d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

"Чёрные" археологи наваляли "белым"

Урочище Артезиан на территории Ленинского района, близ посёлка Чистополье, - известный памятник истории. Открыто оно было в середине прошлого века восточно-крымским отрядом Причерноморской экспедиции.
Каждое лето, начиная с 1987 года, "копать Артезиан" приезжает экспедиция Московского педагогического государственного университета, которой руководит профессор, заведующий кафедрой истории древнего мира и средних веков МПГУ Николай Винокуров. Приехали россияне и этим летом, чтобы продолжить начатое - раскопки единственного городища Северного Причерноморья. Археологи торопятся спасти его от разграбления. В прошлые годы раскапывали некрополь - нашли много мисок, кувшинов, керамических и стеклянных, ножей, подвесок, фибул, заколок, терракотовых статуэток. Все находки сдали в Керченский государственный историко-культурный заповедник. Артезианской экспедиции посвящён отдельный стенд музея, где выставлены наиболее ценные находки, кроме драгметаллов, которые хранятся в "золотой" кладовой.
И работали бы себе российские учёные дальше, если бы не вечный бич всех крымских раскопов - "чёрные" археологи, которых "белые" называют просто грабителями. "Чёрные" проведали о сокровищах Артезиана и ринулись сюда в поисках наживы. Варварскими методами, нарушая все правила археологических раскопок, они тащат отсюда всё, что может представлять хоть какую-то ценность. Конечно, экспедиция Винокурова с этим безобразием мириться не могла. И не стала. Честные археологи 11 июля дали отпор нечестным.
- Была уже ночь, когда мы увидели на некрополе блуждающие огни фонарей, - вспоминает начальник экспедиции Николай Винокуров. - Сразу поняли - грабители. Впятером - волонтёры, учёные и я - прыгнули в машину и рванули туда - лагерь стоит в балке, в двух километрах от некрополя. Когда мы приехали, двое с фонарями спешно прятали в автомобиль лопату и металлоискатель. Они были слегка напуганы, но когда мы представились и они поняли, что имеют дело не с опергруппой и не с конкурентами, а с археологами, расслабились. Меня удивило, что это были достаточно взрослые люди. Как правило, грабители обычно моложе, этим же было за сорок. Ещё поразила наглость, с которой они держались. Оба, и водитель, и пассажир, были пьяные "в дрезину". Пока водитель прорывался к рулю, пассажир отмахивался от нас, безоружных, лопатой. Водитель бросил в машину металлоискатель, завёл двигатель, второй добрался до пассажирского места, где лежали три бутылки водки и электрошокер. Он его схватил, включил и стал орать: "Подойдёшь - долбану!". Водитель в это время с кем-то по телефону вёл оживлённый разговор. Я ему говорю: заглушите двигатель, вы что, людей будете давить? Сказал им, что они находятся на некрополе, что это место охраняемое, что в прошлом году по факту ограбления городища заведено уголовное дело, и, может быть, они и есть те, кого по этому делу ищут. Сказал, что сюда уже едет опергруппа. Они в ответ заржали, пассажир скомандовал: "Вперёд!". Машина рванула. Наши жизни спасло то, что поле было перепахано и машина пробуксовала. Мы успели отскочить, но один из нас, волонтёр Пётр Афанасьев, отскочить не успел - его зацепило машиной.
Грабители скрылись на автомобиле. Археологи подняли своего товарища, прыгнули в "УАЗ" и погнались следом, по пути сообщив оперативникам номер машины и приметы грабителей. Но те неслись, как бешеные, и смогли оторваться, а Петра надо было срочно везти в больницу: у него была порезана рука, болела голова.
Волонтёра госпитализировали с ранами и сотрясением головного мозга, освидетельствовали, что травмы получены в результате ДТП. Оставив Петра на попечение врачей, его товарищи возвращались в лагерь, когда по пути увиделимашину грабителей, а рядом с ней - красные "Жигули" и милицейский "УАЗ". "Наконец-то их задержали", - обрадовались они и подъехали ближе. Милиция заинтересовалась новоприбывшими: "Вы те самые археологи? Мы должны вас задержать, вы напали на этих людей и причинили им материальный ущерб". Шокированные археологи позвонили начальнику экспедиции, тот попросил дать трубку начальнику правоохранителей.
- Дознаватель мне по телефону сказала, что она сейчас возьмёт у всех пояснения и приедет к нам в лагерь, - рассказывает Винокуров. - Два часа моих ребят опрашивали. Потом они позвонили, сказали: ставьте чайник, мы возвращаемся. Потом перезвонили, кричат: Николай Игоревич, они неожиданно свернули и едут на место происшествия! Мы - в машину. Примчались раньше, смотрим, едут грабители, красные "Жигули" с людьми в штатском, а за ними - опергруппа. Правоохранители остались в "УАЗе" заполнять бумаги. Смотрю: гражданские из "жигулёнка" и грабители бродят по месту происшествия, втаптывают в землю осколки дверного стекла, затаптывают следы. Тот, что замахивался на меня лопатой, показывает застарелый, заросший шрам на голове и говорит, что его избил бородатый, то есть я. Хотя я его и пальцем не тронул.
Через три дня после происшествия, 14 июля, в лагерь наведались посетители. В одном из них археологи узнали гражданина, приезжавшего в прошлый раз на красных "Жигулях". Он с ходу заявил археологам: мол, зря вы затеяли всю эту бодягу, грабителям всё равно ничего не будет.
- Зашёл на керамическую площадку, на которую доступ даже нам ограничен, - вспоминает один из членов экспедиции. - У нас на глазах взял из тачки горло и ручку амфоры, сел в машину и уехал. Правда, на следующий день, после того, как начальник экспедиции написал заявление в милицию, артефакты были возвращены на место.
Милиция о ходе разбирательства рассказывает скупо. Исполняющий обязанности начальника Ленинского районного отделения милиции Евгений Обломов сообщил нашему корреспонденту, что заявление принято только у одной стороны - археологов, товарищ которых пострадал в ДТП.
- На днях будет судебно-медицинская экспертиза, по её результатам, думаю, возбудим уголовное дело по факту нанесения телесных повреждений или по "хулиганке", - говорит Обломов. - Тут дело запутанное: одна сторона говорит, что они просто проезжали мимо, когда их остановили и напали с лопатами и кирками. Вторая сторона утверждает, что граждане проводили незаконную раскопку и пытались скрыться, сбив их товарища. Если бы они их задержали, когда те копали, было бы проще что-то доказать. В общем, будем разбираться.
Позднее Обломов сообщил нашему корреспонденту, что уголовное дело об избиении сотрудника Артезианской археологической экспедиции Петра Афанасьева возбуждено не будет.
- Это не ДТП, потому что было не на дороге, и не такое хулиганство, чтобы возбуждать дело: ему нанесены лёгкие телесные повреждения, - сказал Обломов. - Если хочет, может обращаться в суд в частном порядке. Против людей, которых археологи посчитали грабителями, тоже ничего возбуждаться не будет: они не проводили раскопок, а просто остановились возле ручья.
Россиянам же не остаётся ничего другого, как ждать и давать объяснения. Винокуров говорит: эти грабители за всю многолетнюю историю работы экспедиции на Артезианском урочище - самые дерзкие.
- В этом году это были первые визитёры. А в прошлом - грабители разорили, что могли, ещё весной, до того, как мы приехали, - говорит он. - Мы потом вывезли из перерытых ими раскопов более ста кубометров перелопаченного грунта. Представьте, какие объёмы! В предыдущие годы сами ловили и сдавали грабителей в милицию. Раскоп без охраны - это беда, грабят и могильники, и городище. Возбуждено уголовное дело по поводу его разграбления в прошлом году, но причастные лица не установлены. Обидно за работу, за историю и за Украину, в которой так цинично попирают закон.
Заместитель председателя Республиканского комитета по охране культурного наследия Крыма Вячеслав Зарубин, комментируя ситуацию, снова поднял вопрос о создании на базе СБУ или МВД специального подразделения по защите городищ от уничтожения. Чтобы можно было позвонить по мобильному телефону и вызвать наряд милиции.
- А как археологи смогут защитить раскопы сами, если грабители такие наглые? - сказал чиновник. И тихонько добавил: - Помогите ребятам, их очень нужно защитить.
Валентина ВОРОБЬЁВА.
Фото с сайта www.kerch.fm На фото: Раскопки городища Артезиан.

Наша справка

Территорию урочища Артезиан люди освоили ещё в эпоху каменного века. В V веке до нашей эры урочище стало важной экономической и стратегической базой Боспорского царства. Исследователи полагают, что на месте городища располагалась древняя Пароста, упомянутая римским автором Плинием и греческим географом Клавдием Птолемеем. Пароста в переводе с древнеиранского означает "стоящая впереди". Артезиан было в своё время форпостом в сложнейшей системе боспорских укреплений - валов и рвов, усиленных крепостями и фортами, оберегавших жизненно важные центры Боспорского царства от жаждущих добычи кочевников, вторгавшихся в Крым со стороны Перекопа. Поселение просуществовало вплоть до V века нашей эры. Здесь жили греки, скифы, в VIII-IX веках селились племена кочевников, в XIII-XVII веках - татары. В XIX веке здесь было православное кладбище.
При раскопке курганов найдены десятки погребений, оставшихся со времён киммерийцев и средних веков, жертвенные комплексы и хозяйственные ямы античного и средневекового времени. 
 

http://www.kp.crimea.com/newspaper_details.php?mode=report&newspaper_id=3146


Tags: Крым, беспредел наших дней
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments