d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Category:

Сталин санкционировал убийство Королева

В марте 2002 г. Международное общество "Мемориал" и Архив Президента РФ выпустили электронный диск "Сталинские расстрельные списки". Это – списки лиц, судьбу которых предрешали члены Политбюро ЦК ВКП(б) – И.В.Сталин, В.М.Молотов, Л.М.Каганович, К.Е.Ворошилов, А.Микоян, С.Косиор и кандидаты в члены Политбюро А.А.Жданов и Н.И.Ежов (подписи других членов Политбюро на этих списках отсутствуют). Эти 383 списка, составившие 11 томов, были обнаружены в 1954 г. и переданы из МВД в Президиум ЦК КПСС, а оттуда перешли "по наследству" в Архив Президента РФ. До декабря 1999 г. эти списки носили гриф "секретно". Ныне, благодаря усилиям "Мемориала" и сотрудников Архива Президента РФ, к этим спискам, наконец, получили доступ историки.
Публикация этих списков проливает дополнительный свет на механику террора. Списки готовились в недрах НКВД и поступали на согласование в Политбюро. Затем дела лиц, включенных в эти списки, рассматривала Военная Коллегия Верховного Суда СССР, которая на основе закона от 1 декабря 1934 г. (без защиты, без обжалования приговора, с немедленным приведением приговора в исполнение) принимала решение о приговорах. Как правило, это был расстрел, или, реже, осуждение к разным срокам заключения, или направление дела на доследование. В обнаруженные списки попало 44 тыс. чел. и на 39 тыс. из них Сталиным, Молотовым и др. была дана санкция осуждения по "первой категории". "Первая категория" означала, что члены Политбюро не возражают против расстрела этих людей. Далее дела рассматривала ВКВС СССР, заседание длилось обычно 10 минут, после чего члены Военной коллегии удалялись и выносили приговор (обычно расстрел), не подлежащий обжалованию и приводимый в исполнение в тот же день. ВКВС выносила расстрельный приговор примерно 80-90% обвиняемым из списков по "первой категории".
     Историкам еще долго придется исследовать эти списки, выяснять их полноту, принципы формирования и судьбы включенных туда лиц, а также искать другие, пока не обнаруженные, списки (например, списки 1936 и 1939 гг., о существовании которых известно из сопроводительных писем наркомов внутренних дел Н.И.Ежова и Л.П.Берии).
Обнародованные "Мемориалом" и Архивом Президента РФ расстрельные списки приоткрывают завесу над еще одной трагической стороной истории отечественной космонавтики – члены Политбюро дали санкцию на расстрел ведущих специалистов ракетной техники – Г.Э.Лангемака, И.Т.Клейменова и С.П.Королева. Директор РНИИ–НИИ-3 (1933-37) И.Т.Клейменов и главный инженер Р.Э.Лангемак были арестованы 2 ноября 1937 г. и расстреляны, соответственно, 10 и 11 января 1938 г. Из опубликованных "Мемориалом" документов следует, что санкция на их расстрел была дана 3 января 1938 г. четырьмя членами Политбюро ЦК ВКП(б) – А.А.Ждановым, В.М.Молотовым, Л.М.Кагановичем и К.Е.Ворошиловым. В этот же день эта группа лиц подписала 22 списка общей численностью 2771 чел. (в том числе 2548 чел. по 1-й категории и 223 по 2 категории). Все эти списки были представлены нач. 8 (учетно-регистрационного) отдела ГУГБ НКВД СССР ст. майором ГБ В.Е.Цесарским (сам расстрелян в 1940).
23 марта 1938 был арестован В.П.Глушко, а 27 июня 1938 С.П.Королев. Следователям лейтенанту ГБ Шестакову, сержантам Быкову и Харитоненкову удалось добиться от обоих признательных показаний во вредительстве (они шантажировали арестами родных). От своих "признаний" Глушко и Королев затем отказались и отстаивали свою полную невиновность. "Вещественных доказательств по делу нет" – такие записи есть и в деле Глушко и Королева. Тем не менее личного признания оказывалось достаточно для вынесения обвинения в "активной вредительской работе", а затем и приговора, в соответствии со средневековым юридическим принципом. Второй опорой обвинительного заключения кроме личного признания являлась согласно установленной процедуре техническая экспертиза "вредительства". Акт технической экспертизы с прямым обоснованием вредительства Глушко и Королева был подписан инженерами НИИ-3 А.Г.Костиковым, Л.С.Душкиным, М.П.Каляновой и А.Н.Дедовым. 

Подписи членов Политбюро на расстрельном списке, в котором был С.П.Королев

В результате 25 августа 1938 г. Прокурор СССР А.Я.Вышинский утверждает обвинительное заключение по делу Королева. Как следует из документов, опубликованных "Мемориалом" и Архивом Президента РФ, в сентябре 1938 г. С.П.Королев был включен в расстрельный список "Москва-центр" на 74 чел. (под номером № 29) (АП РФ, оп.24, д.419, л.170). Список был представлен нач. 1-го спец. отдела НКВД СССР И.Шапиро (сам расстрелян в 1940). 25 сентября 1938 г. И.Сталин, В.М.Молотов, Л.М.Каганович и К.Е.Ворошилов подписывают этот и еще несколько списков без каких-либо замечаний. Сталин пишет "За" и расписывается. За ним расписываются Молотов, Каганович и Ворошилов. Тем самым эта группа лиц дала санкцию на убийство Королева и еще 73 человек из этого списка. После этого уже от них не зависело, останется ли жив кто-либо из них, в том числе Королев, или нет. С этого момента их судьба – в руках членов Военной Коллегии Верховного Суда.
Уже на следующий день после получения санкции членов Политбюро – 26 сентября следует конфискация имущества С.П.Королева, а также семейных денежных средств. В этот же день происходит предварительное заседание ВКВС СССР, на котором С.П.Королев был ознакомлен с обвинительным заключением.
27 сентября прошло само решающее заседание ВКВС СССР в составе В.В.Ульриха (председателя), бригвоенюристов Детистова и Дмитриева (члены ВКВС), военного юриста 2-го ранга Козлова (секретарь), которое решило судьбу 74 обвиняемых из списка "Москва-центр", в том числе Королева. Из этого списка Военной Коллегией Верховного Суда СССР на заседании 27 сентября были приговорены к смертной казни не менее 59 человек, в том числе: военный инженер 1-го ранга главный инженер 14-го отдела НОП СССР Н.Н.Кондратьев, военный инженер 2-го ранга нач. отдела Научно-испытательного ин-та инженерной техники РККА И.Р.Раинчик, ст. инженер технического отдела 2 ГУ НОП СССР К.И.Руберовский, нач. отделения 4-го отдела Автобронетанкового управления РККА Р.Р.Сакс, нач. 2-го отделения 2-го отдела Автобронетанкового управления РККА офицер царской армии К.К.Энман, сотр. НКИД, проф. Московского ин-та права В.Л.Левин, к.э.н., зав. кафедрой организации производства Всесоюзной промышленной академии проф. И.М.Бурдянский, директор Ин-та повышения квалификации руководящих культпросветработников Л.Д.Михайлов, полковой комиссар П.М.Колесников, нач. центрального Управления снабжения Наркомата связи СССР П.Л.Сульский, нач. Управления пром. предприятиями Наркомата связи СССР А.А.Соколенко, несколько работников Осоавиахима (В.С.Серебровский, интендант 2-го ранга Ф.А.Черняев), несколько сотрудников НКВД, а также ссыльный Н.Е.Янц (ранее был выслан из Ленинграда в Куйбышев, не работал) (все осуждены и расстреляны 27 сентября 1938 на спецобъекте НКВД "Коммунарка" (Калужское ш.)).
Королеву удалось избежать их участи – на этом заседании ВКВС он получил лишь 10 лет тюремного заключения с поражением в политических правах на 5 лет и конфискацией имущества (которое уже было конфисковано накануне). Королев был в шоке, он надеялся, что суд разберется. Знал бы он, что ВКВС имело санкцию Сталина на его расстрел!
Приговоры в отношении еще 14 человек из "списка Королева" пока неизвестны. Скорее всего, они были осуждены к разным срокам заключения или их дела отправлены на доследование. Известно, что спустя полгода один из них – отв. редактор журнала "Советская Арктика" М.Н.Бочачер – был приговорен к ВМН и расстрелян. Также один из этих 14 И.М.Комор-Кацбург дважды (19 апреля и 25 сентября) попадал в сталинские списки первой категории (т.е. с расстрельной санкцией членов Политбюро), но его дальнейшая судьба пока неизвестна.
В этот день ВКВС СССР не ограничилась расстрельными приговорами по этому списку, но дала еще 18 расстрельных приговоров по списку, завизированному членами Политбюро 12 сентября. Как следует из данных "Мемориала" (см.: http://www.memo.ru) 27 сентября 1938 в Москве и Московской обл. (на спецобъекте НКВД "Коммунарка") были расстреляны не менее 78 человек, в том числе 77 чел. по приговору ВКВС и 1 по приговору Военного трибунала войск НКВД. С.П.Королев мог стать 79-м расстрелянным в этот день. В этом случае он был бы расстрелян, очевидно, на с/о "Коммунарка" – там же, где в январе 1938 были расстреляны руководители РНИИ, ведущие специалисты реактивной техники Г.Э.Лангемак и И.Т.Клейменов.
Почему Королев остался жив? Что склонило чашу весов на заседании ВКВС в его пользу? Почему в сталинские списки не попал Глушко, арестованный ранее Королева, и также давший признательные показания? Почему Глушко 15 августа 1939 г. был оставлен "для работы в техбюро", а Королева в это время этапировали на Колыму, где он чудом не погиб? На эти вопросы пока нет ответа.
Уже с момента ареста Королева началась борьба за его освобождение. Огромную роль в этом, как следует из вышедшей в феврале 2002 г. двухтомной книги Н.С.Королевой "Отец" (кн.1-2, М.: Наука, 2002), сыграла его мать – М.Н.Баланина. Из этой замечательной книги, к которой мы обращаем читателя, перед нами встает титанический образ отца отечественной космонавтики.
 

К. А. Томилин

  Томилин Константин Александрович – старший научный сотрудник Института истории естествознания и техники им. С.И.Вавилова РАН
http://russcience.euro.ru/papers/korolev.htm

Tags: политические репрессии, сталинизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments