?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Красные партизаны в Сибири без грима и ретуши
d_v_sokolov
Пиарю новые статьи от известного новосибирского историка А.Г.Теплякова. О том, что представляли собой красные партизаны в колчаковской Сибири и те, кто с ними боролся. Материалы в высшей мере информативные, и надеюсь, что автор когда-нибудь объединит их в целую книгу. Мне-то уже спорить, доказывать упоротым зомби, что они заблуждаются, поднимая на щит людоедов, не кажется перспективным. Но эти материалы очень хорошо вытаскивать, когда какая-нибудь скудоумная левацко-агитпропная нечисть начнет копипастить приказы генерала Розанова или еще какое-нибудь фэнтези на тему "ужасов колчаковщины".  На самом деле - вопрос уже можно закрывать. После того, как Тепляков провел по Семенову (одному из самых по версии совдепа, страшных белых атаманов) - ликбез и выявил, что реальные безобразия преувеличены либо выдуманы. В разы.
(См., для примера: http://rusk.ru/st.php?idar=76859).
Факты свидетельствуют, что реальные белые безобразия в Сибири - это всего лишь реакция правительства, армии и власти - на абсолютно дичайший разгул красного бандитизма. Красные партизаны в Сибири - это реально преступная среда, сборище садистов, уголовников, и просто маргиналов. Которые творили поистине средневековые зверства: распиливали людей пилами, вырезали целые семьи, насиловали, а потом изощренно убивали. Короче, творили полную полпотовщину. В этой связи то, что делали военные отряды Колчака - это за вычетом перекосов (которые есть на любой антипартизанской войне) - суть предел гуманизма и толерантности.
Ниже даны 2 новых материала историка, опубликованные на "Русской стратегии". Первый - о сексуальном насилии партизан в Сибири и на Дальнем Востоке, второй - о том, как большевики после разгрома белых в Сибири расстреливали колчаковских офицеров и чиновников. В обоих случаях автор развенчивает мифы (безжалостно и с фактами). Лично я считаю его работы исключительно ценными, и надо распиаривать на уровне мейнстрима. Делать реальный ликбез - а то надоело верещание леваков о том, какие нехорошие колчаковцы, бедняжек партизан слегка постреляли. Факты свидетельствуют, что реально - именно слегка постреляли и потрепали на фоне того, что творили партизаны (точнее правильно написать - красные уголовные банды). Т.е. явно не дотягивал масштаб насилия правительства против разгула красной пугачевщины. И зная о том, что представляли собой т.н. "партизаны" - совсем иначе смотришь на жесткие, но обоснованные в принципе действия власти Верховного правителя. Партизаны - это не невинные жертвы. Это реальные преступные группировки, по уровню жестокости даже превосходящие структуры власти большевиков.

Итак, первый материал:
http://rys-strategia.ru/publ/a_g_tepljakov_sotni_devushek_stali_zhenshhinami_massovoe_seksualnoe_nasilie_so_storony_partizan_sibiri_i_dalnego_vostoka_1918_1920_gg/1-1-0-2412

Цитата:
Во время погрома барнаульского Богородице-Казанского женского монастыря партизанами в конце 1919 г. «многие монахини были убиты, изнасилованы»; некоторым из них удалось бежать (Новая жизнь (с. Павловское Алтайского края). 2004. 2 окт.). Известный мемуарист, описывая обнаружение многочисленных останков замученных белых на берегу одного из притоков Енисея весной 1920 г., отметил: «…Мы наткнулись на труп истерзанной женщины, с первого взгляда на который было понятно, что пришлось пережить несчастной, прежде чем благословенная пуля положила конец надругательствам» (Оссендовский Ф. И звери, и люди, и боги. – М., 1994. С. 60). В конце 1920 г. партизаны Н.А. Каландаришвили не только грабили аборигенное население, но и насиловали бурятских женщин и девушек (Кузьмин С.Л. История барона Унгерна… С. 85).

Бывший алтайский партизан честно упомянул сразу о нескольких эпизодах групповых насилий со стороны дивизии И.Я. Третьяка в Бийском уезде, относящихся ко второй половине 1919 г.: «Партизанские полки простояли в [с.] Смоленском около десяти дней и снова ушли на Алтайск... После их ухода остались не один десяток порушенных девок и забрюхатевших баб…» Когда партизаны в декабре 1919 г. в очередной раз захватили станицу Чарышскую, «сотни девушек стали женщинами, а женщины сделались невольными изменницами своим мужьям» (Швецов В.Н. Горькая новь. Омск, 2006. С. 118). Объективность воспоминаний В.Н. Швецова подтверждается документами. Казаки Бийской линии, жалуясь в ревкомы, в феврале 1920 г. утверждали, что в казачьих посёлках партизанами совершается масса изнасилований, девушки и женщины вынуждены прятаться, «развиваются всевозможные венерические и прочие заболевания» (Исаев В.В. Казачество Бийской линии в революции и гражданской войне. Барнаул, 2004. С. 153–154). Комиссар юстиции Алтгубревкома 30 декабря 1919 г. отмечал, что «стоящие в станице Антоньевской части производят насилие над казачками» и требовал, чтобы начдив Ф.И. Архипов предал виновных суду трибунала, а командиров частей отдал под суд за бездействие (Кокоулин В.Г. Алтай в годы революции, Гражданской войны и «военного коммунизма» (февраль 1917 – март 1921 гг.). Новосибирск, 2013. С. 275). Это распоряжение было саботировано.

Не лучше относились к слабому полу бойцы Западно-Сибирской крестьянской красной армии. Осенью 1919 г. при взятии ст. Аул партизаны насиловали женщин, что, вслед за белой прессой, признавал и командир корпуса И.В. Громов (Мамонов). Он же зафиксировал факты многочисленных партизанских бесчинств и при захвате ст. Рубцовка, когда, например, «командир роты 2-го полка Сыропятов… изнасиловал жену железнодорожного рабочего Филимонова и пристрелил ее» (Архив УФСБ по Новосибирской обл. Д. П-4066. Л. 225; ГАНО. Ф. П-5. Оп. 2. Д. 1035. Л. 28–29).

Массовыми изнасилованиями были отмечены похождения отрядов Г. Рогова (Кузбасс, Алтай) и Я. Тряпицына (Сахалинская обл.), причём центрами оргий становились штабы. О массе изнасилований в Кузнецке Томской губ. в декабре 1919 г. сообщала чекистская информационная сводка (Сибирская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. Том 1. 1918–1922. Документы и материалы. М.: РОССПЭН, 1998. С. 257). Роговцы врывались в дома и уводили с собой женщин и девочек, отдавая их на зверскую потеху, в т. ч. прямо в своём штабе. В партизанских мемуарах сохранились имена некоторых жертв: «18-летнюю учительницу Инну П., дочь одного из сожженных в соборе попов, вызвали “по срочному делу” в штаб и там насиловали. Она заболела нервным расстройством. 19-летнюю девушку Поласухину насиловали у нее на квартире. Девушка едва не сошла с ума и вскоре умерла от потрясения. 52-летнюю вдову тюремного чиновника Сычеву также насиловали на квартире» (ГАНО. Ф. П-5. Оп. 2. Д. 1166. Л. 100). Местами подобных оргий были штабы и тряпицынских партизан. Привыкшие к диким вакханалиям тряпицынцы в захваченном с. Сусанино, согнав в одно помещение, изнасиловали всех девушек, после чего хотели свои жертвы сжечь живьём, но их отбили другие партизаны (Фефилов П.Л. Что мы знаем о Якове Тряпицыне и тряпицынщине // Хлебниковские чтения. Гражданская война на Дальнем Востоке. Образ Тряпицына в романе Г.Н. Хлебникова «Амурская трагедия». Вып. 1. Комсомольск-на-Амуре. 2010. С. 84).

Партизаны часто насиловали малолетних, зачастую затем их убивая. Знаменитая оперная певица Вера Давыдова пережила тряпицынщину в 14-летнем возрасте и рассказывала николаевскому краеведу В.И. Юзефову, что после эвакуации её тут же схватила группа партизан, силой отделив от родителей, для якобы отправки в «штаб». Крики матери привлекли одного из партизанских главарей, который узнал в ней свою бывшую учительницу и вмешался. При поспешном бегстве из осаждённого японцами Николаевска-на-Амуре тряпицынцы о своих сексуальных потребностях тоже не забывали. Н.Д. Колесникова вспоминала: «Выезд из Николаевска со своими семьями девушек с 16-летнего возраста был запрещён. Они должны были идти тайгой вместе с партизанами. На моё счастье мне было всего 13 лет» (Юзефов В.И. Годы и друзья старого Николаевска: сб. очерков и новелл о Николаевске. Хабаровск, 2005; Колесникова Н. Дуновение жизни // Словесница искусств (Хабаровск). 2008. № 21–22. С. 24).

Массовая охота на девочек, девушек и женщин, заканчивавшаяся не только изнасилованиями, но и жестокими убийствами, особенно была характерна для погрома в Николаевске-на-Амуре и последующих тряпицынских бесчинств (РГАСПИ. Ф. 372. Оп. 1. Д. 1205. Л. 28). Летом 1920 г. в Амгуни было выловлено множество трупов, преимущественно женских и детских: «Плыли женщины, дети и редко мужчины – с обрезанными ушами, носами, отрубленными пальцами, с резаными, колотыми штыковыми ранами» (Колесникова Н. Дуновение жизни... С. 28). Один из актов, составленных в с. Удинском в начале июля 1920 г., зафиксировал обнаружение тела Мозгуновой, девушки 15–17 лет, с восемью кинжальными ранами в области груди (РГАСПИ. Ф. 372. Оп. 1. Д. 1205. Л. 118).


И второй материал:
http://rys-strategia.ru/publ/a_g_tepljakov_rasstrel_vragov_revoljucii_osobyj_otdel_vchk_5_j_armii_protiv_belykh_oficerov_i_kontrrazvedchikov_1920_g/1-1-0-2462
"Для многих современных историков очевидно, что за привычной обвинительной формулой «участие в белых карательных отрядах» вовсе не обязательно скрываются преступления колчаковского режима против повстанческого движения, действовавшего с пугачёвским размахом и свирепостью. В партизанских мемуарах нередки откровенные признания в исключительной жестокости красных повстанцев не только к врагам, но и колеблющимся. Видный соратник действовавшего на Алтае и в Кузбассе Григория Рогова В.М. Голев вспоминал: «Да, мы действительно были страшны и беспощадны к тем, кто был против нас или топтался на одном месте» . Партийный работник К.В. Цибульский, воевавший в Томской губернии, в конце 1921 г. заявлял, что «…сам был зверем-партизаном при Колчаке. Повзводно вел расстрелы золотопогонников и т. д…» Легендарный алтайский предводитель И.В. Громов (Мамонов) спокойно описывал расправу с семьёй заложников, включая детей: «Расстреливали не считаясь с их возрастом и полом, пусть бы родился в этот-же день, один черт – уничтожали…» Другой алтайский партизан уверял, что, в отличие от «ребяток» того же кровожадного Рогова, в его отряде убивали врагов правильным образом, без издевательств, и бегло отметил стандартную процедуру: «У наших ребяток был совсем другой прием: садишь на колени[,] голову шашкой махнул и готово» . Третий тоже не считал массовые казни криминалом: «Пленных дивизия редко брала, большинству головы отрубали…» Поэтому действия белых карателей нередко носили ответный характер и далеко не всегда достигали той жестокости, которая повсеместно бушевала в красной партизанщине".


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.