October 21st, 2011

Буревестник

Оригинал взят у avmalgin в Буревестник
Оказывается, М.Горький был огненно-рыжим. В молодости все его лицо было усеяно веснушками. Я знаю такой тип рыжих: обычно у них утиный нос. Вот и у Горького был утиный. И усы у него были рыжие. Потом в них стала появляться седина. Но совсем поседеть он не успел, он и в гробу лежал рыжий.

Но почему-то в кино его всегда изображали жгучим брюнетом.Collapse )

Проект детского ГУЛага

Оригинал взят у avmalgin в Проект детского ГУЛага
Письмо К.И.Чуковского И.В.Сталину (1943)

Глубоко уважаемый Иосиф Виссарионович!

После долгих колебаний я наконец-то решил написать Вам это письмо. Его тема - советские дети.

Нужно быть слепым, чтобы не видеть, что в огромном своем большинстве они благородны и мужественны. Уже одно движение тимуровцев, подобного которому не существует нигде на земле, является великим триумфом всей нашей воспитательной системы. Но именно потому, что я всей душой восхищаюсь невиданной в истории сплоченностью и нравственной силой наших детей, я считаю своим долгом советского писателя сказать Вам, что в условиях военного времени образовалась обширная группа детей, моральное разложение которых внушает мне большую тревогу.

Хуже всего то, что эти разложившиеся дети являются опасной заразой для своих товарищей по школе. Между тем школьные коллективы далеко не всегда имеют возможность избавиться от этих социально-опасных детей.

Около месяца назад в Машковом переулке у меня на глазах был задержан карманный вор. Его привели в 66-е отделение милиции и там оказалось, что этот вор-профессионал, прошедший уголовную выучку, до сих пор как ни в чем не бывало учится в 613-й школе!

Он учится в школе, хотя милиции отлично известно, что он не только вор, но и насильник: еще недавно он ударил стулом по голове свою мать за то, что она не купила ему какой-то еды. Фамилия этого школьника Шагай. Я беседовал о нем с директором 613-й школы В.Н.Скрипченко и она сообщила мне, что он уже четвертый год находится во втором классе, попрошайничает, ворует, не хочет учиться, но она бессильна исключить его, так как РайОНО возражает против его исключения.

Я не осмелился бы писать Вам об этом случае, если бы он был единичным. Но к сожалению, мне известно большое количество школ, где имеются социально-опасные дети, которых необходимо оттуда изъять, чтобы не губить остальных.

Вот, например, 135-я школа Советского района. Школа неплохая. Большинство ее учеников – нравственно здоровые дети. Но в классе 3 "В" есть четверка – Валя Царицын, Юра Хромов, Миша Шаковцев, Апрелов, - представляющая резкий контраст со всем остальным коллективом. Самый безобидный из них Юра Хромов (с обманчивой наружностью тихони и паиньки) принес недавно в класс украденную им женскую сумочку.

В протоколах 83-го отделения милиции ученики этой школы фигурируют много раз. Сережа Королев, ученик 1-го класса "В", занимался карманными кражами в кинотеатре "Новости дня". Алеша Саликов, ученик 2-го класса "А", украл у кого-то продуктовые карточки. И т.д. и т.д. Стоит провести один час в детской комнате любого отделения милиции, чтобы убедиться, как мало эффективны те меры, которые находятся в распоряжении милицейских сержантов, - большей частью комсомолок 17-летнего возраста.

Комсомолки работают очень старательно, с большим педагогическим тактом, но вряд ли хоть один вор перестал воровать оттого, что ему в милиции прочитал наставление благородный и красноречивый сержант. Особенно смущают меня проявления детской жестокости, которые я наблюдаю все чаще.

В Ташкентском зоологическом саду я видел 10-летних мальчишек, которые бросали пригоршни пыли в глаза обезьянкам, чтобы обезьянки ослепли. И одна из них действительно ослепла. Мне рассказывали достоверные люди о школьниках, которые во время детского сеанса, воспользовавшись темнотою зрительного зала, стали стрелять из рогаток в актеров, - так что спектакль пришлось отменить. Но как бы я ни возмущался проступками этих детей, я никогда не забываю, что в основе своей большинство из них – талантливые, смышленые, подлинно-советские дети, которых нельзя не любить. Они временно сбились с пути, но еще не поздно вернуть их к полезной созидательной работе.

Для их перевоспитания необходимо раньше всего возможно больше трудколоний с суровым военным режимом типа колонии Антона Макаренко. Режим в этих колониях должен быть гораздо более строг, чем в ремесленных училищах. Основное занятие колоний – земледельческий труд. Во главе каждой колонии нужно поставить военного. Для управления трудколониями должно быть создано особое ведомство, нечто вроде Наркомата Безнадзорных детей. В качестве педагогов должны быть привлечены лучшие мастера этого дела, в том числе бывшие воспитанники колонии Макаренко.

При наличии этих колоний можно произвести тщательную чистку каждой школы: изъять оттуда всех социально-опасных детей и тем спасти от заразы основные кадры учащихся. А хулиганов – в колонии, чтобы по прошествии определенного срока сделать из них добросовестных, дисциплинированных и трудолюбивых советских людей!

Может быть, мой проект непрактичен. Дело не в проекте, а в том, чтобы сигнализировать Вам об опасности морального загнивания, которая грозит нашим детям в тяжелых условиях войны.

Прежде чем я позволил себе обратиться к Вам с этим письмом, я обращался в разные инстанции, но решительно ничего не добился. Зная, как близко к сердцу принимаете Вы судьбы детей и подростков, я не сомневаюсь, что Вы, при всех Ваших титанически-огромных трудах, незамедлительно примете мудрые меры для коренного разрешения этой грозной проблемы.

С глубоким почитанием писатель К.Чуковский
Ул. Горького, 6, кв. 89.
К-5-11-19

Архив президента РФ. Ф.45. Оп.1. Д.885. Л. 85-87.

Музыкальные вкусы И.В.Сталина

Оригинал взят у avmalgin в Музыкальные вкусы И.В.Сталина
А. ГРОМЫКО: «Музыку И.В. Сталин любил. Концерты, которые устраивались в Кремле, особенно с участием вокалистов, он воспринимал с большим интересом… Причём любил сильные голоса, мужские и женские… Восторженно отзывался о некоторых солистах Большого театра, например, об Иване Семёновиче Козловском. Помню, как во время выступления Козловского некоторые члены Политбюро стали громко выражать пожелание, чтобы он спел задорную народную песню. И.В. Сталин спокойно, но во всеуслышание сказал: «Зачем нажимать на товарища Козловского? Пусть он исполнит то, что сам желает. А желает он исполнить арию Ленского из оперы Чайковского «Евгений Онегин». Все дружно засмеялись, в том числе и Козловский. Он сразу же спел арию Ленского. Сталинский юмор все воспринимали с удовольствием».

А. АЛЕКСАНДРОВ: «В репертуаре ансамбля и даже в подборе отдельных песен большое участие принимали И.В.Сталин и К.Е.Ворошилов. Им ансамбль обязан и появлению ряда народных песен и также классических произведений. Так, например, ансамбль ввёл в свой репертуар песни «Калинушка», «Закувала та сива зозуля» и «Распрягайте, хлопцы, кони» по личному указанию товарища Сталина и товарища Ворошилова, причём товарищ Сталин посоветовал ввести для народных песен в аккомпанирующую группу хорового состава народные инструменты.
Любимая песня товарищей Сталина и Ворошилова и всех наших слушателей «Волжская бурлацкая» – отличная песня, но концовки в ней нет. «Вы, как композитор, - сказал товарищ Сталин, - должны подумать и сделать ей надлежащую концовку».
Очень много коррективов внесли товарищи Сталин и Ворошилов в наши танцы, отметая в них всё ненужное, псевдонародное, псевдокрасноармейское».

В.БАРСОВА: «Своей страсти к пению И.В. Сталин не изменил даже в суровом 1943 году: «Мы пели вместе хоровые и народные песни – русские, украинские, грузинские, дирижировал К.Е. Ворошилов. На ближнюю дачу к нему не раз приезжала певица Большого театра Елена Кругликова. Аккомпанировал ей А.А. Жданов. Бывали и оперные басы М. Михайлов и М. Рейзен».

А. БЕЛЯКОВ: «И.В. Сталин лично определял программы праздничных концертов в Большом театре и на кремлёвских приёмах. На даче он любил принимать гостей, обязательно заводил патефон. Пластинки все были помечены: «отличная», «хорошая». Он выбирал и ставил. Заводил народные песни грузинские, («Сулико», например), а также русские народные песни, например, «Стонет сизый голубочек» или «Ах, ты сад, мой сад». К числу особо любимых И.В. Сталиным вещей относятся также «Волжская бурлацкая», «Калинка – малинка», «Во поле берёзонька стояла», «Всю-то я вселенную проехал». Эти песни часто исполнялись по радио».

В. МОЛОТОВ: «На пианино в гостях у вождя играл Жданов, а Иосиф Виссарионович и мы с Ворошиловым пели. Сам Сталин неплохо пел высоким тенором…»
Collapse )

Генрих Ягода

Оригинал взят у avmalgin в Генрих Ягода
Вот как выглядел будущий глава НКВД в 1911 году, когда его отправляли в ссылку.



Спустя два года, когда он вернулся из ссылки, Ягода познакомился в Нижнем Новгороде с Максимом Горьким, который тоже только что вернулся с Капри. Молодой революционер был интересен пролетарскому писателю. Ягода общался с Горьким настолько тесно, что его практически считали членом горьковской семьи. Их дружба продолжалась всю жизнь.

Кстати, они действительно были почти родственниками. Приемный сын Горького - Зиновий Пешков - был братом большевика Якова Свердлова, племянница же Я.М.Свердлова - Ида - вышла замуж за Ягоду, прожила с ним всю жизнь и погибла следом за ним.

Вот Г.Г.Ягода со своим старшим другом в расцвете своей карьеры:

21.16 КБ

Одним из главных обвинений против Ягоды в 1938 году было то, что он якобы организовал сначала убийство сына Горького, а потом отравил и его самого. Утверждалось, что все это делалось для того, чтобы вступить в связь с горьковской невесткой.

Вот такой Шекспир по-советски.
__

В качестве бонуса - список вещей, которые обнаружили у Ягоды при обыске:

http://man-with-dogs.livejournal.com/688817.html

http://perpetrator2004.narod.ru/documents/Yagoda/Yagoda_Search_Record.doc

Лагерный донос

Оригинал взят у avmalgin в Лагерный донос
Донос заключенного Болеслава Лася начальнику Соловецкой тюрьмы ГУГБ НКВД СССР И.А.Апетеру:

«Гр-нин Старший майор! Все эти мерзкие гады ксендзы: Дземян, Кобец, Карпинский, Опольский, Ганский, Ковальский, Шишко, Туровский, Майдера от роскоши и жиру бесились и из тюремной камеры сделали костел...

До 1932 года я находился вместе с ксендзами в Ярославском политизоляторе — эта целая свора ксендзов вела враждебную, провокационную работу против тюремного начальства, устраивали бунты вместе с другими заключенными, били двери, окна, кричали, что над ними издеваются и т. д. Занимались нелегальной передачей писем на свободу. В Ярославском изоляторе был такой заключенный Колосков, который имел свидания со своей женой, и ксендзы ему передали письмо, чтобы он его передал своей жене на свидании, но этот номер у них не прошел, так как я об этом немедленно донес начальнику изолятора гр-нину Федорьян...

Обвиняясь по одному делу с ксендзами, я на предварительном следствии дал подробные показания об их контрреволюционной деятельности на Подолии УССР.

После первого и второго суда я находился с ними, с ксендзами, в разных изоляторах ОГПУ—НКВД. В период этого времени ксендзы не перестали вести своих шпионских, агитационных, шовинистических преступлений и продолжали впредь до настоящего времени свою враждебную деятельность против Союза ССР и Коминтерна.

...Ксендзы советовались между собой, что как только приедут на обмен в Польшу, то чтобы вместе все в одно заявили, что они невинно лишены приходов и что все дело сфабриковано ОГПУ ложно, и что их мучили все время при советской власти, и о разных небылицах.

Ксендз Ганский сказал мне, что на Секирной освобождались в 1934 г. граждане персидско-подданные и что через одного из них ксендзы передали письмо и устные поручения в Москву, и что он все честно исполнил, ибо это свой человек, и что этого персидца жена в хороших отношениях с Пешковой Екатериной Павловной...

Через короткое время эти гады ксендзы убедились в честности этого перса, ибо они получили посылки от Красного Креста в Москве, и были те предметы, о которых они писали в своем письме, а также получили посылки от своих теток, которые есть их жены, от которых они строго были изолированы.

Кроме того, они уверены были, что письмо для них много сделало и помогло для спасения их жизни, ибо они были в скорое время переведены в Савватьевский изолятор в прекрасные условия, получили усиленный паек и много посылок от Красного Креста. И, действительно, когда я приехал в Савватьевский изолятор, лично убедился, что эти паразиты, гады ксендзы жили лучше всех заключенных.

...Когда всех их лишили посылок и писем, они задались целью во что бы то ни стало передать в Москву письмо через заключенных, которые закончили свой срок. 17 июля 1937 г. мы выходили на прогулку, и во время выхода Ковальский бросил в волчок в камеру записку к з/к Холодному и Гонцову. Кроме того, они переписывались с Лейценом, Барбаром и Тяо-Сяном. Кроме того, у этих гадов было приготовлено письмо, которое они хотели передать во время бани банщику Кузнецову. О чем я немедленно заявил зав. корпусному.

15 июня 1936 года меня соединили вместе с ксендзами в одну камеру в Савватьевском изоляторе, где я много узнал от них новостей. Первым долгом ксендзы поделились со мной впечатлением Соловков и Секирной. Рассказали мне, что они находились в ужасных условиях на Секирной, что их там мучили голодом и холодом, и что они погибли бы, если бы не уведомили обо всем посольство в Москве через своих родственников и знакомых...

...Эти святые гады вели политику и цель, чтобы с ними никто посторонний не жил в одной камере, ибо они духовные отцы и с ними никто не достойный жить из советских людей. И действительно, они здесь в Савватьево жили отдельно, и никто не видел их грязную провокационную жизнь. Они мне обещали все, только чтобы я их слушал и был верным им. Гады, мерзавцы они, и только хотел бы, чтобы я имел возможность так свободно порасстреливать их, как писать это объяснение на них.

В камере находился Ковальский, которого высвятили на ксендза при Советской власти. Он на свободе не сумел пройти науку по их теологии и каноничные права, они его каждый день учили… так что имейте в виду, что они в тюремной камере не только делали костел, но и духовную семинарию. И после всего этого они выступают и доказывают, что не[т] права религии в СССР. Это разве не провокация с их стороны? Сколько они раз поднимали этот вопрос перед нашим заведующим корпусом гр-ном Горячевым о нарушении Конституции, о лишении их молитвенников, крестов, четок и прочей ерунды, которую они прятали от обысков, но я гр-нину Горячеву сказал место, где все лежало.

30-го августа 1937 г. Б. Лась."


P.S. Ксендз Иосиф Ковальский и его сокамерники - католические священники - были расстреляны 3 ноября 1937 года.
Начальник Соловков Иван Андреевич Апетер был арестован в декабре 1937 года и расстрелян 20 августа 1938 года.
Судьба доносчика неизвестна.

Трансформер

Оригинал взят у erandl в Трансформер
Ниже - наглядное пособие для школьных уроков истории. Прекрасная демонстрация того, как трансформировалось общество после 1917-го.

Чтобы было понятнее; на фото одна и та же площадь до 1918-го года и после.

было



стало



Фото взяты здесь.

Краткая справка: в 1911 году в Киеве на народные пожертвование установили памятник императору Александру II. В 1918 году памятник Александру снесли и вместо него установили железного чурбана памятник новому советскому человеку.

Варианты

Оригинал взят у avmalgin в Варианты
Белая Армия, черный Барон

Музыка: Самуил Покрасс Слова: П. Григорьев

Первоначальный текст


Белая армия,чёрный барон
Снова готовят нам царский трон,
Но от тайги до британских морей
Красная Армия всех сильней.

Припев:

Так пусть же Красная
Сжимает властно
Свой штык мозолистой рукой,
С отрядом флотских
Товарищ Троцкий
Нас поведет на смертный бой!

Красная Армия, марш, марш вперёд!
Реввоенсовет нас в бой зовёт.
Ведь от тайги до британских морей
Красная Армия всех сильней!

Припев.

Мы раздуваем пожар мировой,
Церкви и тюрьмы сравняем с землёй.
Ведь от тайги до британских морей
Красная Армия всех сильней!

1920

В 1927 году припев был заменен на следующий:

Так пусть же Красная
Сжимает властно
Свой штык мозолистой рукой,
И все должны мы
Неудержимо
Идти в последний смертный бой!

Три следующих куплета пелись также
и отдельно, как самостоятельная песня :


Красная Армия - кованый меч
Право трудящихся должен стеречь,
Ведь от тайги до британских морей
Красная Армия всех сильней !

Припев: За дело правое
Кипучей лавою
Сольёмся мы в единый стан -
непобедимый,
несокрушимый
союз рабочих и крестьян!

Бедный китаец, несчастный индус
Смотрят с надеждой на наш союз ,
Ведь от тайги до британских морей
Красная Армия всех сильней!

Припев.

Мы охраняем рабочий класс,
Кто же посмеет идти против нас!
Ведь от тайги до британских морей
Красная Армия всех сильней !

В 1941 году Петр Белый дописал следующее:

Всем нам свобода и честь дорога,
Красная армия – марш на врага;
Ведь от тайги до британских морей
Красная армия всех сильней.

Припев:

Так пусть же красная сжимает властно
Свой штык мозолистой рукой,
И все должны мы неудержимо
Идти за родину на бой!

Свору фашистов развеем, как дым,
Сталин ведет нас – и мы победим!
Ведь от тайги до британских морей
Красная армия всех сильней.

Припев.

При этом слово "церкви" в третьем куплете было заменено почему-то на "банки" (и в таком виде исполняется до сих пор)

Русский рыцарь Борис Коверда

Недалече ув.  kipha поднял у себя тему относительно необходимости переименования станции Войковская в Москве - в том плане, что "хватит сидеть и безполезно трындеть по интернетикам. Надо принести пользу Отечеству.
Если вам в самом деле оскотинели улицы им. Шамиля Басаева и Усамы бен Ладена в Москве, если вам надоело, что один из центральных вокзалов Столицы носит имя Чикатилло...
Пардон - опечатался.
Если вам в самом деле оскотинели улицы им. Войкова, вокзалы им. тов. Ленинграда и прочих гомосеков - прошу на сайт " Российской газеты".
Вы плачетесь о том, что власти на Вас наплевать и вообще?
Идите туда и голосуйте, голсуйте и голосуйте - вы можете повлиять на переименование улиц наших городов во что-нибудь менее похабное. Спешите, потому что совки стройными рядами идут на защиту завоеваний Котября и священность памяти садистов, извращенцев, убийц и военных преступников в русских городах!"

И предложил свой вариант - переименовать станцию в "Адмиральскую", т.к. (цитирую): "красиво, просто ложится на язык и веет ПафосЪом, солёными брызгами и непокорёнными просторами".
Однако писательница elena_chudinova, автор скандального романа-предупреждения "Мечеть Парижской Богоматери", которую я имею удовольствие лицезреть не только во френдах, но и во френдах взаимных - на мой взгляд, предложила наиболее правильный и верный вариант с переименованием: назвать станцию Войковская именем человека, который избавил мир от этого изувера и палача - русского патриота Бориса Коверды:Collapse )

Из выступлений Н.С.Хрущева перед сотрудниками госбезопасности

Какие занятные метаморфозы!..

Оригинал взят у avmalgin в Из выступлений Н.С.Хрущева перед сотрудниками госбезопасности
"Товарищи, исключительная любовь в народе к НКВД. Это, товарищи, особенности нашего строя. Везде органы сыска и политического сыска ненавистны, к ним народ питает ненависть, а у нас - исключительную любовь. Почему? Потому что там они направлены против народа, а в наших условиях они направлены против врагов народа… Я уже не говорю о такой исключительной заслуге органов НКВД в, в частности, персонально тов.Успенского... Немало мы врагов разоблачили. Много. И здесь удар был очень меткий, концентрированный удар. И тут можно отнести этот последний год, после того, как были вскрыты эти враги, после убийства Сергея Мироновича, когда была вскрыта террористическая группа троцкистов, зиновьевцев, потом правых, которые вели заговорщическую политику предателей против нашей страны, против партии, против нашего народа, после тех разоблачений, какие мы имели в органах НКВД, после разоблачения всей этой банды, которая засела в наиболее остром участке, в органе, который должен охранять государство, охранять рабочий класс, после этого, когда эта банда была уничтожена, разгромлена, после посылки Николая Ивановича Ежова, когда он, как верный сын своей партии, безгранично преданный делу рабочего класса, никогда не работавший в органах НКВД, никогда не работавший на этом участке, но будучи послан тов. Сталиным, партией, отдал все силы на то, чтобы разгромить и выкорчевать этих врагов, -мы сейчас имеем огромную положительную работу, которую проделали органы НКВД во главе с Николаем Ивановичем Ежовым… Надо, товарищи, с честью носить это имя, звание и беречь его, а беречь его можно только работой, и я уверен, что вы под руководством наркома тов. Успенского и под руководством Николая Ивановича Ежова (бурные аплодисменты) с честью выполните любое задание, которое вам дадут партия и правительство»
( 8 июня 1938 г.)

«Успенский – враг, он это использовал здесь, он направил удар по евреям. Я бы тоже не сказал, что только по евреям. Давайте возьмем весь список, посмотрим его, но, видимо, он демонстрировал сознательный удар по сотрудникам, по еврейской национальности… Но нас, товарищи, не запугаешь. Вы сами знаете, вы – чекисты, если вы чекисты настоящие, вы знаете, что после такого провала, который мы имеем в органах НКВД, мы все посмотрим, и поэтому, невзирая на национальность, мы отбрасываем, и кто нам покажется, если данные будут о нем, как о преступнике, арестуем…. Товарищи, я еще хотел сказать о том, что товарищи выступали и говорили, оправдываясь тем, что, мол, что нам делать с Успенским, он всесильный человек, а мы люди подчиненные, и если мы видели преступную работу, то все равно нам со словами правды некуда добиться… Товарищи, если вы чекисты, боитесь при Советской власти говорить о враге, который засел во главе НКВД, боитесь вести с ним борьбу, то как же вы собираетесь воевать с врагом с пушками… Следовательно, на ваших глазах пример вам, что не пощадила начальника НКВД Советская власть… Успенский мерзавец, но разве один мерзавец может что-либо сделать вокруг всех вас, в чем тут дело…. Товарищи, если бы мы подобрали бы большевиков, так враг Успенский, как лещ на горячей сковородке, прыгал бы и не выскочил бы, а если выскочил бы, так прямо в сачок… Сейчас пришел к руководству Берия Л.П., он всю жизнь работал на партийной работе, за исключением того периода, когда работал в НКВД, показал себя как большевик-сталинец, который защищал партийную организацию и вообще Грузию от вражеских элементов… Нужно переменить тех, кто недостоин здесь работать, переменить тех, кто потерял большевистскую бдительность и потворствовал врагам, в большей или меньшей мере, а преступников нужно вообще убрать к чертовой матери. К вам назначен тов. Кобулов – зам.наркома внутренних дел Украины. Был и остается товарищ Осокин. Вот поддержите и помогите им. Надо вам, товарищи, вам – большевикам, работающим в НКВД, сплотиться под руководством партии, под сталинским знаменем, во главе с Л.П.Берией и бить по врагам, укреплять нашу Советскую власть, ограждать социалистическое строительство, которое ведет наша партия.»
(13 декабря 1938 г.)

«Доверие и поддержка – дело очень ценное, необходимое, а в вашей работе особенно. Доверие складывается не на основании каких-то решений, а на основании ряда условий, которые постепенно завоевываются учреждением или лицом. В данном случае доверие работников органов госбезопасности было сильно подорвано Берия, Абакумовым, а в более ранний период Ежовым и Ягода. Следует отметить, что после смерти Дзержинского у нас все время было неблагополучно с руководством в органах госбезопасности… Мне часто в течение многих лет приходилось общаться с Берия. Бывало, мы стоим на трибуне. Идут пограничные войска. Он говорит: «Хорошо ходят войска МГБ! Смотри, как мои войска идут!» «Слушай, - говорил я ему, - ты откуда такой взялся, что «твои» войска, «твои»люди, «твой» человек? Ты кто?» Кто пользуется такой терминологией, тот непартийный человек или малопартийный человек… Из материалов по делу Берия вы теперь подробно знаете о всех его враждебных действиях. Это был матерый и очень хитрый враг, и он много причинил нам вреда… Расскажу вам о таком действительном факте, который имел место на Украине. В свое время был послан заместителем министра внутренних дел Кобулов, послан, я бы сказал, для оскорбления Украины. Его прислали вместо Успенского, который, надо сказать, был опытным работником. Много лет я знал его по центральному аппарату, потом он работал начальником МГБ по Московской области, затем комендантом Кремля. То был опытный работник и неглупый человек. Но его завербовал Ежов на вредительскую работу, и он был разоблачен как враг народа. Так вот, после него и прислали Амаяка Кобулова. Не знаю, в каком районе Грузии был тот до этого уполномоченным, но надо все-таки было пощадить Украину, потому что нельзя уполномоченному по району сразу же на руководство органами госбезопасности такой крупной республики сажать. Это был, как говорят, совсем не гений, а простой смертный человек, приближенный к Берия, его холуй и очень ограниченный человек… Приехал он к нам, ни черта не понимает ни в чекистской работе, ни в украинской культуре, и работники министерства, агентура вскоре поняли, что исполняющий обязанности наркома дурак и поэтому можно писать всякую ерунду в докладах… Я считаю, товарищи, что после ликвидации Берии атмосфера в Советском Союзе стала значительно чище. (Аплодисменты) Сплоченность нашей партии стала еще лучше. Берия был злобным врагом Коммунистической партии.»
(7 июня 1954 г.)

Веселое оживление

Оригинал взят у avmalgin в Веселое оживление
О посещении Первым секретарем ЦК КПСС Н.С.Хрущевым выставки в Манеже 1 декабря 1962 года сохранилось множество воспоминаний. Однако существует полная официальная стенограмма его высказываний при посещении выставки, сделанная с магнитофонной ленты его помощницей Н.Гавриловой и хранящаяся в архиве АП РФ. Впервые она была опубликована в журнале "Источник", 2003, №6. Есть она и в вышедшем сейчас двухтомнике выступлений Н.С.Хрущева.
Вот она:


1 декабря 1962 г.

Около картины худ. Фальк.
— Вот я хотел бы спросить, женаты они или не женаты; а если женаты, то хотел бы спросить, с женой они живут или нет? Это — извращение, это ненормально.
Во всяком случае, я, Председатель Совета Министров, ни копейки не дал бы, а кто будет брать деньги на этот хлам, того будем наказывать, а печать не поддержит.
Между прочим, группа художников написала мне письмо, и я очень бурно реагировал. А когда посмотрел на факты, на которые ссылаются, я их не поддерживаю. Сказали, что вот в «Неделе» были, мол, снимки; я видел эти снимки — ничего «страшного» там нет. Так что у меня свое мнение есть, своего горючего достаточно, и мне подбавлять не стоит.
Я бы, например, сказал тем людям, которые увлекаются всякого рода мазней, не рисуют, не создают картины, а буквально мажут их: вы, господа, говорите, что мы, видимо, не доросли до понимания вашего искусства. Нет, мы, наш народ понимаем, что хорошо, а что плохо. И если эти, с позволения сказать «художники», которые не хотят трудиться для народа и вместе с народом, выразят желание поехать за границу к своим идейным собратьям, то пусть они попросят разрешения на выезд, в тот же день получат паспорта и пусть там развернут, дать им свободу в «свободных» государствах, и пусть они там хоть на головах ходят. Но у нас покамест такое «творчество» считается неприличным, у нас милиционер задержит.
Или о джазовой музыке. Иные джазы исполняют такое, что нормальному человеку невозможно слушать. И это называется музыкой.
Я в кармане ношу радиоприемник японский, иногда слушаю его — слушаю музыку. И вот вдруг услышишь джаз, это меня подхватывает так, как когда бывают колики в животе. Что это за музыка? Я сначала думал, что это радиопомехи. Нет, говорят, это музыка.
Я удивлен Шостаковичем. Нам приятно и неприятно сделалось, когда он нас пригласил на завершающий концерт и угостил этим трио, этим содомом; это не совсем приятно слушать. Может быть, я проявил либерализм — я лениво высказался, потому что они же смотрят. (Веселое оживление.) Потом это разделали, что все были в восхищении. А чего восхищаться? Ведь эти танцы — неприличные танцы. Они говорят, что это новое. Это же не новое, это от негров. Вы посмотрите негритянские танцы и американские — это же вертят определенным местом. И это, говорят, танцы, Какой же это танец? Черт знает что! Была такая женщина Коган — замечательная женщина, так вот она однажды выразилась так, когда посмотрела эти танцы: 20 лет замужем и не знала, что это фокстрот. (Веселое оживление.) Я прошу извинить меня, женщины, за эти слова.
Когда приезжали американцы, я им говорил: это вам негры дали. Возьмите наших кубинских друзей, их танцы — это тоже от негров. Но тут говорят: это новое. Фу ты, черт! Это неприлично. Возьмите русский танец — я не знаю, может быть, я руссак и мне это нравится, но возьмите узбекские танцы, туркменские, таджикские, грузинские. Это — танцы...
Они говорят, что это не свобода. Но если там дадут напечатать коммунисту, так душат художников. Есть, конечно, и такие художники коммунисты, как Пикассо. Но у меня тут союз с Иденом. Когда я был в Англии, Иден меня спросил: как Вы относитесь к этой скульптуре (мы там были на одной выставке)?
— Не понимаю.
— Я тоже не понимаю.
— А как к Пикассо?
— Тоже не понимаю.
Тогда, говорит, правильно. (Веселое оживление.)
Ни копейки государственных средств не дадим. Тут уж я, как Председатель Совета Министров, беру всю беду на себя. Поощрять действительное искусство. А это — искусство, когда картину пишет осел, когда его муха начнет кусать, и чем больше она его кусает, тем он создает «сложнее произведение».
Но некоторые, видимо, стали стыдиться, что мы действительно, может быть, не доросли? Пошли к чертовой матери! Не доросли, что делать! Пусть судит нас история, а покамест нас история выдвинула, поэтому мы будем творить то, что полезно для нашего народа и для развития искусства.
Вот он накрутил... Вот я был в Америке, видел картину — женщина нарисована. Я говорю: Боже мой, какой отец, какая мать родила, почему так неуважительно относишься, почему юродство такое?
Сколько есть еще педерастов; так это же отклонение от нормы. Так вот это — педерасты в искусстве.
Не сушите «таланты»; мы готовы дать им разрешение на выезд из нашего государства. Зачем глушить, если это талант? Пусть история оценит.

Во время осмотра сатирических рисунков художника Решетникова.
— Точно так, именно такое произведение. Вот это, говорит, лимон. Так это ребенок свое ... размазал.
ГОЛОС. Решетников рассказывал — автор этого произведения, тут недавно вокруг этого его произведения произошла физическая драка.
— Вот видите, как он восхищается художеством.

В зале произведений молодых художников и скульпторов. Около картины «Геологи».
— Вот кто заплатил? Вот тот и пусть платит свои деньги, а я не буду платить; государственных денег мы платить не будем. Пусть пишут и пусть продают, но не за счет государства.
ГОЛОС. Что сейчас плохо? Нельзя даже критиковать эти вещи, буквально невозможно критиковать — свист, шум.
— Надо навести порядок. Что мы вот с этой мазней пойдем в коммунизм? Вот это является мобилизующим духовные силы народа на подвиг? Вот это? Это очень серьезно, это поражение, конечно, и министерства культуры, потому что, кто утверждал эти жюри.
ГОЛОС. Эта картина не куплена.
— Интересно, кто заказывал, потому что тот, кто заказывал, пусть он и заплатит; пусть он добросовестно выполнит обязательства. Пусть он себе повесит на шею.
Картина должна вдохновлять человека, она должна его возвышать, вдохновлять на подвиг ратный, трудовой. А это что? Вот тянет осел осла, тянется как во времена старые обреченный на казнь.
А вот эта картина? Что они пьют или что делают? — не поймешь. Нельзя так, товарищи. Правительство не имеет права быть аморфным, оно должно проводить определенную политику в интересах народа. Эти скажут, что неправильно судят. Но не нам судить. Покамест народ нас держит, мы будем проводить ту политику, которую народ поддерживает.
Товарищ Ильичев, это, конечно, плохая работа ЦК, плохая работа идеологической комиссии; это плохая работа министерства культуры, а если печать поддерживает — помогите мне найти конкретные факты.
ГОЛОС. Надо сказать, правда, настоящего искусства у нас больше.
— Как же иначе. Нельзя играть в нейтралитет, вот о чем идет спор, а не о том, сколько чего. Дерьмо, хотя и маленькое, но оно аромат разносит и отравляет атмосферу. Как у русских говорят: капля дегтя может испортить бочку меда.
Зачем народу это? Вот, где эти? Давайте мы их послушаем.
Надо бороться, без борьбы ничего не дается.

Во время посещения комнаты на втором этаже, где были выставлены картины молодых художников, так называемых представителей абстракционизма.
Обращаясь к молодым художникам, ожидавшим Н. С. Хрущева у входа, он говорит:

— Ну, идите, показывайте мне свою мазню, так мне представили ваше искусство. Я тоже так думаю по тому, что я видел.
— Господа, кто это делал?! Это — веяние искусства? Что это? Распущенность! Вы нас, стариков, считаете, что мы не понимаем. А мы считаем, что зря деньги народные тратили, учили вас. Портите материал и не платите народу за то, что он вас поил, кормил и учил. Ну что это? Вот с этим мы пойдем в коммунизм? Это наше знамя? Это вдохновляющее произведение, которое призывает людей к борьбе?! Ну что это?! А это что?! Да это наркотическая девушка, загубленная жизнью! Вот она, мазня!
Слушайте, вы педерасты или нормальные люди!? Это — педерасты в живописи! Что вы на самом деле! Копейки мы вам не дадим! Вот все, кто хочет, пусть напишут список, дайте в правительство, что вы желаете выехать в свободный мир, — вы завтра получите паспорта и на дорогу! Да, да, уезжайте! Там вам предоставят широкое поле деятельности, там вас поймут. А мы вас не понимаем и поддерживать не будем. Мы считаем это антисоветчиной, это аморальные вещи, которые не светят и не мобилизуют людей. А что вы даете?!
Кто автор этой мазни? Объясните. Мы же люди, вы хотите, чтобы мы вас поддержали. Ну что это?!
Если бы они в другой хоть форме были, так горшки можно было накрыть, а эти и для горшков не годятся. Что это? (одна из картин Жутовского). Давайте его сюда!
Вот какой красивый; если бы она на вас была похожа, я бы сказал — художник стоящий. Это же юродство. Зачем вы это пишете, для чего вы это делаете?!
ЖУТОВСКИЙ. Этот портрет моего брата.
— Штаны с вас спустить надо. Какой это брат? И вам не стыдно? Это юродство, а он говорит — это брат. Вы нормальный физически человек? Вы педераст или нормальный человек? Это — педерасты в живописи.
А. Н. ШЕЛЕПИН. 2600 человек таких типов, из них большинство не работает.
— Вы дайте нам списки, мы вам дадим на дорогу за границу, бесплатно довезем и скажем счастливого пути. Может быть, станете когда-нибудь полезными, пройдете школу капитализма, и вот тогда вы узнаете, что такое жизнь и что такое кусок хлеба, как за него надо бороться и мобилизовывать людей.
А это что?! Это картина?! Вот это «новое» в живописи! Мы имеем право послать вас на лесоразработки и чтобы вы там лес рубили и отработали затраты, которые государство затратило на вас, и это будет справедливо. Отработать должны народу.
ГОЛОС. Мы работали.
— Мало работали. А сколько учились? 20 лет учили, 20 лет народ тратил деньги.
Вы можете иностранцам не только эти картины продавать, но и ваши души, это ваше дело.
Это что?! Вы хотите убедить, что это отец ваш?!
Черт вас возьми, сколько вы учились, сколько вы народного хлеба съели. Я бывший шахтер, и чтобы я допустил, чтобы мои братья, которые уголь добывают, чтобы они кормили вас?! — езжайте за границу. Но сначала отработайте!
И это тоже ваше?! Фу ты, черт! А еще законодательствовать хотят. Всякое говно понарисовали; ослиное искусство.Collapse )

Из стенограмм

Оригинал взят у avmalgin в Из стенограмм
"БУЛГАНИН. ...В праздники, когда мы не работали, мы занимались общественными уборными. Мы привезли с собой чертежи этих уборных.
В Париже это дело обстоит безобразно. Там уборные железные московского типа, причем они не только на бульварах,но и на тротуарах. Они открыты на полметра внизу.
В противоположность безобразной постановке этого дела в Париже, в Лондоне оно поставлено очень хорошо. Там очень чисто. Вентиляция там обычная, но каждые пять минут автоматически льется вода.
ХРУЩЕВ. Давайте на Пушкинской площади сделаем образцовую общественную уборную.
БУЛГАНИН. Мы привезли чертежи различного вида общественных уборных."
...


"ХРУЩЕВ. Тов. Корнейчук - писатель, вам известный, приехал когда-то из-за границы. Работая на Украине, я с ним встретился. Он мне показал защитные очки, купленные за границей. У нас в Москве ими не особенно пользуются. А на юге, где очень много солнца, там они нужны.
Мне они понравились. Я говорю: Александр Евдокимович, давайте отдадим их фабрике, которая выпускает очки, и пусть она освоит производство таких очков.
Мы передали эти очки тов.Сенину - заместителю председателя Совета министров Украины. Это - человек со вкусом и любит хорошие вещи, он занимается ширпортребом.
Я говорю: вызовите, Иван Семенович, директора фабрики и дайте ему соответствующие указания. Вызвали этого директора, а тот посмотрел и говорит: мы такие очки не делаем. У нас есть модель, уже 10 лет существует, а может быть и больше. Зачем нам переходить на другую модель, когда сейчас с руками у меня отрывают то, что я даю. Я думаю, что такому директору нельзя дать место на советской земле. (Аплодисменты)"
...