March 11th, 2011

"Клубничка" и Коба

Домучил-таки вчера книжку чекиста-невозвращенца А.Орлова "Тайная история сталинских преступлений".Несмотря ни на что, зачетное чтиво. Как я уже писал, особенно хорошо там показаны нравы тогдашней номенклатуры и лично "вождя". Текстовый фрагмент, описывающий специфические пристрастия "хозяина", я и решил привести. Если верить Орлову, ничто человеческое было Кобе не чуждо. И покуда в 1932 (или 1933) люди миллионами умирали от организованного большевиками (второго по счету) голодомора, "чудесный грузин" давал начальнику своей охраны  деликатные поручения по поводу доставки ему из Европы "веселых картинок":

В 1932 или 1933 году произошел небольшой инцидент, в результате кото-рого открылось тайное сталинское пристрастие и в то же время особо деликатный характер некоторых поручений, исполняемых Паукером. Дело было так. В Москву приехал из Праги чехословацкий резидент НКВД Смирнов (Глинский). Выслушав его служебный доклад, Слуцкий попросил его зайти к Паукеру, у которого имеется какое-то поручение, связанное с Чехословакией. Паукер предупредил Смирнова, что разговор должен остаться строго между ними. Он буквально ошарашил своего собеседника, вынув из сейфа и раскрыв перед ним альбом порнографических рисунков. Видя изумление Смирнова, Паукер сказал, что эти рисунки выполнены известным дореволюционным художни-ком С. У русских эмигрантов, проживающих в Чехословакии, должны найтись другие рисунки подобного рода, выполненные тем же художником. Необходимо скупить по возможности все такие произведения С., но обязательно через посредников и таким образом, чтобы никто не смог догадаться, что они предназначаются для советского посольства. "Денег на это не жалейте", – добавил Паукер.

Смирнов, выросший в семье ссыльных революционеров, вступивший в партию ещё в царское время, был неприятно поражён тем, что Паукер позво-ляет себе обращаться к нему с таким заданием, и отказался его выполнять. Крайне возмущенный, он рассказал об этом эпизоде нескольким друзьям. Од-нако Слуцкий быстро погасил его негодование, предупредив ещё раз, чтобы Смирнов держал язык за зубами: рисунки приобретаются для самого хозяина! В тот же день Смирнов был вызван к заместителю наркома внутренних дел Агранову, который с нажимом повторил тот же совет. Значительно позднее старый приятель Ягоды Александр Шанин, чьим заместителем я был назначен в 1936 году, рассказал мне, что Паукер скупает для Сталина подобные произ-ведения во многих странах Запада и Востока.