January 12th, 2010

Коллекция архивных документов о голоде в УССР в 1932-1933 гг.

http://www.archives.gov.ua/Sections/Famine/Publicat/
На этой странице собраны изданные в "незалежной" в рамках правительственной кампании по увековечиванию памяти жертв голодомора сборники документов, книги памяти и разного рода исследования о голоде 1930-х, а также других советских голодоморах - 1920-х и 1940-х гг.
Если абстрагироваться от характерной пропагандистской риторики, - перед нами неплохая подборка архивных документов, частично в html формате, частично в формате pdf.

Советская песня "Орленок" - оригинальное творчество, или...?

В продолжение темы советского плагитата, заявленной в моем недавнем посте. Тогда мной было вскользь упомянуто о том, что практически все известные песни периода Гражданской войны - суть переделанные белогвардейские и русские военные песни. Например, песня "По долинам и по взгорьям" является переделанной песней Дроздовского полка ("Из Румынии походом шел Дроздовский славный полк"), а песня "Там вдали за рекой" дублирует структуру и мелодику песни периода русско-японской войны:Collapse )

Расстрелы в Белоруссии в начале войны

Строго для коллекции - как источник информации для последующего сопоставления и анализа - что из приведенного фрагмента соотносится с реальностью, что нет. Вокруг темы расстрелов в первые военные месяцы действительно много спорных моментов, которые рассматривать нужно и должно. А чтобы это делать, надо иметь перед глазами оригинальный текст.

(глава из книги Юзефа Мацкевича "Катынь", 1988 г.)
Глава 7
ИЮНЬ 1941 ГОДА
Поражение Красной армии. Кровавая расправа советских властей с заключенными.


На рассвете 22 июня 1941 года вдоль всей границы, отделявшей на востоке Европы сферу немецкой оккупации от сферы советской оккупации, загрохотали орудия. Гитлер напал на Советский Союз неожиданно. СССР судорожно вооружался, но к этому дню еще не был готов к войне. Удар немецкого стального кулака был так мощен, что советская армия прямо рассыпалась. Первое слабое сопротивление на границе вскоре превратилось в массовое поражение. Немцы окружали целые армии. Число пленных росло с головокружительной быстротой. Немцы брали город за городом, сминали линии обороны, продвигались вглубь, захватывали заводы, шахты, запасы зерна и бесценного сырья.

Военное поражение Советского Союза, тяжеловесность его аппарата, беспомощность командования, выведенный из строя транспорт, перерезанная связь, потеря авиации - все это вместе приняло размеры доселе неслыханные в истории войн.

Военные события этого периода относятся совсем к другой области и даже косвенно не затрагивали бы интересующий нас вопрос, если бы не некоторые обстоятельства, связанные с отступлением Красной армии. Речь идет о советских методах в отношении заключенных. Знаменательный факт: в стадии предельной дезорганизации, перед лицом поражения, когда целые армии попадали в плен или разбегались по лесам, когда советские власти бросали во многих местах огромные запасы сырья и продовольствия, не успевали вывезти архивы, не забирали документы, они проявили величайшую активность и предусмотрительность при ликвидации тюрем.Collapse )

Заонежские священники - жертвы политических репрессий 1937 года

Со времени крещения Руси Русская Православная Церковь не знала массовых гонений, которые давали бы основание к масштабным канонизациям святых. За девять веков к лику святых было причислено около 380 подвижников001. Время русских мучеников наступило в XX веке, когда на иерархию, священнослужителей и верующий народ обрушился «кровавый смерч гонений», при этом многие тысячи из них «прославили Господа мученической кончиной, безропотным перенесением страданий и лишений в лагерях, тюрьмах, ссылках»002. На Архиерейском Соборе в 1992 году было установлено празднование Собора новомучеников и исповедников Российских (25 января по ст.ст., в случае совпадения этого числа с воскресным днем или в ближайший воскресный день после него)003. А на Архиерейском Юбилейном Соборе Русской Православной Церкви 2000 г., вместе с поименным прославлением подвижников, чей подвиг уже был изучен, совершилось прославление всех за Христа пострадавших новомучеников и исповедников Российских XX века.Collapse )

М. Н. Петров. Начало сплошной коллективизации новгородской деревни. 1930 год ч.1

За первое советское десятилетие послеоктябрьский режим установил полный контроль почти во всех сферах экономической и социальной жизнедеятельности общества. Вне прямого контроля оставалась одна область — единоличное сельскохозяйственное производство. Настал и его черед. События конца 1929 — первой половины 1930 г. по стремительности, жестокости и бесчеловечности занимают особое место в истории коренной ломки традиционного сельского уклада.Collapse )

А. Г. Тепляков. Персонал и повседневность Новосибирского УНКВД в 1936-1946 гг. ч.1

Публикую у себя очередную статью своего многоуважаемого коллеги - новосибирского независимого историка А.Г.Теплякова, автора книг "Машина террора", "Непроницаемые недра", "Процедура", "Опричники Сталина". Как и другие произведения, А.Г. предлагаемый вниманию читателей материал насыщен фактическими подробностями, и является в определенной мере скандальным. Здесь без прикрас и пропагандистской шелухи описана деятельности Новосибирского управления НКВД: фабрикация чекистами дел, пыточное следствие, поиск "шпионов" и "заговорщиков" в собственной среде. Причем в роли "врагов" оказывались, как правило, те сотрудники,которые пытались в меру сил проявлять милосердие: кто-то отказывался фабриковать дела против невиновных людей, кто-то помогал ссыльным с поиском жилья. Эти проявления человечности системой жестоко карались. Также в статье освещен такой скандальный и малоизвестный аспект, как участие в расстрелах осужденных "непрофессионалов". Поясняю: в период "большого террора" и ранее считалось хорошим тоном привлекать для участия в "акциях" рядовых коммунистов, а также совслужащих - например, фельдегерей. Кроме того, в казнях нередко принимали участие и блюстители законности - работники прокуратуры, судьи. В этом нет ничего удивительного, ибо система с самых первых лет пыталась повязать кровью как можно больше людей, сделав их соучастниками своих преступлений.

А. Г. Тепляков. Персонал и повседневность Новосибирского УНКВД в 1936-1946 гг.

Хронологические рамки этой работы охватывают ключевые эпохи «большого террора», бериевского «наведения порядка», войны и первых послевоенных лет. В связи с крайне отрицательным отношением наследников ВЧК-КГБ к попыткам исследователей заняться изучением личного состава органов госбезопасности СССР, фонды местных ФСБ и УВД использованы, к сожалению, довольно скромно. Тем не менее, документы обкома ВКП(б) – протоколы, переписка с УНКВД, личные партийные дела гебистов, фонд парторганизации управления НКВД и Облисполкома (сведения о награждениях и персональных пенсиях) в сочетании с архивами суда и прокуратуры, довоенного фонда фельдсвязи УНКВД и опубликованными работами дали обширный и разнообразный материал.Collapse )

А. Г. Тепляков. Персонал и повседневность Новосибирского УНКВД в 1936-1946 гг. ч.5

А. Г. Тепляков. Персонал и повседневность Новосибирского УНКВД в 1936-1946 гг. ч.5

А. Г. Тепляков. Персонал и повседневность Новосибирского УНКВД в 1936-1946 гг. ч.6

А. Г. Тепляков. Персонал и повседневность Новосибирского УНКВД в 1936-1946 гг. ч.7