December 5th, 2010

П.А.АПТЕКАРЬ. КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА (продолжение)

http://d-v-sokolov.livejournal.com/56988.html - начало

Отыскался среди найденных выпусков "ВИЖа" и №2 за 1993 г., где приведено окончание публикации П.Аптекаря о Тамбовском восстании. В данном случае это уже не авторский текст, а просто подборка документов по теме. Кои наверняка уже есть и в сети. Но все равно, решил выложить. Для сохранения единства и целостности повествования. Единственный минус - это то, что найденные выпуски журнала оказались сильно прорежены - листы вырваны/вырезаны, ввиду чего отсутствуют целые разделы, а то, что имеется - оно зачастую сохранилось не полностью. Причина этому прозаична: в свое время журналы попали  ко мне через третьи руки, а предыдущие владельцы интересующие их материалы не мудрствуя лукаво вырезали. В итоге имеем что есть. Collapse )

7 лет тюрьмы за кражу 4 кило яблок

Чем больше проходит времени, тем более убеждаюсь, что определение "моральные уроды" по отношению к нынешним сталинистам является еще весьма и весьма толерантным. В действительности, те, кто сейчас восхваляет "эффективного менеджера", в подавляющей своей массе, в моральном отношении являют собой отборнейший человеческий шлак, и не заслуживают ничего, кроме брезгливого омерзения.
Возможно, кто-то со мной и не согласится, но лично мне кажется, что трудно прийти к каким-то иным выводам, ознакомившись с приведенным внизу историческим документом.
Чтобы стало понятно, о чем речь, даю короткую вводную. Сталинисты ужасно любят размахивать победой над внешним врагом как доказательством сталинской правоты и чуть ли не оправдывают этим все большевистские довоенные преступления. 
А мы не будем о войне. Что на ней, свет клином сошелся? Давайте поговорим о первом послевоенном десятилетии - времени крушения надежд населения на лучшую жизнь. В войну ведь многих грела мысль, что вот победим, будет лучше, чем до войны. И когда победили, первое время царила определенная эйфория - вот, уже скоро колхозы распустят, дороги сделают, как в Германии, по-человечески заживем.
Фронтовики, вернувшиеся домой, рассказывали родным, что увидели в Европе. А кто-то и вовсе не стеснялся в выражениях и резал правду-матку. Естественно, все это власти не нравилось, и многих таких героев-орденоносцев затем отправили в лагеря. Кого-то раньше, кого-то позже. Кому-то повезло, кому-то нет. 
Но речь опять не о них. Чем знаменито послевоенное десятелетие в СССР? Очередным голодомором 1946-1947 гг., унесшим порядка 2 млн. человеческих жизней, да очередными репрессивными кампаниями и драконовскими законами.
Так, 5 июня 1947 года «Правда» опубликовала на первой полосе текст двух Указов, принятых накануне Президиумом Верховного Совета СССР. Первый — об «уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества», второй — об «усилении охраны личной собственности граждан».
Согласно первому указу кража или иное хищение колхозного или кооперативного имущества каралась 5-8 годами ИТЛ (7-10 годами, если речь шла о государственном имуществе). В случае повторного совершения преступления, группового хищения или хищения «в крупных размерах», приговор был еще более суровым — от 10 до 25 лет. Вторым указом предусматривалось наказание в виде 5-6 лет лагерей за кражу личной собственности. В случае повторного преступления или его совершения организованной группой наказание могло достигать 10 лет, 15 лет — в случае разбойного нападения, 20 лет — в случае повторного преступления или разбойного нападения организованной группы.  
Чем оборачивалось практическое воплощение этих указов, наглядно демонстрирует нижеприведенный пример: 


Жалоба тов. Андрееву А. А.

от многодетной матери Беличенко Евгении Васильевны

12 января 1949 года

Уважаемый тов. Андреев, я вас прошу разобрать мою жалобу по поводу моей дочери Иванковой Марии Никитичны. Уважаемый тов. Андреев, моя дочь, Иванкова Мария Никитична осуждена сро­ком на 7 лет. Тов. Андреев, Иванкова Мария совершила кражу в кол­хозном саду 47 г. 4 июля сорвала яблок в пазуху 4 кг 400 гр, за что получила 7 лет. Уважаемый тов. Андреев, что заставило Иванкову совершить кражу в колхозном саду: сего время был год очень труд­ный, а у меня семья 9 душ детей, из них была трудоспособная дочь Иванкова M. Н. и сын Беличенко В. Н., из них 3 инвалида, двое явные калеки, а один сын отрезало ногу поездом, сама я многодетная, имею 57 лет, а остальные дети несовершеннолетние. В этот год мои дети были пухлые от голода, и сама Иванкова M. Н. была пухлая, голодная смерть очень страшная ей казалась, и Иванкова M. Н. решила пойти на преступления — совершить кражу яблок, чтобы было возможность сварить с травы борща и закислить этими яблоками сваренную для детей траву. Тов. Андреев, прошу чем-либо смилуйте дочь Иванко­ву M. Н., так как она виновная, но такое строгое наказание прошу вас помиловать. Иванкова работает в Сталинграде на восстановлении Сталинграда. Адрес п.о. 6/п/я/ЛК 152.

Уважаемый тов. Андреев, прошу не отказывать.

Беличенко Е. В., Ростовская область, Красногвардейский район, пос. Сулино, хутор Пролетарка.


Террор и беспорядок. Сталинизм как система / Н. Верт; [пер. с фр. А. И. Пигалева]. — М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд Первого Президента Б. Н. Ельцина, 2010. - с.379

Заказать книгу:
http://www.rosspen.su/ru/catalog/.view/good/978-5-8243-1299-7/limit/0.20.1../
Скачать:
http://www.mediafire.com/?zjtonmzyjyn

Нужно ли говорить, что приведенный пример является типичным для той поры? Ведь наиболее пострадавшими от этих сталинских законов стали именно женщины - крестьянки. Что такое советское село после войны? Развал, разруха. Есть почти нечего. И самое главное - кормильцы-мужчины, кто в армии (если кто призывался в конце войны - 1944-45 гг., служили еще несколько лет после окончания войны), кто погиб на фронте, кто пропал без вести. Себя и детей как-то кормить нужно. Вот и приходилось обеспечивать себя за счет колхозных продуктов.
И еще немаловажный момент: реакция бывших фронтовиков на эти сталинские законы:
«За что я воевал? На фронте не убили, так здесь хотят уморить голодом не только меня, но и семью»
— эти горькие слова фронтовика, подслушанные в вологодском магазине № 18 (и переданные в компетентные органы), безусловно, отражали общее настроение: «Нужно теперь больше воровать, иначе не проживешь» — таков был общий глас «простых граждан», подслушанный осведомителями в бесконечных очередях из сотен, а то и тысяч человек, которые в эти неспокойные дни сентября 1946 года выстраивались перед продуктовыми магазинами. Глас, считавшийся властями проявлением «мятежных» настроений.
Н.Верт. Указ. соч. - с.367

Спрашивается, какой же после этого надо быть человеческой поганью, чтобы восхвалять "эффективного менеджера", и его методы управления, изображая их как некий утраченный идеал!