October 28th, 2011

Что цензор должен знать об оперетте (Инструкция Главреперткома)

Оригинал взят у avmalgin в Что цензор должен знать об оперетте (Инструкция Главреперткома)
г. Москва

1 февраля 1926 г.

Секретно
Циркулярно
Всем Гублитам и Облитам
Копии – Главреперткомам при Главлитах НКП ССР

За последнее время с мест поступают запросы о тех или других оперетках, а также просьбы о снабжении мест целыми списками разрешенных и запрещенных оперетт. ГРК считает нужным дать по этому поводу следующее разъяснение.
Старая оперетта, как наиболее яркое вырождение буржуазного театра, является у нас только терпимым жанром, – и чем скорее она исчезнет в РСФСР, тем лучше. Не случайно поэтому и то, что массовый постоянный зритель опереточных спектаклей принадлежит к тем общественным прослойкам, которые разумеются под кличкой «накипь НЭПа».
Как правило, все оперетки пошлы и глупы, а по содержанию глубоко чужды нашему сознанию. Но поскольку в них нет явного политически-контрреволюционного момента и поскольку новой советской оперетты еще нет, запрещению они не подлежат. Выбор же из них делать чрезвычайно трудно. Вот почему ГРК до сих пор воздерживался от исчерпывающих списков оперетт, а ограничивался одним примерным списком, разосланным 25.VI.-24 г. за № 305 по которому местам и надлежит ориентироваться.
Вместе с тем оперетка является жанром, в котором текст играет решающую в спектакле роль. Местам поэтому особенно пристально необходимо следить, чтобы в спектаклях не было уклонов в порнографию или (в т.н. «отсебятинах», - которые должны быть предварительно процензурованы) контрреволюции.

Начальник Главлита – Лебедев-Полянский
Председатель ГРК – Пельше
Верно: Секретарь Уралоблита – Плишкина

Дорогой товарищ Фидель

Оригинал взят у avmalgin в Дорогой товарищ Фидель
Тринадцать фото.
На первом снимке в противогазе - Н.С.Хрущев
(Мой комментарий: первое фото несказанно доставило. Никита Сергеевич по ходу любил отжигать)




Collapse )

Мульт-страшилки, или СССР с нимбом

Оригинал взят у maks_cccc7603 в Мульт-страшилки, или СССР с нимбом

Посмотрел в Интернете один фильм (да его, наверное, все смотрели) о вреде западных мультфильмов для наших детей. И пользе (соответственно) советской мульт-продукции. Часто такое отношение встречается в нашей верующей среде: не советское – значит от антихриста(с). По умолчанию.

Что-то верно сказано в этом фильме, а что-то явно притянуто в филосоветском порыве. Насчет «Шрека» с создателями этого просветительского фильма я согласен - это вредный мультик, проповедующий извращенные ценности. «Красавицу и чудовище» дома тоже не поощряю: как-то сразу неправильно показалось, что девушка отвергает нормального, трудового, мужественного парня и выбирает какого-то мутанта... Плохой пример для наших детей.

Но некоторые приведенные примеры явно тенденциозны, поданы неверно. И безоговорочная «канонизация» советского мульт-искусства отдает бездумным фанатизмом. В советских мультиках тоже немало злого, ненормального. Несколько лет назад я с негодованием выбросил сов. мультик , где дурак-царь носил явные черты Николая II; это кощунство над святым.

Да и вообще - много там всякого можно найти. В «Ну, погоди!» один знакомый обнаружил следы педофильских комплексов – большой бесконечно гоняется за маленьким, хватает, тискает… И обоим это «по кайфу»... Или же «Принцесса и людоед» (этот мультик приводится в фильме); так ведь там чуть ли не позитивный образ маньяка! «Кентервилльское привидение» - апологетика бесовщины! И фразочка там запомнилась, наподобие такой: «Ну и что, что он убил жену - она же плохо готовила!» Будь это в западном мультике - такую истерику бы подняли: «Чему детей учат???!!!» Это все так, на-вскидку, из детства вспомнил...

Да и в принципе: для поздне-советской культуры характерно то, что она была зачастую нацелена на воспитание слабых, безвольных, беспомощных людей. И ведь воспитала! Поколения, воспитанные ею - это во многом поколения потерянных мужичков-пьянчуг и злых на весь мир тёток-абортниц. Породивших, в свою очередь, презирающие их поколения "продвинутых челов" и нариков... Как сказано: "По плодам узнаете"...

Та же советская мульт-Золушка, которая приводится в фильме в качестве положительного примера – это же просто анемичная хиппушка! Какая из такой мать здоровых детей? Сыну подобной жены не пожелаешь!

И в то же время – что плохого в американских анимационных фильмах «В поисках Немо», «Вольт» и т. п.?

Но тенденция, безусловно, есть: сов. мультиков больше безвредно-нейтральных, а иностранных - гниловатых.

 И все же не стоит предаваться a priori ностальгии по Совку, этому Миру Смерти. И для семьи есть смысл выбирать фильмы не по принципу страны-производителя, а по принципу объективной оценки их содержания.


Как советская цензура спасала репутацию фельдмаршала Кутузова

Оригинал взят у wyradhe в Как советская цензура спасала репутацию фельдмаршала Кутузова
Как советская цензура спасала репутацию фельдмаршала Кутузова

В громадном, почти всеобъемлющем пятитомном издании документов, касающихся Кутузова, предпринятом в 50-е годы, помещено и письмо Кутузова к жене от 30 октября 1812 года. И в этом собрании, и в дальнейших воспризведениях этого письма в советских изданиях (кроме одного, см. ниже) - например, в Гуляев Ю.Н., Соглаев В.Т. Фельдмаршал Кутузов. Т.2. Документы, дневники, воспоминания. М., 1995. С. 248; Кутузов М.И. Письма, записки. М., 1989.С. 400 - начало указанного письма печаталось с купюрой, обозначенной, как обычно, отточием, и имело следующий вид:


"Я, слава Богу, здоров, мой друг; но хворал очень поясницею, так, что не мог на лошади сидеть... Бенигсена почти к себе не пускаю и скоро отправлю".

А на самом деле этот пассаж имеет следующий вид, - в нем Кутузов передает через жену приветствие и лесть Марье Антоновне Нарышкиной, конкубине императора Александра:

"Я, слава Богу, здоров, мой друг; но хворал очень поясницею, так, что не мог на лошади сидеть. Я получил сегодня твое письмо с Яхонтовым, за которое благодарю тому, кто вложил письмецо в твоем письме ко мне [т.е. Нарышкиной]; скажи, что он [тот, кто вложил письмецо = Нарышкина] ангел и что ежели я обожаю женщин, то это только для того, что она того пола, и ежели бы она была мущина, тогда бы мне все женщины были равнодушны. Бенигсена почти к себе не пускаю и скоро отправлю".

Для советской историографии это было слишком. Муж на старости лет с игривостию пишет собственной жене о том, как он обожает женщин (да еще как об общеизвестном и милом для обоих супругов факте) - то, что речь идет о некоем платоническом обожании, даже советская историография не осмелилась бы предполагать, уж очень оно смешно было бы; и не только ей пишет, но просит ей вот это самое сказать Нарышкиной - жена его, стало быть, самолично с той же светской игривостию будет лишний раз проговаривать Нарышкиной, как ее муж обожает женщин; к самой Нарышкиной посреди всех своих побед Кутузов находит время обращаться - через жену - с самой беззастенчивой по форме лестью (впрочем, вполне, может быть, и искренней - о Нарышкиной отзывались как об изумительной красавице), но при этом еще и с лестью заведомо шутливой (и собственно льстивый компонент тем самым в действительности аннулирующей - остается просто светский комплимент в духе аристократического либертинажа), так как Кутузов просто по возрасту начал "обожать женщин" еще задолго до самого рождения Нарышкиной и этот факт был очевидным фоном для всего комплимента. А из заявления о том, что ежели бы Нарышкина со своей красотой была бы притом мужчиною, то женщины были бы Кутузову безразличны, мог бы далеко идущие выводы сделать Золотоносов. Впрочем, он и вовсе без всяких заявлений о ком угодно может сделать такие выводы.

В общем, этого советский народ не вместил. А между тем правнук Кутузова Опочинин еще в 1872 опубликовал это письмо без всяких купюр (Голенищев-Кутузов М.И. Письма / Сообщ. Ф.К. Опочинин // Русская старина, 1872. Т.5. № 4. С. 652). В советское же время недобродетельную фразу опубликовал Балязин (В.Н. Балязин. Михаил Кутузов. М., 1991. С. 191).

Вот как боялась советская власть, что старый сатир развратит ей своим примером население!

"Честные, но временно свихнувшиеся советские люди..."

Оригинал взят у avmalgin в "Честные, но временно свихнувшиеся советские люди..."
Справка Ленинградского Управления пограничных войск КГБ СССР о работе в 1958 г. с потенциальными перебежчиками за границу.

Collapse )

О раскулаченных

Оригинал взят у wyradhe в К предыдущему посту, о воспоминаниях
К предыдущему посту, о воспоминаниях

В 1989-м году, летом, я принимал участие в экспедиции в Вятскую сельскую глухомань. Тогда еще были живы многие женщины 1915/25 гг. рождения; весьма единообразно они упоминали в рассказах о прошлом, как с 13-14 лет они (и женщины, и мужчины) несли трудповинность на лесоповальных работах. Но я, собственно, не об этом. Как-то несколько участников экспедиции и несколько колхозников сидели за общим котелком, расстелив газеты, и совместно трапезовали. И я, оторвав от газеты пол-листа, положил эти пол-листа рядом и положил на них консервы и хлеб. После чего сельская половина присутствующих онемела и парализовалась (там не было ни одного старика. От 20 до 45 лет), и только один делал мне какие-то знаки глазами и плечами, но от меня при этом отодвинулся.
Выяснилось, что дело было в том, что лист, который я разорвал, был листом со здоровенным портретом Горбачева. То есть я портрет Горбачева разодрал, и на кусок его консервы положил. И они были смертельно напуганы - в 1989-м - тем, что я себя подвел под монастырь, и их под удар поставил. Сам же я стал на время вроде как зачумленный.
Как же это так? А очень просто. В этой деревне список мужиков, исчезнувших в кампаниях по раскулачиванию и укреплению колхозного строя (в этой глухомани вторая кампания наложилась на зачистку 37-38), был равен по численности списку мужиков, погибших на войне 41-45. И что придет в голову начальству, и когда придет - этого они проверять не хотели и через 40 лет. И тут же выяснилось, что многие из них, конечно, осведомлены о послаблениях Горбачева, только опасаются того, что потом гайки завернут и всем все припомнят, а иные думают, что и послабления-то дали для виду, чтобы поглядеть, кто высунется, а потом опять всех прикончить, кто высунется, - и поминали эти иные, что так уже однажды было (а имелся в виду нэп как послабление и 30-е как разгром, последовавший за ним). Учебников истории они не читали. Они эти учебники - в проекции на их деревню - слышали от старших.
А первыми столичными людьми за много лет, появившимися у них и способными им что-то более точное рассказать про новации, были как раз мы. А поводом к рассказыванию этот эпизод и послужил. А телевизоры там смотрели редко - хотя были они во многих избах, но как предмет мебели в основном, и смотрели по ним только некоторые худфильмы - никогда не новости и не общественно-политическую байду. Когда начальство придумает войну, казни или трудповинности, об этом они узнают не по телевизору; а пока оно этого не придумывает, тем более нечего им интересоваться.

О ветеранах

Оригинал взят у avmalgin в О ветеранах
В принципе с ветеранами войны стали возиться, начиная с 1965 года, когда отмечалось двадцатилетие Победы. До этого - ни при Сталине, ни при Хрущеве - к ним особо не прислушивались. Напротив, вчерашние фронтовики для сталинского режима были чем-то подозрительным, не очень надежным. Все-таки они повидали Европу и, вернувшись в СССР, по одной этой причине не могли считаться благонадежными.

Как писал К.Симонов, "контраст между уровнем жизни в Европе и у нас, контраст, с которым столкнулись миллионы воевавших людей, был нравственным и психологическим ударом". В пьесе Симонова "По каштанами Праги" (1945) чешка говорит советскому офицеру: "Вы не должны любить Европу. Вас должны раздражать эти особняки, эти виллы, эти дома с железными крышами. Вы ведь отрицаете это?" На что офицер ей отвечает: "Отрицать можно идеи, отрицать железную крышу нельзя. Коль она железная, так она железная".

Понимали это и в руководстве страны. Люди, которых они держали в изоляции и которым внушали, что жизнь в СССР - это рай, обнаружили, что это не так. Эту заразу они принесли с собой домой. Доверять им было нельзя. Сталин, возможно, опасался повторения опыта 19-го века: когда участники войны 1812 года, хлебнувшие воздуха свободы, стали участниками декабристского восстания 1825-го.

В 1945 году из армии было демобилизовано 8,5 миллионов человек. Многих, конечно, трудоустраивали, многие поступали в вузы, но на общих основаниях, после сдачи экзаменов. И все же очень многие, никому не нужные болтались без дела, государственной программы трудоустройства фронтовиков не было. В Иркутской области в январе 1946 года не работало более половины вернувшихся фронтовиков, в Тюмени - 59%, в Астраханской области - 64%. А в Москву и Ленинград, например, фронтовикам из других регионов вообще был запрещен въезд, даже для краткосрочного пребывания.

И еще. По требованию Сталина в послевоенные годы с улиц городов насильственно убирали одноногих, одноруких инвалидов, вообще любых людей, имеющих увечья. Таких компаний было несколько. На инвалидов войны были облавы, потом их сажали в поезда и увозили подальше от больших городов. Там они умирали без медицинской помощи, спивались, опускались, многие кончали с собой. Делалось это для того, чтобы быстрее придать советской действительности "мирный", радостный вид. Многим повезло: их помещали в "интернаты для инвалидов". Там хотя бы кормили. При этом, как пишет Е.Ю.Зубкова в своем исследовании "Общество, вышедшее из войны", "лишь треть интернатов для инвалидов имели врача, не говоря о полноценном медицинском обслуживании". Самый большой "интернат" (а на самом деле зона) был на острове Валаам: там в грязи копошились тысячи безногих и безруких фронтовиков.

Статистика такова. В конце войны среди демобилизованных из армии по состоянию здоровья было два миллиона инвалидов, из них - около 450 тысяч с ампутированной рукой или ногой. Их судьба была печальна. Родина отнеслась к ним как к мусору, который необходимо убрать с улицы.

В мае 1945 года председатель Совинформбюро С.А.Лозовский обратился к Молотову с предложением создать два общественных объединения для ветеранов: Совет Маршалов (под председательством Сталина) и Совет Героев Советского Союза (их тогда было 9,5 тысяч). Речи об объединении всех фронтовиков даже не шло. Но даже это предложение Лозовского не было принято.

Никаких парадов 9 мая после памятного парада 1945 года ни в Москве, ни в других городах не проводилось. Годовщины отмечались весьма скромно, в основном газеты писали не о подвигах фронтовиков, а о мудром военачальнике Сталине. Когда Сталин умер, 9 мая 1953 года в газетах о годовщине Победы было лишь несколько скупых слов.

Десятилетие Победы в 1955 году не отмечалось вообще никак. 9 мая было обычным рабочим днем. Никакого парада. Никаких цветов ветеранам. Правда, прошло некое торжественное заседание для партийного актива в Колонном зале, но доклад на нем делал почему-то маршал Конев. Даже не Жуков. И не Хрущев. Речь была эпохальной по другой причине: Конев лишь раз упомянул Сталина, да и то вскользь, после имен Ворошилова, Кагановича, Молотова. Все на это сразу обратили внимание. Кстати, вновь имя Сталина было упомянуто в докладе по случаю Дня Победы уже только Горбачевым, в 1985 году. А вот расшаркивания перед ветеранами в речи Конева не было вообще. Складывалось впечатление, что военачальники выиграли войну вообще без участия солдат.

Переломным стал 1965 год, первый год Брежнева. Вышел шеститомник Истории Великой Отечественной войны. День Победы объявляется праздником. Ветеранов бурно чествуют по всей стране, приглашают в школы, награждают, дарят подарки, устанавливают для них льготы. Ленинскую премию 1965 года присуждают дедушке Дуни Смирновой писателю С.С.Смирнову (хотя сама книга вышла в 1957 году). В своей книге Смирнов умалчивает, что практически все выжившие защитники Брестской крепости после войны либо прошли через сталинские лагеря, либо иным образом были поражены в правах (ведь они побывали в немецком плену).

Дальше пошло-поехало. В 1966 году прах неизвестного солдата переносят из Зеленограда под стены Кремля. В 1967 году зажигают Вечный огонь. Ветеранов носят на руках. Их обеспечивают продовольственными заказами. В магазинах появляются объявления, что инвалиды войны обсулживаются без очереди (позже было перенесено на всех ветеранов). Партийные и советские органы реагируют на их мельчайшие просьбы. На каждом телевизионном «Голубом огоньке» теперь среди почетных гостей непременно усаживают парочку ветеранов. В 1970 году, к очередному юбилею выходит на экраны фильм "Белорусский вокзал", снятый сыном С.С.Смирнова, молодым режиссером Андреем Смирновым. Смысл фильма: ветераны должны найти однополчан и вспомнить былое.

То ли в 1968, то ли в 1969 году проходит Всесоюзная конференция участников Великой Отечественной войны, принимающая решение создать Всесоюзный совет ветеранов. В начале семидесятых годов создаются городские комитеты ветеранов (московский, например, в 1971 году). Они начинают искать однополчан, проводить встречи у Большого театра и в других местах, ими интересуются журналисты и школьные учителя. Вся эпоха застоя, выродившаяся в конце концов в торжество геронтократии, неразрывно связана с давлением ветеранов войны на младшие поколения. Стало обычным делом по жалобам ветеранов закрывать танцплощадки и вообще места шумного времяпрепровождения молодежи, телевизионные и радиопередачи, именами ветеранов войны прикрывались, когда боролись с диссидентами и неблагонадежными писателями. Короче, их включили в механизм идеологической обработки населения, сделали цепными псами режима.

Многие из них по сих пор не могут выйти из этой роли, искренне полагая, что им под силу повернуть время вспять, вернуть Советский Союз, руководящую и направляющую силу партии, а может быть и воскресить товарища Сталина, который относился к ним с таким большим подозрением.

Что же с ними делать? Это много пережившие, в большинстве своем искалеченные бесчеловечным режимом люди, они уже не в состоянии адекватно воспринимать действительность. Не надо их мучать, втягивая в политические процессы. То, что их остались единицы, вранье: в одной только Москве их по состоянию на сегодняшний день более четверти миллиона человек. Положить им всем серьезное денежное содержание, одновременно лишив возможности выступать с идеологическими инициативами, и дать спокойно дожить свои дни.

Шило в мешке не утаишь

Оригинал взят у avmalgin в Шило в мешке не утаишь
58.83 КБ 57.48 КБ

На практике это происходило очень просто. Вот, допустим расстреляли в 1937 году гражданина Минина: http://www.rusarchives.ru/pik/events/stalin_exb/293kat.jpg (на днях я воспроизводил этот документ). А в 1954 году выдали родственникам следующую справку: http://www.rusarchives.ru/pik/events/stalin_exb/291kat.jpg. Мол, ай-ай-ай, какая неприятность: умер ваш дорогой Минин в 1941 году от склероза сердца.