October 14th, 2012

На острове Смерти

Оригинал взят у corporatelie в Письмо инструктора Нарымского окружкома ВКП(б) В. Величко в партийные органы о положении на острове
Довольно известный документ, в сети обычно публикуется со значительными купюрами.


Письмо инструктора Нарымского окружкома ВКП(б)
В. Величко в партийные органы о положении на острове Назино

3 -22 августа 1933 г.
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

ИОСИФУ ВИССАРИОНОВИЧУ СТАЛИНУ
РОБЕРТУ ИНДРИКОВИЧУ ЭЙХЕ и
СЕКРЕТАРЮ НАРЫМСКОГО ОКРУЖКОМА ВКП(б) К. И. ЛЕВИЦ


29-го и 30 апреля этого года из Москвы и Ленинграда были отправлены на трудовое поселение два эшелона деклассированных элементов. Эти эшелоны, подбирая по пути следования подобный же контингент, прибыли в город Томск, а затем на баржах в Нарымский округ.
18-го мая первый и 26/V - второй эшелоны, состоя из трех барж, были высажены на реке Оби у устья р. Назина, на остров Назина, против остяцко-русского поселка и пристани этого же названия ( Александровский район, Северная окраина Нарымского округа).
Первый эшелон составлял 5070 человек, второй 1044. Всего - 6114 человек. В пути[,] особенно в баржах[,] люди находились в крайне тяжелом сосотоянии: скверное питание, скученность, недостаток воздуха, массовая расправа наиболее отъявленной части над наиболее слабой (несмотря на сильный конвой). В результате помимо всего прочего высокая смертность, например, в первом эшелоне она достигала 35 - 40 чел. в день.
Показателен в данном случае такой факт:
Первый эшелон пристал к острову в прекрасный солнечный день. Было очень тепло. Впервую очередь на берег были вынесены до сорока трупов[,] и потому что было очень тепло, а люди не видели солнца, - могильщикам было разрешено отдохнуть, а затем приступать к своей работе. Пока могильщики отдыхали, мертвецы начали оживать. Они стонали, звали о помощи и некоторые из них поползли по песку к людям. Так из этих трупов ожили и стали на ноги 8 человек.
Жизнь на баржах оказалась роскошью, а пережитые там трудности сущими пустяками по сравнению с тем, что постигло оба эти эшелона на острове Назина ( здесь должна была произойти разбивка людей по группам для расселения поселками в верховьях р. Назиной). Сам остров оказался совершенно девственным, без каких бы то ни было построек. Люди были высажены в том виде, в каком они были взяты в городах: в весенней одежде, без постельных принадлежностей, многие босые.
При этом на острове не оказалось никаких инструментов, ни крошки продовольствия. Весь хлеб вышел и в баржах, поблизости также продовольствия не оказалось. А все медикаменты, предназначенные для обслуживания эшелона и следовавшие вместе с эшелоном[,] были отобраны еще в Томске.
Такое положение смутило многих товарищей, сопровождавших первый эшелон 5070 чел. ( дело в том, что еще на баржах многие из-за недостатка хлеба голодали). Однако эти сомнения комендантом Александро-Ваховской комендатуры ЦЫПКОВЫМа были разрешены так :
- Выпускай .... Пускай пасутся.


Collapse )

Двуглавый романовский орел и нацистская свастика

Оригинал взят у paramonoff в Двуглавый романовский орел и нацистская свастика


Другой ходовой темой татуировок являлись политические образы, самым распространенным среди которых были двуглавый романовский орел и нацистская свастика. Для постороннего взгляда эти символы, казалось, должны были означать соответствущие политические пристрастия к русскому самодержавию или германскому фашизму, но на языке татуировки, с его нескончаемыми подменами, эти два образа были почти идентичны по своему значению, они оба декларировали "антикоммунизм", т. е. оппозиционность к власти КПСС, которая и управляла лагерной системой. Реже оба эти изображения понимались также и как призыв "Бей жидов!", поскольку "коммунист" и "еврей" являлись практически бранными синонимами.

В силу причудливой логики лагерной жизни свастика также могла означать "русский патриот" (гордое утверждение национализма против гнета коммунизма) или "анархист" (моральная оппозиция по отношению к тюремным порядкам). В том же духе и латинские буквы SS, принятое сокращение от Schutzstaffeln (т. е. войск СС), расшифровывались как русская аббревиатура, означающая "Сохранил Совесть". Таким образом, нацистские эмблемы становились на языке лагерных татуировок декларацией русского морального сознания в пику советскому.

Двуглавый орел и свастика оказывались таким образом почти тождественными жестами сопротивления существующему режиму. Главное различие значений между свастикой и двуглавым орлом не имело ничего общего с оппозицией "русские / немцы" (или "монархизм / фашизм"). Речь скорее может идти об оппозиции "давняя (1917) память об орле / недавняя (1945) память о свастике". В этом отношении фашистская символика была ближе и понятнее, а также откровенней в своем антикоммунизме и антисемитизме - и, само собой, свастику было изобразить гораздо легче, чем двуглавого орла.


источник