September 20th, 2011

А.Адамович. Каратели (полная авторская редакция)

В минувшем году делился впечатлениями по поводу прочтения этого знакового произведения, написанного в жанре документальной прозы, и повествующего о бесчинствах гитлеровских карателей под командованием Оскара Дирлевангера в оккупированной Белоруссии.
Свои впечатления основывал на тексте повести, выложенном на Милитере. Недавно увидел и приобрел переиздание 2010 г. (Спб, серия "Азбука-классика"), и был поистине ошарашен. Оказывается, Адамович не ограничился одним лишь освещением преступлений эсесовцев, а, спустя несколько лет после выхода в свет первоначальной версии повести, дополнил ее двумя новыми главами. В результате...из книги, повествующей о преступлениях одного диктаторского режима, "Каратели" превратились в своего рода хронику жестокостей идеократических деспотий ХХ в. Так, окончив повествование о злодеяниях гитлеровцев, автор дополнил текст повести новой главой с красноречивым названием "Дублер". В ней, пусть и в меньшем объеме, рассказано о преступлениях сталинщины. Завершает книгу своеобразный раздел-приложение, составленный из свидетельств об аналогичных преступлениях новейшего (разумеется, на тот момент) времени: о геноциде в Камбоджи, о военных преступлениях на Ближнем Востоке.

Однако, не ожидал...

"...Люди ходят как тени, безмолвные, тупые, дома опустелые с забитыми окнами..."

Оригинал взят у allin777 в ''...Люди ходят как тени, безмолвные, тупые, дома опустелые с забитыми окнами...''
Докладная записка инспектора Покровского райздравотдела в РК ВКП(б) об обследовании голодающих семейств в Покровском районе Западно-Сибирского края

26 марта 1932 г.

По поручению РК ВКП(б) мной, Киселевым, 24 марта 1932 г. на предмет выявления заболеваний на почве голода обследовано несколько семейств Карповского сельсовета, причем оказалось следующее.

...Из обследованных мною 20 домов в Первой и Второй Карповых я только в одном доме у красноармейца встретил относительное состояние питания: немного муки и хлеба, а остальные питаются суррогатами. Почти в каждом доме имеются больные: или дети, или матери, несомненно, на почве голода, так как имеют опухлости лица и всего тела.

Особенно жуткая картина следующих семейств: семья Сидельникова Константина, уехавшего добывать хлеб за последние рубахи, юбки, платки жены, а жена лежит больная, родившая 5 дней тому назад ребенка, и 4 малолетних детей, бледные как воск, с опухшими веками, как сурки сидят за столом и едят из общей чашки горячую воду, в которую подливают из бутылки белую жидкость сомнительного вкуса и кислого запаха, как потом выяснилось это обрат (отход от перегонки молока через сепаратор). Сидельников Константин и его жена лучшие ударники-колхозники, старые колхозники. Сидельников Яков имеет 2 детей и стариков-родителей, коим до 70 лет, живущих в одной комнате, но питаются отдельно, так как старики добывают себе суррогаты за свои пожитки, сын Сидельников Яков за свои. Друг от друга на улице прячут свои суррогаты питания (экспонаты которых при сем прилагаю). Старики со слезами просят доктора: «Дайте смерти».
 
Collapse )