d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

Штрихи к портрету Ежова. ч.5: Семейная жизнь

Измельчал в последнее время кинематограф – российский в особенности. Вроде и фильмов много снимают, да в основном, все какие-то шаблонные. Налицо явный кризис идей. В этой связи, решил помочь немного кинопроизводителям, подбросив им замысел будущей ленты. Не надо себя ограничивать узкими рамками, выдавая на-гора однотипные фильмы о войне, бандюках и милиции. Для разнообразия предлагаю взять и снять биографическую ленту о какой-нибудь исторической личности, да не военачальнике или поэте с неизменным Безруковым в главной роли, а, например, о «доблестном бойце незримого фронта», искореняющем «врагов» и прочую «гидру».
В частности, рекомендую взять за основу историю сталинского наркома Николая Ежова. Причем, режиссером сей «эпической саги» я бы поставил… небезызвестную Гай Германику, чей концептуальный шедевр под названием «Школа» радовал нас долгими зимними вечерами и продолжает радовать и поныне.
Мне скажут: что за нелепость? Ведь «Школа» - это абсолютно безнравственный, аморальный проект, направленный на растление неокрепших умов и т.д. и т.п. На это я отвечу: не делайте скоропалительных выводов, а лучше вначале ознакомьтесь с нижеприведенными фактами. Уверен, после этого любой скептицизм по данному поводу пропадет без следа.
____________

…Вначале сделаем отступление, и вкратце напомним читателям, кто такой Н.И.Ежов. Это – известный советский партийный и чекистский деятель, народный комиссар внутренних дел СССР, с 1937 г. – генеральный комиссар госбезопасности. Именно он руководил проведением инспирированной Сталиным кампании массового террора, получившей название «ежовщина». Тогда репрессии в стране были не просто усилены, но доведены до предела своей интенсивности. Несколько подробнее обо всем этом можно узнать, посмотрев этот ролик: Помимо присущего ему фанатизма и страшной жестокости, данный сталинский выдвиженец был совершенно аморальным и похотливым типом, пьянствовавшим и устраивавшим извращенные оргии не только с девицами легкого поведения, но и с товарищами по партии.
Перечень специфических (мягко говоря) интимных пристрастий Ежова на этом не исчерпывался. "У Ежова и его жены были любовники. Евгения, (супруга Ежова - Д.С.)по некоторым сведениям, продолжала поддерживать отношения с Бабелем; она также состояла в интимной связи со своим начальником Урицким. Ежов весной 1934 года стал ухаживать за работницей наркомата внешней торговли Татьяной Петровой. В 1935 году близкая подруга Евгении Зинаида Гликина рассталась с мужем, и Евгения пригласила ее пожить в их городской квартире. Ежов признал, что состоял в связи с Евгенией Подольской, женой полномочного представителя СССР в Варшаве, с которой близко познакомился в 1931-1933 годах. Они быстро «сошлись», сожительство продолжалось вплоть до ее ареста 1 ноября 1936 года, который был произведен вскоре после назначения Ежова на пост главы НКВД. Ежов отдал распоряжение начальнику Секретно-политического отдела В. М. Курскому лично провести допрос Подольской, чтобы она не дала против него компрометирующих "показаний". Пятнадцатилетняя дочь Подольских осталась одна, так как ее отец находился на работе в Баку и 12 мая 1937 года был арестован. Девушка начала вести распутный образ жизни. Ежов предложил ей покровительство при условии, что она будет тоже «сожительствовать» с ним. По собственным словам Ежова, он «склонял ее к сожительству в активной форме». Вероятно, это означало, что он дал волю рукам. Но девушка ему отказала."
См.: Никита Петров, Марк Янсен, "Сталинский питомец" - Николай Ежов - М., РОССПЭН, 2008. - с.138-139.
Отдельного упоминания заслуживает личность супруги сталинского наркома - Евгении Соломоновны (в девичестве Фейгинберг; Хаютиной по первому мужу, Гладун - по второму). Известная советская журналистка, она во многом напоминала нынешних «светских львиц»: любила "весело проводить время" питая особую любовь к деятелям культуры и искусства: в частности, в "близких" отношениях с ней побывали писатель Исаак Бабель, исследователь Арктики Отто Шмидт. Ежову докладывали, что когда к его жене приходит Бабель, та зашторивает окна. Он устраивал дикие сцены ревности, ломал мебель и бил посуду. Позднее, будучи арестован, на одном из допросов Бабель подтвердил, что состоял с супругой Ежова в интимной связи начиная с 1927 года - они сблизились в Берлине, когда она еще не была знакома с Ежовым. Сразу после свадьбы Евгения Соломоновна потребовала у мужа взять казенную дачу, где незамедлительно развела павлинов. И если жена Ягоды - Ида Леонидовна Авербах - дослужилась до должности зампрокурора г.Москвы, то Евгения Соломоновна потребовала мужа сделать ее главным редактором. Все равно чего. Ей подобрали журнал "СССР на стройке". http://avmalgin.livejournal.com/766305.html
По всей вероятности, одним из любовников Евгении Соломоновны был писатель Михаил Шолохов. Как показала Зинаида Гликина, сотрудница Иностранной комиссии Союза писателей, эксперт по США, и близкая подруга Евгении, временами гостившая у Ежовых, познакомились они весной 1938 года. Шолохов тогда был в Москве, и Ежов пригласил его к себе на дачу. Летом того же года Шолохов вновь приехал в Москву и посетил Евгению в редакции журнала «СССР на стройке» под предлогом участия в выпуске журнала, а потом проводил ее домой. Вернувшись в Москву в августе, он с Фадеевым опять зашел к Евгении в редакцию, после чего они втроем пообедали в гостинице «Националь». На следующий день Шолохов снова был у Евгении в редакции и на этот раз пригласил ее в свой номер в той же гостинице, где она пробыла несколько часов. На следующий день, вернувшись на дачу поздно вечером и силь¬но выпив, Ежов в состоянии заметного опьянения и нервозности вынул из портфеля какой-то документ и с озлоблением спросил жену: «Ты с Шолоховым жила?» Это была стенографическая запись того, что происходило в номере Шолохова во время пребывания в нем Евгении: по указанию Ежова все разговоры подслушивались. Гликина писала, что Евгения очень взволновалась, читая этот документ; затем Ежов показал его Гликиной. Она прочла отдельные места, такие как: «тяжелая у нас с тобой любовь, Женя», «целуются», «ложатся». Выйдя из себя, Ежов подскочил к Евгении и, по словам Гликиной, «начал ее избивать кулаками в лицо, грудь и другие части тела»
См.: Никита Петров, Марк Янсен, "Сталинский питомец" - Николай Ежов - М., РОССПЭН, 2008. - с.184-185.

Tags: большевики, мерзость, чк-огпу-нквд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments