d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

О критиканах и чекисте Папанине

Увидел сегодня на просторах сети забавное обсуждение моей записи о малоизвестных страницах биографии советского полярника И.Д.Папанина, который до занятия наукой работал исполнителем расстрельных приговоров в Крыму, т.е. напрямую причастен к проведению в жизнь кампании массового террора, развернутой большевиками на территории полуострова после эвакуации армии Врангеля.
Хотя обсуждение достаточно старое (декабрь 2009 г.), т.к. я обнаружил его лишь сейчас, считаю уместным прокомментировать, тем паче, что в данной короткой дискуссии ставится под сомнение мною написанное.
Вот что заявил на эту тему некий KUF (по-видимому, еще один защитник «завоеваний Великой Октябрьской»):
"Очередная утка, по принципу слышал звон... Я этот вопрос изучил подробно в свое время. Репрессиями в Крыму руководил не ЧК, а Особый отдел 4-й армии, по разным данным расстреляно от 17 до 52 тыс. человек. Папанин с 20 октября 1920 г. был назначен комиссаром и командиром отряда по борьбе с бандитизмом Крымского ЧК и массовой "зачисткой" не занимался. Согласно данным годового отчета Крымского ЧК, за 1921 год был расстрелян 461 человек. Из них «за контрреволюцию» - 128, за принадлежность к антисоветским партиями - 18, за шпионаж - 4, за должностные преступления - 44, за спекуляцию - 2, за уголовные преступления - 18, за бандитизм - 227 человек".
http://russiainwar.forum24.ru/?1-5-0-00000012-000-0-0-1260714178
Известная поговорка «слышал звон» в данном случае применима не ко мне, а именно к автору приведенной цитаты. Во-первых, репрессиями в Крыму занимался не только ОО 4-й армии, во-вторых, особые отделы – это те же ЧК, только созданные внутри армии. Вклад особых отделов в красный террор примерно до марта 1921 г. действительно был более значителен, чем у городских и уездных ЧК. Однако это вовсе не отменяет их участия в крымской репрессивной кампании. В 1920-1921 гг. Крыму существовала обширная разветвленная структура карательных органов, функции которых нередко дублировали друг друга, а деятельность характеризовалась высокой степенью произвола и бесконтрольности.
Проводниками террора выступали ревкомы (см. мой материал на эту тему), уездные политотделы, ЧК. Все перечисленные органы действовали одновременно с особыми отделами.
Папанин был комендантом Крымской ЧК, находившейся в Симферополе. На базе ее (а также на базе Симферопольской горЧК) затем создали КрымоблЧК – весной 1921 г., т.е. тогда, когда основное число «врагов» было уничтожено. Цитируемые автором данные отчета как раз и относятся к деятельности КрымоблЧК – созданная в апреле 1921 г., она действительно имела в своем активе меньше расстрелов – это объясняется тем, что к означенному периоду чекисты перешли к новым формам работы – внедрению агентуры, проверке уцелевшего населения на лояльность. Неблагонадежных уже в основном не расстреливали, а только высылали из Крыма в северные и восточные районы страны.
Соответственно, отсюда и приведенные низкие цифры. Однако о цифрах нужно сказать особо: как я уже неоднократно писал у себя, к советской отчетности нужно относиться с определенной долей скепсиса, ибо она была изначально порочной. Чекисты первых лет, как правило, и сами не знали, сколько людей сидит у них в тюрьмах, и сколько они расстреляли, ибо они не утруждали себя бюрократическими формальностями типа учета («расстреливаем, ибо считаем нужным»). Поэтому когда поступало указание составить отчет, цифры брались произвольно. К слову, подобная практика сохранялась и в 1930-е гг., что также неудивительно. Ибо кто продолжал служить в «органах»? В основном – все те же «герои Гражданской», не способные связать двух слов, но очень хорошо умеющие убивать. Как следствие, низкий уровень культуры делопроизводства – беспорядок в архивах, продажа ценных документов на базаре, расстрелы кого попало. Подробнее см. фундаментальное исследование А.Г. Теплякова «Машина террора» о деятельности ОГПУ-НКВД в Сибири, цитаты из которой я приводил здесь:
http://d-v-sokolov.livejournal.com/162282.html
Несколько слов об участии Папанина в борьбе с «бандитизмом».
Но прежде скажем о том, кого подразумевали большевики под «бандитами». Это не уголовники в общепринятом понимании этого слова. «Бандитами» большевики называли всех, кто продолжал с оружием в руках вести борьбу против них. Это были уцелевшие офицеры и солдаты армии П.Н.Врангеля, недавние союзники красных - махновцы, а также недовольные политикой власти крестьяне и жители городов. Поодиночке и группами они уходили в горы и образовывали там небольшие отряды, насчитывающие от 30 — 40 до 300 человек. Не имея единого руководящего центра, будучи глубоко разобщенными, эти отряды, тем не менее, представляли собой серьезную опасность для власти, особенно на первоначальном этапе, когда ее положение было еще достаточно шатким. Население поддерживало повстанцев. И чем больше красные проявляли себя, тем больше эта поддержка росла. По воспоминаниям генерала И.Данилова, в Крыму даже самые большевистские села, вкусив «пролетарской свободы», стали оказывать поддержку «бело-зеленым». Поэтому для сельского населения «зеленые» были не бандитами, а скорее защитниками. Бандитами же были большевики.
Разумеется, помимо вооруженных отрядов белогвардейской или анархической ориентации, в 1920-е годы на территории Крыма действовали и чисто преступные группы, не выдвигающие никаких политических лозунгов, а занимающиеся исключительно грабежом и разбоями. В отличие от повстанцев, которые свои действия политически обосновывали, и стремились сохранить хорошие взаимоотношения с местными жителями, бандиты подобными вещами не заморачивались и грабили всех подряд. Но для большевиков бандитами были и те, и другие.
Отряды же по «борьбе с бандитизмом», по крайней мере, в Крыму, и по крайней мере, в 1920-1921 гг. – это по сути каратели, и методы у них соответственные: захваты заложников из числа родственников повстанцев, показательные расстрелы. Причем, под видом «борьбы с бандитизмом» чекисты сами занимались грабежами и разбоями, в чем нет ничего удивительного, ибо в ЧК как раз и рекрутировались личности с криминальным прошлым и соответствующими наклонностями. Вот что пишет об этом крымский историк В.Н.Пащеня:
«…Обилие чрезвычайных органов, ведущих по существу одну и ту же работу, не умеющих разграничить пределы своей компетенции, при крайне низком морально-политическом уровне их составе, создали совершенно невыносимую для жителей Крыма атмосферу. Так, Бахчисарайское Политбюро представляло собой шайку бандитов, терроризирующих в течении нескольких месяцев местное население. Под видом конфискации имущества оно совершило целый ряд грабежей. Грабя вещи, его члены арестовывали возражавших, истязали их на допросах и всячески дискредитировали советскую власть в глазах населения».
Пащеня В.Н. Крымская милиция в XX веке (1900 - 1991 гг.) Симферополь, 2009. – с.63
А вот что пишет очевидец этих событий, будущий видный советский ученый-биохимик В.Л.Кретович:
"в конце 1922 года, когда нас ограбила банда Петерсона, человек около 20 все в красноармейской форме, прекрасно вооруженные винтовками и гранатами. С ними вместе был наш сосед Никифор Артюшенко, который жил ещё дальше нас фактически в лесу".
http://www.inbi.ras.ru/history/kretovich/kretovich-memoirs.html
Пикантно, что Петерсон - это никакой не белогвардеец, а уполномоченный Ялтинской ЧК. 
Едва ли действия Папанина и его подчиненных в вопросе "борьбы с бандитизмом" чем-то принципиально отличались от вышеприведенных примеров. Собственно, он это и признает, но по вполне понятной причине пишет об этом в приглаженной форме:
«Я проводил облавы, обыскивал подозрительные дома, выезжал в Крымские леса с отрядами ЧК ловить белобандитов, экспроприировал ценности у богатеев, которые не успели эмигрировать». http://militera.lib.ru/memo/russian/papanin_id/01.html
Без комментариев.
Остается только добавить, что руководство карательным отрядом отнюдь не отменяло «работу» по основной «должности». Ведь в деревнях да поселках Папанин не месяцы напролет пропадал. В свободное от погонь за «зелеными» время вполне себе мог «трудиться» на ниве исполнения смертных приговоров в Симферополе.
Самое главное, что эта репрессивная деятельность против повстанцев не принесла никаких результатов. До 1924 г. в Крыму было очень неспокойно, и продолжалось бы дольше, ибо население повстанцев поддерживало, и только после массового голода 1921-1923 гг. ситуация стала меняться. Ну а потом уже и НЭП свои плоды принес, и сами повстанцы – кто в подполье ушел, а кто перешел к мирной жизни.
Впрочем, к теме поста эти события имеют отношение косвенное. Перейдем к другим выпадам «товарища КУФа» в мой адрес:
«…аФтор пасквиля утверждает, что орденом Папанина наградили за массовые расстрелы, но это, мягко говоря не так. В 1920 г. он вошел в состав партизанского отряда А.В. Макроусова (или как писали в то время Повстанческой армии) и участвовал в освобождении Крыма от Врангеля. В августе 1920 года в Крыму высадилась группа коммунистов и военных специалистов Красной Армии во главе с А. Мокроусовым. Их задачей была организация партизанской борьбы в Крыму. К Мокроусову присоединился и Папанин. За организацию и высадку десанта в тыл врага получил свою первую награду - орден Красного Знамени. Кстати с Папаниным в десанте участвовал будущий известный писатель В. Вишневский. Вот документ - представление к ордену. Заместителю Председателя Революционного Военного Совета СССР Тов. УНШЛИХТУ И.С. В 1920 г. в тылу у Врангеля оперировала наша Повстанческая Революционная Армия. Вследствие усилившихся ее столкновений с врангелевцами она испытывала крайне острую нужду в снаряжении, оружии и боеприпасах. Требовалось срочно восстановить связь с Советской Россией, без чего дальнейшее существование Повстанческой Революционной Армии было невозможно. С этой целью штаб Повстанческой Революционной Армии выделяет тов. Папанина Ивана Дмитриевича и посылает его с совершенно секретным донесением в Советскую Россию. Тов. Папанин пробрался через охранение белых, а дальше через Турцию, морем на лайбе, прибыл в Новороссийск и в полной сохранности доставил секретное донесение. Доставив указанное секретное донесение в ЗАКОРДОТ ЦККП(б)У и в РЕВВОЕНСОВЕТ ЮЖНОГО ФРОНТА, тов. Папанин вновь получает задание отправиться в Крым и доставить необходимое оружие, снаряжение и деньги2 в Повстанческую Революционную Армию. Для выполнения полученного задания тов. Папанин 8-го ноября 1920 г., несмотря на свирепствовавший шторм в море и ненадежность истребителя, ночью с десантным отрядом в море (со стороны Новороссийска) и на рассвете 10-го ноября высаживает десант в районе Алушты. По независящим причинам этот подвиг т. Папанина не был своевременно отмечен. Поэтому в ознаменование годовщины Красной Армии мы с большим удовлетворением отмечаем вышеуказанный подвиг и представляем тов. Папанина к награждению орденом Красного Знамени. Бывший член Реввоенсовета Южного фронта Бела Кун При сем прилагаю справку бывшего Командующего Крымской Повстанческой Революционной Армией Мокроусова. Что касается аФтора, то человек, передергивающий карты или факты называется одинаково. У картежников для таких случаев на столе стоял б-о-л-ь-ш-о-й канделябр, у историков такого средства воздействия, увы нет. Пару раз мне попадалась писанина сего господина, после чего из соображений гигиены я его в упор не замечаю и естественно не читаю».
Отметим следующие моменты: «товарищ» по традиционно присущей левакам хамской манере не преминул высказать свое негативное отношение к моей скромной персоне – тут тебе и сравнение с карточным шулером (в карты, как верующий человек, не играю, и ранее никогда не играл, поэтому принцип этой игры для меня знаком поверхностно), и использование языка «падонкофф» (написание слова «автор»). Лично мне все понятно.
Что же касается того, надо ли читать мои очерки или нет – это личное дело каждого. Не при социализме, часом, живем, когда чтение тех или иных авторов (понятно, каких) было для всех обязательным.
Остановимся на моменте, где критик пытается объяснить вручение Ордена Красного Знамени Папанину не участием в казнях, а исключительно ратными подвигами. Цитируемый документ мне известен.
Я его еще и дополнить могу:

Грамота о награждении Папанина Орденом Красного знамени. Подписана заместителем Троцкого Эфраимом Склянским. Это тот самый, который заявил накануне: «Война продолжится, пока в Красном Крыму останется хоть один белый офицер». Дата выдачи грамоты - 4 января 1924 г. Примечательна формулировка: "за отличие в бою против врагов Социалистического Отечества".
Сам орден Папанин получил раньше - в 1922 г.

И после этого вспоминаем, что "доблестным ветеранам борьбы на внутреннем фронте" награды официально вручались именно с такими формулировками, без конкретизации, что это были за "отличия".
Там, где от этого принципа отходили (как в случае с начальником Крымской ударной группы Е.Г. Евдокимовым) награды вручались безо всякого публичного разъяснения, за что они были получены. На наградном списке Е.Евдокимова командующий Южным фронтом Михаил Фрунзе оставил свою резолюцию:
«Считаю деятельность т. Евдокимова заслуживающей поощрения. Ввиду особого характера этой деятельности проведение награждения в обычном порядке не совсем удобно».
Понимаете? Не совсем удобно было о собственных преступлениях палачам объявлять. Им (точнее, их духовным наследникам) и сейчас не очень удобно - вот и клепают мифы о "красном проекте", о большевиках-спасителях России (от русских, надо полагать?). 
Понятное дело, после того, как Папанин вышел из психиатрической клиники, и более не смог заниматься расстрельной «работой», начальство решило его поощрить таким образом, а дабы не будоражить товарища, написали в представлении про "боевые заслуги". 
Не соответствует действительности и заявление критика о том, что Папанин в расстрелах, конечно, участвовал, «но не в расстрелах пленных белогвардейцев, ими Крымский ЧК не занимался».
Прежде всего, обращаю внимание на то, что в своем посте я написал, что Папанин служил в ЧК именно тогда, когда в Крыму осуществлялась масштабная бойня сдавшихся в плен офицеров и солдат Русской армии, беженцев, а также "представителей свергнутых классов", а не о том, что Папанин расстреливал именно пленных белогвардейцев. Хотя контингент репрессируемых в Крым ЧК был примерно таким же, что и у особых отделов – офицерство, дворяне, студенты, сестры милосердия, священники, и прочие «классово чуждые». Это подтверждается и данными книг памяти жертв политических репрессий по АРК, и самими воспоминаниями И.Д.Папанина (он пишет о том, как заступался за арестованных гардемаринов).
Папанин ведь сам был из партизан, с белыми воевал серьёзно и дела на участников Белого движения были для него логичным продолжением боёв Гражданской войны. Правдиво ли то, что он заступался и возражал против необоснованных приговоров? Все может быть. У каждого чекиста собственный градус садизма. Мы ведь даже представить себе не можем, что творилось там, в крымских расстрельных подвалах. И уж если Папанин пишет, что его зам ударил заключенного, или какой-то из следователей без разбора приговаривал всех проходивших через него узников к смерти, то вполне очевидно, что это следы совсем других по масштабу расправ.
Естественно, все перечисленное нисколько не ставит под сомнение научные изыскания И.Д. Папанина в бытность полярным исследователем, а также их ценность.
Но ведь и командир одной из рот 118-го полицейского батальона у гитлеровцев, причастного к уничтожению деревни Хатынь, гауптман Ганс Вельке — тоже был чемпионом Олимпийских игр 1936 г. по толканию ядра. Или его латвийский «коллега»
Герберт Цукурс, в свое время совершивший беспрецедентный перелет из Латвии в Западную Африку, объявленный за это национальным героем, а в годы Второй мировой участвовавший в массовых убийствах евреев. Служат ли спортивные достижения этих персон оправданием их преступлений? Мне думается, ответ очевиден.
Тоже самое и Папанин. Помня о его полярных заслугах, не стоит забывать и о других, значительно менее приглядных вещах, и уж тем паче оправдывать их тем, что впоследствии он стал великим полярным исследователем.
Tags: Красный террор, Крымcкий геноцид, контрпропаганда, чк-огпу-нквд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments