d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

"Строго секретное правительственное задание"

На днях прочитал вот эту книжку (и заодно ее пиарю):
Сборник документов по делу Берии. Протоколы его допросов и т.п. Весьма информативное чтиво. Большая часть - про бериевские похождения, про его ловлю женщин и изнасилования. Но есть и другое. Вот, протокол допроса одного из его подельников, в котором рассказывается о тайных убийствах по указу шефа:
__
Протокол допроса Л.Е. Влодзимирского
2 сентября 1953 года [старший] помощник главного военного прокурора полковник юстиции Иванов допросил в качестве обвиняемого
Влодзимирского Льва Емельяновича.
Допрос начат в 13 часов.
ВОПРОС: О каких случаях негласного изъятия или уничтожения граждан вам известно?
ОТВЕТ: Такие случаи негласного изъятия и ареста граждан, возможно, и были, но я знаю только об одном, а именно об изъятии гр[ажданки] Симонич-Кулик, в котором я участвовал.
Мне известен один факт, когда двух арестованных, мужа и жену, отвезли недалеко от Тбилиси и там уничтожили пол видом автомобильной катастрофы. Об этом сразу же было объявлено в тбилисских газетах как о несчастном случае. В этой операции принимал участие и я. Фамилии уничтоженных лиц я не помню.
ВОПРОС: Расскажите, кто и когда вам давал указания по уничтожению этих лиц и кто с вами в нем участвовал.
ОТВЕТ: В июле или в августе 1939 г. меня, Церетели и Миронова (начальника внутренней тюрьмы) вызвал к себе Берия. У него тогда находились Кобулов Б. и Меркулов. Берия поручил нам троим выполнить строго секретную операцию по уничтожению двух лиц, которые являются шпионами. Тогда же у Берии или Кобулова был разработан план ликвидации этих лиц. Во всяком случае, этот план был утвержден Берией. Старшим группы был назначен Церетели. Согласно этому плану мы получили вагон с салоном. Начальник внугренней тюрьмы привез двух арестованных, мужа и жену, которые были помещены в разные купе. Двери этих купе держали приоткрытыми, и я, Церетели и Миронов поочередно сторожили арестованных в коридоре. В этом вагоне мы следовали с поездом из Москвы в Тбилиси, а затем далее на Батуми. В пути на одном из перегонов за Тбилиси Миронов и Церетели убили арестованных ударами молотков по затылку. Сначала мною был выведен из купе в салон арестованный мужчина, который в салоне был убит Церетели и Мироновым, а затем таким же порядком мною в салон была доставлена арестованная гражданка, которая ими же была убита.
На одном из полустанков на рассвете нас встретил с двумя автомашинами Рапава. Мы вынесли трупы и, поместив их в одну из машин, отвезли на дорогу к обрыву у крутого пово¬рота дороги. Шофер на ходу выскочил, а машина с трупами свалилась в обрыв и разбилась. После этого мы уехали с места происшествия, и все остальное по инсценировке автомобильной катастрофы и се расследованию организовал Рапава.
ВОПРОС: О результатах выполнения задания вы докладывали Берии и Кобулову?
ОТВЕТ: О результатах выполнения задания Церетели докладывал Берии и Кобулову. Сам я, возможно, разговаривал с Кобуловым о том, как была выполнена эта операция.
ВОПРОС: Какие поощрения вы имели от Берии за эту операцию?
ОТВЕТ: Весной 1940 г. я был награжден орденом «Красное Знамя». Мне тогда не говорили, за что я награжден. Возможно, что я был награжден орденом за эту операцию.
ВОПРОС: Скажите, Влодзимирский, откровенно, не вы ли являлись старшим в этой группе и не вы ли лично убили арестованную гражданку Бовкун-Луганец Нину Валентиновну?
ОТВЕТ: Старшим в группе был не я, а Церетели. Гр(ажданку) Бовкун-Луганец. фамилию которой я теперь вспомнил, убивал не я. Однако я принимал участие в этом деле ликвидации мужа и жены Бовкун-Луганец.
ВОПРОС: Вам оглашаются выдержки из показаний Церетели от 1 сентября 1953 г. Церетели показал:
«Старшим в этом деле был Влодзимирский. Я помню, что вагон был необычным, в вагоне был даже салон, всего нас в вагоне было пять человек — нас трое и мужчина с женщиной, последние ехали в разных купе. Не доезжая г. Кутаиси, мы ликвидировали этих лиц. Влодзимирский молотком убил женщину, а я молотком ударил по голове мужчину, которого затем третий наш сотрудник придушил. Этот же сотрудник сложил затем тела в мешки и [их] переложили на автомашину. Рапава же в соответствии с полученным заданием организовал автомобильную «катастрофу»... Что это были за лица, которых мы ликвидировали, я не знаю. После выполнения задания Влодзимирский мне рассказывал, что это были муж и жена, что этот человек работал где-то за границей...»
Вы подтверждаете показания Церетели?

ОТВЕТ: Я утверждаю, что старшим в нашей группе был Церетели, который знал местные условия и тогда был старше меня по званию. Возможно, что я передавал Церетели то, что мне рассказывал о них Кобулов Б. Я помню, что я спрашивал Кобулова после ухода от Берия о том, чем вызвана ликвидация этих лиц. Кобулов мне разъяснил, что эти лица — Бовкун-Луганец и его жена — работали за границей, являются крупными шпионами и что их ликвидация необходима для дезинформации иностранной разведки, чтобы она не знала, что Бовкун-Луганец и его жена были арестованы.
Я входил в группу и принимал участие в ликвидации Бовкун-Луганец и его жены, но сам я ее не убивал, а в это время наблюдал за тем, чтобы никто из железнодорожников не прошел к нам в вагон из другого вагона. Трупы мы выносили, взяв их под руки, и в мешки их не прятали.
ВОПРОС: В каких убийствах по заданию Берии и Кобулова и вместе с кем вы ешс участвовали?
ОТВЕТ: Я не участвовал в других случаях ликвидации граждан, а этот случаи я не считал убийством, а рассматривал его
как оперативное задание. Берия упоминал, что это строго секретное правительственное задание.

Дело Лаврентия Берии: Сборник документов / Под общей ред. О.Б. Мозохина. - М.: Кучково поле, 2015. - с.196-199
Tags: Берия, книги, советские нравы, чк-огпу-нквд
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author