d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Белый Крест. Некоторые материалы

Оригинал взят у elena_sem в Белый Крест. Некоторые материалы

В Воронежской области открыли памятник солдатам Первой мировой

В Кирове установят памятник героям Первой мировой войны


Трудно поддаются пониманию современника события революции и не легко в них разобраться. Сам человек незаметно для себя меняется и прогрессивно опускается. Справится ли история с правильной оценкой этой страшной катастрофы, сомневаюсь. Прекрасное, великое и мудрое - образ и поведение Императора Николая Второго - причуд­ливо, сплетается с отвратительным, низким и пустым - поведением его предателей. Порывами в душе людей то проносится вера и надежда, мечты и радость, то охватыва­ет уныние, страх и отчаяние безнадежности.

Тот, кто покинул Севастополь в феврале, во время развала армии Деникина, едва ли узнал бы его 1-го октября 1920 года, когда я вернулся туда с Лемноса, оправившись от сыпного тифа, после шестимесячного пребывания в английском концентрационном лагере на положении неплененного военнопленного.

На якоре стоит эскадра в 120 кораблей с населени­ем около 130 тысяч человек. Малоазиатский берег с предместьем Мода и оригинальным маяком широко ку­пался в лучах склоняющагося к закату солнца. Мрамор­ное море, оправдывая свое название, играло переливами цве­тов своей пятнистой поверхности. Корабли были изолиро­ваны друг от друга, и слухи передавались отрывочно.

Население трюма нашего парохода все больше демора­лизовалось. Ширилась разнузданность и хулиганство. Глупые остроты, ругань, отрывок хамской песни. Трюм не отап­ливался и было холодно. Съедаемые паразитами люди полуголодали. Говорили о том, что «где-то и что-то» есть и что «там едят». Дикий эгоизм царил в каждом чело­веке. Зависть и злоба проявлялись друг к другу.

После мира, заключенного поляками с большевиками, Крыму угрожала несомненная опасность. Большевики перебрасывали с польского фронта громадные силы. Большевистские газеты открыто призывали коммунистов кинуть на фронт все лучшие силы, чтобы сбросить генерала Врангеля в море. Командование учитывало это положение и готовилось принять смертельный и, очевидно, последний бой. Ежедневно в управление с фронта прибывали врачи, фельдшера, сестры милосердия, и от них мы знали о положении фронта. Армия была в отличном состоянии. Дисциплинированная и героическая она железной броней стояла на своих позициях, сознательно и твердо выжидая вдесятеро сильнее противника. О бегстве и даже об отступлении не могло быть и речи. Это были последние стойкие борцы за свою Родину.

Узнав о том, что только что оправившийся от войны Парагвай созывает военных специалистов, в марте 1924 года Иван Тимофеевич отправляется в путь по зову сердца. Знакомый ему с детства по книгам и картам Парагвай предлагает достойные условия существования - восстановление в воинском звании, хороший оклад и уверенность в завтрашнем дне. Благодаря стараниям брата в Париже, Ивану Тимофеевичу удаётся пригласить выдающихся учёных и военных Российской Империи на службу их новой родине - Парагваю.

Но прежде чем сформировать «Русский Очаг» Ивану Тимофеевичу вместе с сослуживцами предстоит совершить 13 географических экспедиций в область Чако, которая занимает между Боливией и Парагваем территорию равную по площади четверти Франции. Благодаря совершенным экспедициям были составлены карты местности, найдены источники воды и установлены дружественные контакты с населявшими область индейцами. Последние настолько прониклись уважением к русском генералу, что сделали его вождём одного из племён, прозвав его Алебук(«Крепкая рука» в переводе с индейского наречия).

"...Он был настоящим русским барином - может быть, последним - каких уже более не будет... Он был пропитан запахами жизни, повседневной жизни, и как поэт - а он являлся поэтом в широком смысле - он умел о них говорить: запах снега, запах осени (который он узнает в некоторых великих духах двадцатых годов), запах утреннего кофе отца, запах цветов, цветов его детства в деревне, в Крыму, летом. Он всюду умел с глубокой чувственностью открыть запахи красивых вещей; ныне его душа в раю парфюмеров с наслаждением вдыхает невещественные запахи неба, напоминающие ему запах снега так любимой им русской зимы..." - сказал на собрании Технического Общества Парфюмеров 20 января 1983 года, посвященном памяти К. М. Веригина его друг Юрий Гутзац.



Tags: Белое движение, Первая мировая война, время собирать камни, из френдленты, память, перепост
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author