняли Уктусскую улицу (ул. 8 Марта) до Главного проспекта (пр. Ленина), а иногда выезжали за Горное управление, к мужской гимназии. По всей улице был навоз, клоки сена. Торговали с возов, из деревянных лабазов, с лотков и столов, а иногда прямо на земле, на камнях. Лабазы заполнялись мукой, пшеницей, горохом, пшеном, мясом, рыбой. Пуд муки первого сорта в конце XIX века шел за 1 руб. 20 коп., пуд первосортного мяса -за 2 руб. 20 коп., цена сотни яиц -1 руб. 30 коп. Можно было купить поросенка за 45 коп., пуд скоромного масла за 8 руб. и пиленого сахара -за 6 руб. 20 коп. Напомним, что поденная зарплата рабочего, в зависимости от квалификации, колебалась от 80 копеек до полутора рублей.

Миновав Зеленый рынок с его морковью, огурцами, редиской и «зеленой мелочью» - луком, петрушкой и сельдереем, покупатель обычно попадал в обжорный ряд, или «обжорку», как его величали в народе. У моста, на берегу Исети, стояла богадельня с часовенкой. Около нее-то и помещалась «обжорка». На длинных дощатых столах под кривыми-косыми навесами торговали бабы домашними изделиями: хлебом, пирогами, шаньгами. Возле каждой торговки - железная печь, на которой варились «мокрые пирожки» - пельмени, кипели щи, прела каша. На столах стояли большие медные самовары, кринки с молоком.

Пироги торговки держали в кадочках. Спросит прохожий стряпни перекусить - вытащат теплую выпечку. А тут отторговавшийся крестьянин заглянет или мастеровой со стройки. Купят сайку за пятачок да миску щей за гривенник -вот и обед.

Вот что писал уральский писатель Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк об Обжорном ряде.Collapse )

Прекрасное далеко. Кажется, дожили.

Оригинал взят у ilinsanya в Прекрасное далеко. Кажется, дожили.
Originally posted by sadalskij at Прекрасное далеко. Кажется, дожили.
Художник-иллюстратор Владимир Казак
Старые сказки на новый лад в отличных иллюстрациях художника Владимира Казака.

Collapse )

Сталинская эффективность: террор внутри армии - залог катастрофы 1941 г.

Оригинал взят у kipha в Гитлер - не дурак
Читаю архиинтересную книгу Олега Сувенирова "Трагедия РККА", посвящённой репрессиям в Красной армии перед Великой Отечественной войной.
Эта война кровавым плугом прошла по нашей стране, по нашему народу. Причины поражений, причины ужасающих, беспрецедентных потерь нашего народа к сожалению всё больше заглушаются воплями кликуш, затопляются разноцветными обложками псевдоисториков на полках книжных магазинов. Это надо исправлять.
Фудаментальный академический труд Сувенирова несомненно поможет нам в этом.
К сожалению, книгу невозможно цитировать целиком, потому я взял один случай. Случай, отменно характеризующий как серьёзность преступлений, за которые подпадали под репрессии или увольнения военнослужащие РККА, так и атмосферу, в которой этим военнослужащим приходилось готовиться к сражениям.
Надо ли после этого удивляться тем ужасным результатам, которые мы имели в Великой Отечественной войне.
Но знать этого у нас многие не хотят. Они лучше будут аплодировать "объективным фильмам о Войне". И правильно!
Давайте снимать побольше фильмов, где радостные красноармейцы танцуют под портретами тов. Сталина, а офицеры НКВД смотрят на них отеческим взором.
Только не удивляйтесь потом ещё одним двадцати семи миллионам погибших в ходе очередной Отечественной войны.
Приступим, помолясь.
(Предупреждение. Отчего-то ОмниПэйдж не хочет распознавать сканы, пришлось набивать вручную):

Сувениров О.Ф. Трагедия РККА 1937-1938. - М.: Терра, 1998. - 528 с. ISBN 5-300-02220-9

Вот одна весьма характерная история. 19 мая 1936 г. начальник Особого отдела Главного управления госбезопасности НКВД СССР комиссар госбезопасности 2 ранга М.И. Гай представляет наркому обороны СССР меморандум на слушателя 2-го курса Военной академии имени Фрунзе старшего лейтенанта Михаила Ивановича Шилова, обвиняет его в том, что он систематически высказывает троцкистские взгляды и, в частности, по поводу оккупации Германией Рейнской зоны Шилов якобы высказался следующим образом: "Гитлер - не дурак, это умный человек изнает, что надо делать". Легко можно понять, что же за атмосфера была в армии уже в 1936 г., если Гай на основе этого просит у Ворошилова санкции на арест Шилова. Но при всём при том, даже тридцать шестой год ещё далеко не тридцать седьмой. И Ворошилов ещё не сломлен до конца. Он принимает решение: "Арестовывать пока не нужно. Следует вести наблюдение. ПУРу дам соответствующие указания. КВ. 23/V.36 г.". Через три дня появляется резолюция начальника Политуправления РККА Гамарника: "Лично тт. Осепяну и Щаденко*. Расследуйте тщательно и доложите мне. 26/V.36 г."119.
И далее развёртывается целая серия проверок, бесед, опросов однокашников Шилова. Прежде всего берутся за бывшего старшину 1-го курса капитана И. И. Людникова. И тот заявляет: "Никаких ошибок во время занятий, консультаций и в руководстве кружком в ОМО (отдел материального обеспечения. - О.С.) со стороны Шилова не было"120. Как по-человечески отрадно и сейчас, через 60 лет, видеть стремление человека быть порядочным даже в тех мрачных условиях. Пройдёт всего шесть лет и Людников станет одним из героев обороны Сталинграда, а затем и достойным командующим армией.
Что касается Шилова, то теперь за него взялся сам Щаденко. Шилов упорно настаивал на том, что об уме Гитлера ничего не говорил 121 (по тем временам это был состав преступления). Тогда Щаденко стал упрекать Шилова в том, что он недостаточно радуется умпехам страны.
"Щаденко: Вы вообще к нашим победам с энтузиазмом не относитесь. Вы и в социализме сомневаетесь.
Шилов: Как же я сомневаюсь, когда уже никто не сомневается? Такого сомнения я никода не выражал.
Щаденко: И радости?
Шилов: Да разве мне не стало лучше жить?
Щаденко: Вы, прочтя газету, не идёте сейчас же делится с товарищами радостью нашим победам"122.
По стенограмме опроса чувствуется, что в духовном развитии старший лейтенант Шилова на голову выше корпусного комиссара Щаденко. Видно, почувствовал это и сам Щаденко. И к чести его, в данном случае он сумел занять объективную позицию и 4 ибня доложил Гамарнику: "По отзывам Шилов - растущий командир - во время опроса произвёл на меня впечатление человека искреннего, думаю, что для ареста Шилова нет оснований"123. В июле 1936 г. Гамарник поручает начальнику ОРПО ПУ РККА корпусному комиссару Б.У. Троянкеру: "Поговорите с т. Гаем". И, казалось бы, закрыто дело, спасён старший лейтенант Шилов.
Но не тут то было. На смену арестованному и вскоре расстрелянному Гаю на пост начальника Особого отдела ГУГБ назначается И.М. Лепелевский. 25 апреля 1937 г. он обращается к Гамарнику за санкцией на увольнение и арест Шилова, которому опять инкриминируется и то, что он говорил: "Гитлер - не дурак". Гамарник немедленно откликается: "Лично т. Неронову. Срочно донести, что Вам известно по этому вопросу. 26/V. 37 г.". Проходит некоторое время. Наступает роковой июнь 1937-го. На смену застрелившемуся Гамарнику назначается из Ленинграда армейчкий комиссар 2 ранга П.А. Смирнов, и тому уже не до расследований. Появляется новая резолюция: "Неронову и Пивоварову**. надо немедля разобраться на парторганизации и представить к увольнению. 23/VI.37"124.

(Указ. соч. с. 53-54.)
Примечания:
* Армейский корпусной комиссар 2 ранга Г.А.Осепян в то время заместитель начальника ПУ РККА; корпусной комиссар Е.А. Щаденко - в то время помощник начальника академии им. Фрунзе по политчасти.
** Корпусной комиссар И.Г. Неронов в то время - военный комиссар Военной академии им. Фрунзе. Бригадный генерал М. Пивоваров - начальник отдела кадров Политуправления РККА.
119. Цит. по: Викторов Б.А. Без грифа "секретно". Записки военного прокурора. С. 268, 269.
120 РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1076 а. Л. 1-2
121 Там же. Л.1.
122 АВКВС РФ Оп. 55. Д. 3848. Л. 3.
123. Там же. Д. 28565. Л. 2.
124 Там же. Д. 26738. Л. 2.


Не возражаю против распространения.