April 29th, 2012

Прозрение подсоветских людей

Просматриваю сейчас сборник воспоминаний "Кадеты и юнкера в Белой борьбе и на чужбине". Обратили на себя внимание, в частности, мемуары кадета Л.Сердаковского "Чему Господь свидетелем меня поставил", в которых, в свою очередь, привлекло следующее (последний абзац приведенной цитаты и вовсе заставил по-доброму улыбнуться):
__
Советская историография и литература о гражданской войне так цинично лжива и тенденциозна, что массовому читателю трудно добраться до истины - что же действительно происходило в один из самых трагических и жертвенных периодов тысячелетней русской истории. Но, слава Богу, органическая жажда к чтению и мужество отдельных советских редакторов и писателей в России помогают правде пробиться через эти завалы лжи. Постепенно отмирают выдуманные мифы о каких-то "14 походах" Антанты, о вооруженной интервенции капиталистических стран, о гениальной стратегии Ленина, Троцкого и Сталина, о классовой сущности гражданской войны и т. д. В 1964 году известный советский публицист Юрий Смолич, возражая против официального упрощения истории войны, писал:

"Но - только ли аристократы и отпрыски буржуазии пополняли ряды армий Колчака, Деникина, Врангеля и Петлюры? (Петлюра прибавлен здесь ни к селу ни к городу, очевидно, чтобы разжижить белогвардейский бульон)... Разве мало молодых людей из неимущих классов поглотило белое движение? Разве мало погибло их на полях гражданской войны за "единую, неделимую"?
Я вспоминаю мой класс в гимназии, которую я окончил. То была демократическая по тем временам гимназия в рабочем городке, и учились в ней дети чиновников, мелких служащих, квалифицированных рабочих, крестьян-середняков. В нашем классе не было детей потомственных аристократов; только сын 'захудалого помещика и сын чиновника, дослужившегося до статского советника... Эти мои сверстники - гимназисты, студенты, прапорщики военного времени - стали под знамена белых отнюдь не для того, чтобы отстаивать для помещиков землю, для банкиров - их капиталы. Они верили... в необходимость торжества, справедливости и порядка. Только они не ведали, что творили, не знали ни что такое справедливость, ни каков должен быть этот порядок...".
А знали - за какую справедливость и порядок боролись будущие маршалы Тухачевский, Блюхер и Егоров, политруки Уншлихт, Гамарник, Булин, Осепян и Амелик и комкоры и командивы Корк, Уборевич, Эйдеман, Якир, Ковтюх, Дыбенко, Федько и тысячи репрессированных в 30-х годах командиров красной армии, получивших в награду за свои подвиги в войне против белых пулю в затылок от своих же чекистов? В этом массовом пожирании революцией своих собственных детей есть историческая справедливость и последовательность. Если бы цвет красной армии и видных чекистов расстреливали белые, это было бы естественно, в этом была бы логика борьбы по ленинскому "кто кого". Но гибнуть по приговору своей же "любимой и всезнающей" компартии, от пуль своих же товарищей-чекистов - это страшный моральный удар, крушение смысла всей их жизни. Поэтому в стране не может не идти переоценка политических ценностей. Я лично в этом убедился.

В 1972 году мы с женой, проходя по узкой улочке старого Иерусалима, столкнулись с группой израильских фотографов и журналистов, сопровождавших какую-то молодую пару. Острые глаза жены сразу определили, кто это: известный танцор Валерий Панов и его жена Галина, только что вырвавшиеся в Израиль. Когда мы познакомились, я в шутливом тоне предупредил Панова, что я "белогвардеец". Я всегда говорю это при встрече с эмигрантами-евреями, чтобы они знали с кем имеют дело. Реакция Панова была неожиданной и очень для меня приятной.
"Белогвардеец? Да это герои, честные люди! Они первые взялись за оружие против коммунистов. Это трагедия, что они не победили. Галина, могла ли ты мечтать, сидя в Советском Союзе, что скоро увидишь настоящего белогвардейского офицера?"
Панов, которого я считал представителем той социально-этнической группы, в которой меньше всего можно было ожидать симпатий к белым, и я обнялись. Сопровождавшие его израильские чиновники, упорно называвшие его "гражданин Панов" (от "товарища" отстали, к "господину" не пристали), не были в восторге от этого объединения. Я вспомнил остроту, ходившую среди недавних советских граждан, эмигрировавших в Израиль: "От большевиков уехали, к меньшевикам приехали".
http://xxl3.ru/kadeti/serdakovsky.htm

"Прощай, мой милый старый дом..."

Оригинал взят у elena_sem в "Прощай, мой милый старый дом..."
black_mile


Узнали? Парадный подъезд дома Шурочки Азаровой. "Гусарская баллада".



Это ж надо было без войны так памятник архитектуры доканать...

Северокорейский ГУЛАГ

Оригинал взят у anton_klyushev в Искупление
Искупление... Освобождение пленённой твари сопровождается
восстановлением её природы, которая снова
становится способной воспринимать благодать...

В.Н. Лосский

История единственного заключенного, которому удалось сбежать
из  северокорейского трудового лагеря №14

опубликовано The Guardian
использованы картины северокорейских художников

Первое его воспоминание — казнь. Со своей матерью он пришел на пшеничное поле, где стража окружила несколько тысяч заключенных. Мальчик прополз сквозь частокол ног в первый ряд и увидел стражников, привязывающих человека к деревянному столбу.

Шину Инь Чжыну был тогда четыре года и, конечно, он был еще слишком мал, чтобы понять слова, сказанные перед случившимся убийством. Многие годы он будет наблюдать бесчисленные казни, слышать, как страж рассказывает толпе о том, что обреченному на смерть заключенному предлагали “искупление” через тяжкий труд, но он отверг эту щедрость правительства.

Стражи запихивали гальку в рот заключенному, одевали ему на голову мешок и стреляли.

В Лагере 14, тюрьме политических врагов Северной Кореи, заключенным запрещалось собираться больше двух человек. Единственным исключением являлась казнь — все были обязаны на ней присутствовать.

По оценкам правительства Южной Кореи, в таких рабочих лагерях содержится порядка 154 000 заключенных, тогда как правительство США приводит цифру в 200 000 человек. 31 миля в длинну и 25 в ширину — самый крупный лагерь превышает площадь Лос-Анджелеса. В лагерях 15 и 18 существуют зоны перевоспитания, где заключенных пичкают учениями Ким Джог-иля и Ким Иль-сунга и иногда выпускают. Остальные лагеря — “районы полного контроля”, где “неисправимые” работают до самой смерти.


Collapse )






Советские Были

Оригинал взят у afanarizm в post
Вот нашёл весьма любопытный материал, который рекомендую полностью (тем, кто ещё не в курсе). Для завтравки - некоторые интересные выдержки.

Владимир Радзишевский. Байки старой «Литературки»

Collapse )