December 3rd, 2010

Голодомор на Кубани: 1932–1933 гг. (обширная подборка свидетельств)

 Здесь:

http://slavakubani.org/read.php?id=1470

Полевые материалы Кубанской фольклорно-этнографической экспедиции Научно-исследовательского центра традиционной культуры ГНТУ «Кубанский казачий хор» о голоде на Кубани: 1932–1933 гг.


Из предисловия составителей:

"Данная выборка – это лишь часть материалов по данной теме, хранящихся в архиве Научно-исследовательского центра традиционной культуры. Формирование базы данных по голоду началось в 1975 году и продолжается в настоящее время в ходе комплексных исторических и фольклорно-этнографических полевых исследований, проводимых Кубанской фольклорно-этнографической экспедицией НИЦ ТК.

В процессе исследований использовался метод интервью, беседы, которые документировались и фиксировались с помощью магнитофонов, диктофонов и, реже, видеокамеры. Оригиналы на аудио- и видеоносителях зарегистрированы и хранятся в архиве НИЦ ТК. (Многие из них, к сожалению, из-за недолговечности носителей, отсутствия необходимых условий и средств хранения, техники для оцифровки, находятся в угрожающем состоянии и могут быть безвозвратно утрачены).

По содержанию, в большинстве своём, изложенные материалы – это воспоминания жителей Кубани – очевидцев и участников трагических событий 1932 – 1933 гг. Т.е. предлагаемые материалы представляют собой не научную или политическую интерпретацию, а своеобразный исторический документ (свидетельства очевидцев)".

Ниже приведены некоторые из этих свидетельств (ключевые фразы в них выделил красным):Collapse )

А.И.Солженицын. Колокольня

Только что закончил прочтение сборника рассказов и крохоток (мини-рассказов) А.И. Как и предполагал, художественная проза Солженицына меня не разочаровала. В очередной раз скажу: замечательный язык, запоминающиеся и яркие художественные образы.
Т.е. кто как, а лично я уже не на 100, а на все 1000% убедился, что не нужно слушать наветы, а тем более, бездумно повторять чужую злобную клевету. Уж что-что, а клевета на А.И. возводилась и продолжает возводиться масштабная. Ни один автор, наверное, не удостаивался такого отрицательного внимания. Если суммировать всю критику, высказываемую в адрес писателя, то можно поразиться, сколь много было про него высказано самых бредовых обвинений - начиная от его "западничества" и "продажности" (здесь также варьируется, кому продался - американцам, Путину, абстрактным "врагам" - или всем вместе), и заканчивая придирками к его художественному слогу. 
Нужно ли в очередной раз писать о том, что все эти обвинения - полнейший идиотизм и невежество?
Напоследок приведу у себя в журнале одну из "крохоток" А.И., под названием "Колокольня". Как и большинство произведений великого мастера, это словно фотографическая зарисовка с натуры... Заставляет задуматься.
____

Колокольня


Кто хочет увидеть единым взором, в один окоём, нашу недотопленную Россию — не упустите посмотреть на калязинскую колокольню.

Она стояла при соборе, в гуще изобильного торгового города, близ Гостиного двора, и на площадь к ней спускались улицы двухэтажных купеческих особняков. И никакой же провидец не предсказал тогда, что древний этот город, переживший разорения жестокие и от татар, и от поляков, на своём восьмом веку будет, невежественной волей самодурных властителей, утоплен на две трети в Волге: всё бы спасла вторая плотина, да поскудились большевики на неё. (Да что! — Молуга и вся на дне.) И сегодня, стань на прибрежной грани, — даже воображению твоему уже не подъять из хляби этот изневольный Китеж или Атлантиду, ушедшую на дюжину саженей глубины.

Но осталась от утопленного города — высокостройная колокольня. Собор взорвали или растащили на кирпичи ради нашего будущего — а колокольню почему-то не доспели свалить, даже вовсе не тронули, как заповедную бы. И — вот, стоит из воды, добротнейшей кладки, белого кирпича, в шести ярусах сужаясь кверху (полтора яруса залито), в последние годы уж и отмостку присыпали к ней для сохранности низа, — стоит, нисколько не покосясь, не искривясь, пятью просквоженными пролётами, а дальше луковкой и шпилем — в небо! Да ещё на шпиле — каким чудом? — крест уцелел. От крупных волжских теплоходов, не добирающих высотой, как издали глянуть, и на пол-яруса, — шлёпают волны по белым стенам, и с палуб уже пятьдесят лет глазеют советские пассажиры.

Как по израненным, бродишь по грустным уцелевшим улочкам, где и с покошенными уже домишками тех поспешно переселенных затопленцев. На фальшивой набережной калязинские бабы, сохраняя старую приверженность к исконной мягкости и чистоте волжской воды, тщатся выполаскивать бельё. Полузамерший, переломленный , недобитый город, с малым остатком прежних отменных зданий. Но и в этой запусти у покинутых тут, обманутых людей нет другого выбора, как жить. И жить — здесь.

И для них тут, и для всех, кто однажды увидел это диво: ведь стоит колокольня! Как наша надежда. Как наша молитва: нет, всю Русь до конца не попустит Господь утопить...

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1997/3/solgen.html

(по ссылке можно прочитать и другие "крохотки")