October 20th, 2010

С.И.Белоконь. Социальный портрет чекистов ч.1

О «почищенных», ликвидированных усилиями «товарища» Сталина чекистах мы, в сущности, ничего не знаем, кроме данных из их «объективок». До сих пор невозможно точно сказать, что они на самом деле собой представляли: как формировалось их мировоз зрение, какой характер носили их отношения, что они читали, каковы были принятые ими нормы человече ских взаимоотношений. Прокурор по спецделам Прокуратуры УССР Бенцион Шрифтов Шрифтелик вспоминал, что Крайний, Кацнельсон и Александровский (Юкельзон) до революции жили в Ровно и бы ли знакомы между собой [1]. А. Броневой прибавляет к этому списку еще Кардаша Гринфельда [2]. 
 
Среди чекистов было много одесситов: Александр и Соломон Броневые Факторовичи, Давид Джирин, Виктор Дроздов, Александр Евгеньев Левин и другие. На сколько известно, до сего времени не обнародовано ничего из их частной переписки или их дневников, хотя такие материалы наверняка существуют. 
 
Официальные бумаги свидетельствуют об отчаянном конъюнктурничестве чекистов. Примером тому может служить дело Самуила Самойлова Бесидского. 27 октября 1937 года Военная коллегия Верховного Суда СССР решила его казнить. 22 октября 1956 года, когда его дело было передано в Военную прокуратуру КВО, неизвестно откуда по явилась справка: «Данных о нарушении социалистической законности со стороны Самойлова материалами проверки не добыто» [3]. 
 
О совершенно противоположном узнаем из постановления от 16 апреля 1959 года Главной военной прокуратуры, которая оставила в силе решение суда по его делу, поскольку дополнительная проверка установила, что в 1936–1937 годах Самойлов «систематически занимался нарушениями социалистической закон ности, фальсифицировал уголовные дела на ни в чем не повинных советских граждан» [4]. Так на протяжении двух с половиной лет изменилось официальное мнение об одном и том же человеке, имев шем вес в НКВД. 
 
Ныне уже обнародованы некоторые биографические словари чекистов: [5], В. Золотарева (1997) [6], А. Судоплатова [7], В. Золотарева (2002) [8] и других. Образцовой в методическом плане можно считать работу Н. В. Петрова и К. В. Скоркина [9]. 
 
Благодаря этим работам мы имеем некоторый материал для социологического анализаCollapse )

О.Сувениров.Трагедия РККА. 1937-1938 (электронная версия книги скачать)

http://taii-liira.livejournal.com/42065.html - находится здесь. проходим по ссылке, и кликаем внизу поста ссылку для скачивания на айфолдере.
 

Кто не в курсе или запамятовал, о чем эта книга, могут ознакомиться с краткой аннотацией на нее у меня:
 

http://d-v-sokolov.livejournal.com/56988.html
Или у автора цитируемого выше ЖЖ.

Вот один из фрагментов книги (для ознакомления):

http://d-v-sokolov.livejournal.com/149165.html

Скажу вкратце, как прочитавший данное исследование не далее как весной с.г. - проблема исследована комплексно, одной "ежовщиной" процесс репрессий в РККА не ограничен. Рассмотрены и  преследования ранних лет - операция "Весна", антисоветские проявления в армии во время коллективизации. Соотвественно, одними Тухачевскими с Блюхерами и Якирами проблема не ограничена, т.к. данные "военачальники" - это лишь  наиболее  известные жертвы.
В работе Сувенирова упомянуты и военспецы, и возвращенцы - т.е. те, кто в силу своего происхождения и принадлежности  рассматривался как потенциальный классовый враг.

Разумеется,  исследование не ограничено одним лишь перечислением  имен и судеб военачальников и  прочих  чинов РККА, попавших в  ежовскую мясорубку. Довольно подробно рассмотрена "кухня" террора: бытовые условия содержания арестованных, методы ведения следствия,  соучастие прокуратуры и лично генерального прокурора Вышинского, дававшего указания подчиненным не реагировать на жалобы родственников пострадавших, и вообще не вмешиваться. В этом контексте  упомянуты трагические судьбы тех сотрудников прокуратуры и даже НКВД, кто, видя что творится беспредел даже по советским меркам, пытался как-то проявлять человечность и вступался за тех или иных арестованных.

Единственный мой минус к электронной версии книги - то, что она выложена в формате DJvu, который я лично не жалую...

 

Штрихи к портрету Ежова. ч.7: личное участие в казнях

Недавно ознакомился с исследованием Александра Павлюкова "Ежов. Биография", в котором рассматривается личность и  деятельность "железного сталинского наркома", чье имя ассоциируется с массовыми репрессиями 1937-1938 гг. 
Т.к. до этого уже знакомился с аналогичным исследованием - совместной книгой Н.Петрова и М.Янсена  "Сталинский питомец" - Николай Ежов", в процессе чтения непроизвольно напрашивались сопоставления обеих книг.
Не стану углубляться сейчас в пространный анализ, ограничуюсь краткой характеристикой:
- в отличие от книги Петрова и Янсена, исследование Павлюкова содержит значительно меньше "жаренных" фактов
(подробнее см. ссылки внизу начиная с ч.3), однако тоже производит хорошее впечатление. Упор здесь сделан не столько на личные пристрастия наркома, сколько на его "профессиональную деятельность". Это: планирование и руководство репрессиями, а также различные организационно-кадровые вопросы.
Но, в то же время, книга Павлюкова содержит немало интересных подробностей, которые я в книге Петрова и Янсена не встречал (или, быть может, просто не обратил на них внимание). Это, во-первых, факт, что Ежов, служивший до революции в царской армии, пошел туда добровольцем, и только после Февральской революции решил включиться в "процесс". Так что, если бы не случилось в Феврале 1917 г. известных событий, неизвестно, кем бы стал будущий "железный нарком" после окончания войны.
Но этот вопрос лежит сугубо в гипотетической плоскости, т.к. во-первых, история не знает сослагательного наклонения, а во-вторых, была, по всей видимости в Ежове некая предрасположенность к тому, чем он стал затем заниматься. Да и личные пороки - разврат (с партнерами обоих полов), пьянство, общая распущенность - все это едва ли после 1917 и тем более 1930-х гг. возникло.
А из того, что было в реальности - ничто не позволяет проникнуться какой-то симпатией к сталинскому наркому: перед нами, по сути, типичный номенклатурщик, которому все равно, чем заниматься - уничтожать "врагов", стоя во главе НКВД, или вдохновлять рабочих на подвиги на "стройках коммунизма".  Главное, чтобы руководить. Но, в отличие от других партийных работников, Ежов к поставленной перед ним задаче относился с поразительным рвением - не только составлял расстрельные списки и давал указания, как и что надо делать, но и еще сам участвовал в казнях:  


"Прошел месяц, и в конце ноября 1937 года Ежов направил на утверждение вождя новый,  еще более внушительный список подлежащих расстрелу бывших партийных и  государственных деятелей, включавший на этот раз почти всех находящихся к этому  времени под арестом членов и кандидатов в члены ЦК — 45 человек. Однако Сталин не дал  согласия на уничтожение такого большого количества вчерашних соратников. Возможно, он  считал, что некоторые из них, особенно из числа арестованных сравнительно недавно, еще  не все рассказали о своих «преступлениях» и «сообщниках», другие могли понадобиться в
качестве фигурантов или свидетелей на предстоящем процессе над Бухариным и Рыковым.
Так или иначе из 45 членов и кандидатов в члены ЦК, включенных Ежовым в список, Сталин  половину вычеркнул, но и среди оставшихся большинство по неясным пока причинам были  расстреляны с большой задержкой: пять человек — спустя два с половиной месяца, трое — через пять месяцев, четверо — через восемь и один — через девять месяцев.
Но девятерых членов и кандидатов в члены ЦК расстреляют почти сразу, причем в этот раз Ежов выступил не только в роли организатора, но и непосредственного исполнителя  приговора, собственноручно застрелив единственную женщину среди подвергшихся репрессиям членов ЦК, бывшего секретаря Калининского обкома партии А.С. Калыгину.
Вообще, в разговоре с подчиненными Ежов, особенно подвыпив, любил рассказывать о том, как присутствовал при расстрелах тех или иных осужденных и даже сам принимал в этом участие. Насколько эти разговоры соответствовали действительности, неизвестно, однако можно предположить, что вряд ли в качестве своей первой жертвы Ежов решился бы выбрать женщину, вероятно, к этому времени кое-какой опыт участия в подобного рода процедурах у него и в самом деле имелся.
Среди других работников партийного и государственного аппарата, расстрелянных в те же ноябрьские дни 1937 года, был и бывший начальник Ежова по Организационно-распределительному отделу ЦК ВКП(б) И.М. Москвин, обвиненный в принадлежности к подпольной масонской организации «Единое трудовое братство»*.
(* Арестованная вместе с ним его жена Софья Александровна, в свое время подкармливавшая Ежова домашними обедами, переживет мужа лишь на четыре месяца. 28 марта 1938 г. она будет включена в очередной список на ликвидацию и десять дней спустя расстреляна)".
А.Павлюков. Ежов. Биография - М.: «Захаров», 2007. - с.152
__
Посмотреть книжку в электронном виде можно, например, здесь:
http://www.fedy-diary.ru/?p=4264

Другие ссылки по теме:
http://d-v-sokolov.livejournal.com/109224.html - Штрихи к портрету Ежова.ч.1
http://d-v-sokolov.livejournal.com/109551.html - Штрихи к портрету Ежова.ч.2
http://d-v-sokolov.livejournal.com/114867.html - Штрихи к портрету Ежова.ч.3:интимные предпочтения
http://d-v-sokolov.livejournal.com/115248.html - Штрихи к портрету Ежова.ч.4:музыкальный талант
http://d-v-sokolov.livejournal.com/157773.html - Штрихи к портрету Ежова. ч.5: Семейная жизнь
http://d-v-sokolov.livejournal.com/172044.html - Штрихи к портрету Ежова. ч.6: бытовая распущенность