April 21st, 2012

«Нас разъединила стихия…» О С.Мальсагове

Оригинал взят у elena_sem в «Нас разъединила стихия…» О С.Мальсагове

Читаем полностью здесь:«Нас разъединила стихия…» О С.Мальсагове

Заглавие этих набросков — строки из письма Созерко Мальсагова к своей семье через сорок лет небытия. «Век-волкодав» своим кровавым колесом прокатился по многим судьбам, и в трагедии семьи моей мамы, как в кристалле, отразились все главные катаклизмы двадцатого века — революции, войны, эмиграции. И проявилось главное — при любых обстоятельствах человек может оставаться человеком, сохраняя и пронося через все чистилища в качестве главного и бесценного своего богатства — честь и достоинство. Эта «непрогнутость по линии достоинства» заставила моего деда и его семью всю свою жизнь бороться за свою судьбу и честь «по разные линии баррикад».

Сегодня нам этот идеал чести представляется в определенном смысле некоей абстракцией, требующей серьезного умственного и душевного напряжения, ибо мы (я говорю о своем лживом поколении, расцветшем в «сакраментальные» семидесятые) были обработаны в совершенно иных «идеологических» эмпириях. И, может быть, поэтому у нас болезненный интерес к различным личным свидетельствам, к личностям, сумевшим сохранить свою индивидуальность, вообще к неведомому нам любому могучему проявлению человеческого духа. Выросшие во лжи, мы испытываем почти физиологическую усталость от нее.
....


Главнейшими принципами в репрессивной политике Советской власти изначально были пренебрежение к человеку, подавление его достоинства. Была перейдена та грань, после которой расстрел без суда и следствия одного человека или сразу трехсот одинаково возможен. Но главное — растаптывалась вера в Бога, выкорчевывалось из души то, что не позволяло веками выпасть человеку из духовного пространства. Божественного притяжения. Его выпихивали пинками и выстрелами в жуткую, холодную и неизвестную галактику новой жизни, в которой человек человеку — зверь.
....


«Все когда-нибудь должны умереть, никогда не делай такого, чтобы люди плюнули тебе вослед», — так сказала хрупкая Леби Шахбулатовна своей старшей дочери, когда той поступило предложение стать осведомителем НКВД.

Ещё о киевских ЧК в 1919 г. Слабонервным лучше не читать.

Оригинал взят у kosmodesantnick в Ещё о киевских ЧК в 1919 г. Слабонервным лучше не читать.

…Я обещал тебе написать о "чрезвычайках" Киевских, ‑ не знаю, выйдет ли? Слов нет: все краски бледнеют перед тем, что я видел. Итак: ЧК было в Киеве три: Городская, Губернская и Всеукраинская со знаменитым Лацисом во главе. За месяц до ухода большевиков (конец июня 1919 г.) все три стали проявлять лихорадочную деятельность и притом по разрядам: в первую голову были расстреляны буржуи, не внесшие контрибуции, потом юристы, инженеры, поляки, украинцы, педагоги и т. д., и т. д. Люди прямо исчезали ‑ списков расстрелянных не печатали больше, прямо человек исчез ‑ значит, расстрелян. Придирались к мельчайшему поводу: нашли при обыске 2 фунта сахару ‑ довольно, или бензин для зажигалки: расстрел чуть ли не на месте.

Collapse )

Арестовать за «контрреволюционную агитацию»

Запись в значительной мере перекликается с одной из моих предыдущих записей, "Газетные давности", в которой я делился впечатлениями от ознакомления с подшивкой газеты "Слава Севастополя" (главной севастопольской городской газеты) за 1992 г. Накануне Пасхи, т.е. две недели назад - я продолжил ознакомление, и выявил массу любопытного материала. Как в плане публикаций на тему красного террора в Крыму, так в вопросах освещения репрессий последующих лет. Достаточно много писалось об арестах в годы "ежовщины" флотских чинов (оказывается, даже устраивалась на эту тему особая выставка), шли перепечатки на тему ГУЛАГа и сталинского террора из центральной печати. Но не забывали разрабатывать и местную тему. Наглядная иллюстрация - приведенное ниже интервью с одним из живших тогда в Севастополе бывших репрессированных. В значительной мере - это еще и срез мнения той поры. Как и другие подобные материалы в моем журнале, данное интервью публикуется в информационно-просветительских целях. Ирония и злобствования поклонников Кобы и прочих краснознаменных не принимаются и отвергаются ввиду перманентной ущербности этой разновидности "критиков", кои, в силу своего людоедства и чикатильства готовы оправдывать любое подонство.
__

Арестовать за «контрреволюционную агитацию»

Не узнав прошлого, не придем к нормальному будущему. Но лавина информации с 1985 года, похоже, набила кое-кому оскомину, и все неприятное, неудобное, некрасивое стало «чернухой». Одни лепят этот ярлык к порнографии, другие – к истории отечественных концлагерей. Устали, в общем. Да, Солженицын, Шаламов, Гинзбург, Чуковская, Рой Медведев и другие сделали свое дело – где-то там, вдали. Но живут репрессированные и в Севастополе.

Представляем одного из семи бывших политзаключенных 30-х годов, живущих (пока еще!) в городе. Этот незаурядный человек, настоящий гражданин, написал воспоминания. Пока с ними знакомы немногие, но, кто знает, может быть появятся они на книжных прилавках, потеснят Анжелику и Чейза… Итак, рассказывает А.Д. Грыза, бывший узник ГУЛАГа.

- Александр Дмитриевич, вы были членом компартии?

- Нет. Считаю себя членом другой партии – жертв ленинско-сталинских лагерей.

Collapse )