d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Category:

Жеблахты в период репрессий

Смолькина Надежда Николаевна, МОУ «Жеблахтинская средняя школа» Ермаковского района, Красноярского края, село Жеблахты, школьный музей «История одной семьи»
Научный руководитель: Карагусов Юрий Михайлович, учитель истории

Жеблахты 2006г.

Введение.

Тема политических репрессий еще очень мало изучена и является белым пятном в нашей истории. И поэтому выбор данной темы мной не является случайным. Мне захотелось побольше узнать и показать в своей работе историю репрессий 20-30х годов, как в России, так и на моей малой родине Жеблахтах.
Актуальность темы исследования в том, что в работе, рассматривается неизвестная история моей деревни и моих односельчан.
Проблема исследования: в работе предстоит рассмотреть историю политических репрессий в с. Жеблахты и рассматривать ее как неотъемлемую часть истории России.
Объектом данного исследования будет являться история политических репрессий в СССР.
Предметом исследования будет история политических репрессий в с. Жеблахты.
Хронологические рамки данного исследования охватывают период 20-30х годов 20 века.
Территориальные рамки - с.Жеблахты и территория СССР в 20-30-е годы 20 века.
Цель исследования рассмотреть и показать историю политических репрессий 20-30х годов в СССР и в с.Жеблахты Ермаковского района Красноярского края.
Задачи:

1. Показать историю политических репрессий в период коллективизации.
2. Рассмотреть историю репрессий в с.Жеблахты в период коллективизации.
3. Выяснить, что такое большой террор.
4. Показать политику большого террора в с. Жеблахты.
5. Выявить сколько людей пострадало от политических репрессий в с.Жеблахты.

При написании данной работы использовались следующие виды источников: письменные и устные.
Письменные источники: архивные справки и материалы.
Устные источники: воспоминания родственников.

При написании данной работы использовались основные позиции и принципы исторической науки. И один из основных принципов, принцип историзма, когда явления и факты рассматриваются во взаимодействии и в развитии. Использовали метод сравнительно исторического анализа и интервьюирование.
1. Насильственная коллективизация и раскулачивание.
1.1. «Великий перелом»

На всех этапах социалистического строительства предметом внимания историков и нас была советская деревня.
Одним из трудных, вызывающих жаркие споры, остается вопрос о кулаке в советской доколхозной деревне. В тоже время пристальное внимание партийного государственного руководства к определению кулака объяснялось и тем, что в создавшихся условиях местные партийные и советские органы не всегда умели разобраться, «кто есть кто», стали причислять к кулакам значительную часть середняков. Всякое, даже кратковременное использование наемного труда, в большинстве случаев считалось признаком кулачества. В результате, хозяйства середняков, объявлялись кулачными.
К 1930г. сформировалась новая сталинская концепция коллективизации: вместо коммун- колхозы, вместо добровольного- принудительное вступление в колхозы.
1929г. стал годом «великого перелома» в жизни страны. В конце декабря 1929г., выступая на конференции аграрников марксистов, Сталин поставил вопрос: можно ли развивать ускоренными темпами социалистическую индустрию, имея несоциалистическое сельское хозяйство, мелкое, не коллективизированное? И отвечал: «Нет, нельзя… Где же выход? Выход в том, чтобы укрупнить сельское хозяйство».
Таким образом, было решено перестроить сельское хозяйство по типу индустриальных предприятий. Но «крепкие» крестьяне чувствовали себя все увереннее. Во время поездки Сталина в Сибирь в декабре 1929г. на одной из станций мужик ему сказал: «А ты, паря, попляши, а я тебе пуда два дам».(1) Этот эпизод привел Сталина к мысли о необходимости применения чрезвычайных мер при хлебозаготовках: отбирать продукты у «кулаков», а в последствии у всех крестьян. Речь Сталина и на конференции аграрников марксистов открыла этап создания жестко централизованной командно – административной системы сельскохозяйственного производства. Там же Сталин провозгласил и лозунг «Ликвидации кулачества как класса на базе сплошной коллективизации». Кулак был объявлен главным врагом народа.
Насильственная коллективизация вызвала массовый протест крестьян. Они забивали скот, выходили из колхозов, разбивали инвентарь. Видя, что хлеб все равно отберут, крестьяне, колхозники и единоличники перестали заботиться об увеличении производства сельскохозяйственной продукции. В ряде районов сопротивление приняло еще более ожесточенный характер. Начались крупные выступления крестьян на Украине, в Поволжье, Средней Азии.
Неудачу первой волны коллективизации надо было как-то объяснить, и Сталин: пишет статью «Головокружение от успехов». 5 января 1930г. Политбюро утвердило постановление «о темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». В секретной инструкции от 4 февраля установили «норму» раскулачивания в 3-5% хозяйств, признаваемых «кулаками», т.е. использующих наемный труд. По отношению к ним предусматривались репрессии.
У колхозов, колхозников и единоличников изымался весь хлеб, включая семенной фонд. Колхозы на северном Кавказе, Нижней и средней Волге, Украине не смогли выполнить норму по сдаче хлеба.
В ноябре 1932г. принято, отредактированное Сталиным, постановление «о ходе хлебозаготовок и севе на Кубани». Оно ориентировало на применение массовых репрессий к колхозам и крестьянам. Ставится задача «сломить саботаж хлебозаготовок и сева, организованного кулацким контрреволюционным элементом». К декабрю из районов Кубани было выселено около девяти с половиной тысяч человек, все население станицы Полтавской. Их погрузили в эшелоны и отправили на Урал, многих заключили в лагеря.
7 августа 1932 года опубликован закон об охране колхозной собственности. За хищение колхозного имущества виновные подлежали расстрелу или десятилетнему заключению.
Нарком юстиции Н. Крыленко в январе 1933 года привел такие данные о применении закона, прозванного в народе «о трех колосках»: за пять месяцев 1932 года осуждены 54645 человек

из них приговорено к расстрелу 2110 человек, в исполнение приговор приведен в 1000 случаев. Осенью 1932 года и весной 1933 года голодали не менее 50 млн. человек. Однако, именно в 1932 году, не смотря на недобор, в некоторых районах был собран урожай почти в 700 млн. центнеров- на 4 млн. больше, чем в 1931 году. Экспорт по сравнению с предыдущим годом уменьшился на 38 млн. Для внутреннего потребления зерна было больше на 38 млн. центнеров, чем в 1931 году.(2)Почему же люди голодали? Голод стал методом репрессии, ведь в крестьянстве Сталинское руководство видело оплот сопротивления своим действиям.
1.2. «Раскулачивание и репрессии в Жеблахтах»

Невозможно рассматривать историю страны без истории ее регионов. Ведь те процессы, которые происходят в стране, являются увеличенным отражением тех событий, которые происходят непосредственно на местах, в глубинке. Поэтому история с.Жеблахтов тесно связана с историей России в целом. Те события и явления, которые происходили в России, неизбежно проявлялись и в Жеблахтах. Данная работа посвящена репрессиям, которые захлестнули Россию в 30-е годы, а в этой главе мы конкретно рассмотрим механизм репрессий в Жеблахтах.
Это было сложное время, многих жеблахтинцев прессовал молот репрессивного аппарата. Среди них можно назвать семьи: Жулановых, Цепильниковых, Левичевых, Филипьевых, Штукариных, Могильниковых. Это были настоящие крестьяне, крепкие хозяева, которые потом и кровью добывали свой хлеб насущный. Жили честно, не гнушались никакой работы, от государства ничего не ждали и не просили, а оно записало их в разряд кулаков и планомерно уничтожало вместе с семьями, как ненужный и чуждый элемент.
Из воспоминаний старожилов:
- На месте где, стоит сейчас дом Ивана Меньшикова, была канцелярия, сидел там писарь, там же был расположен острог, куда сажали самых буйных. Жили-то зажиточно те, кто работать не ленился от зари до зари. Это уже их потом в кулаки зачислили. С народом не советовались, когда ссылали их целыми семьями. В Жеблахтах были и настоящие кулаки, которые наживались, спекулировали, измывались над работниками. Но разве можно было назвать кулаками семьи Могильниковых, Левичевых, Цепильниковых, Филипьевых. Была молотилка и жнейка у Афанасия Маракова- сослали, посчитали кулаком. Все в глазах стоит подруга моя Катя Левичева, ее с мужем Герасимом и грудным ребенком тоже выселили из Жеблахтов как кулаков. Садили в короб и увозили, а куда - никто не знал. Вот не помню, может молотилка была у Цепильниковых Григория и Дуни- тоже выслали, а вернулась потом Дуня одна с четырьмя детьми, а сам Цепильников сгинул в ссылке. Это же судьба постигла Филипьева Якова. Дом из кондового леса забрали в сельский совет, а их посадили на сани и сослали в Дудинку. Отобрали все, что можно было отобрать: сундуки с шалями, сапогами, тулупами, забрали всю домашнюю утварь и дом. Что успевали родственникам отдавали или прятали в другие места, но райпятерка была очень строгой: не щадила ни малых детей, ни стариков.(3)
В 1931 году признала райпятерка ОГПУ Штукарина Якова да Филипьева Якова явно кулацкими и выслали эти семьи за пределы Ермаковского района. Выписка из протокола общего собрания батраков- бедняков совместно с колхозниками от 17 мая 1931г.
Слушали: хозяйство Штукарина Якова Ивановича. Яков Иванович имел наемную рабочую силу, у него жили батраки с 1921г. по 1927г.
Постановили: хозяйство Якова Ивановича признать кулацким, лишить и выслать из пределов Ермаковского района с семьей.
А на самом деле, по доброте душевной взял Яков Иванович сиротку Апросию в няньки, но в справке она числиться наемной рабочей силой.
Штукарин Яков Иванович 1871 года рождения, родившийся в с. Казанцево Ермаковского района, был выслан с семьей постановлением райпятерки, названного района от 18.05.1931г. и содержится в комендатуре ППОГПУЗСК с женой и пятью детьми. В марте 1931 года Штукарин Яков Иванович как кулак был лишен избирательных прав и выслал по спец. переселению из Ермаковского района в п.Симоновку, где был передан на работу в ЛПХ. Работал без перерывов до 26 июня 1933года, но 26 июня заболел, лишился трудоспособности.
Далеко выслали, с корнем отодрали от родной стороны прежних хозяев, дом отдали колхозникам, амбары выгребли, скот в колхозное стадо свели, а землю, пашню «кулацкую», которая по 30 центнеров пшеницы давала, отдали колхозу, а имущество, которого было всего 16 предметов на сумму 434 руб., экспроприировали.(См. приложение)

В 1936 г в Дудинке, был расстрелян как враг народа Филипьев Яков Федорович, в 1936 году от порока сердца умирает Яков Иванович Штукарин. А семьи- в одной теперь уже семь детей, в другой четверо возвращаются перед войной под поручительство домой в Жеблахты.

2. Большой террор.
2.1. Репрессии в период большого террора.

Очень много уже написано о Большом терроре, о том терроре, который советские люди называли ежовщиной. За период сентября 1936 по ноябрь 1938, когда органы НКВД возглавлял Николай Ежов, разразились беспрецедентные репрессии, затронувшие все слои населения: от руководителей политбюро до простых советских граждан, которых арестовывали на улицах только для того, чтобы обеспечить «квоту подлежащих подавлению контрреволюционных элементов». В течение последующих тысячелетий трагедия Большого террора замалчивалась. На западе вспоминают только три показательных процесса, которые состоялись в Москве в августе 1936 года, в январе1937 года и в марте 1938 года.(4)
В октябре 1961 года на 22-м съезде КПСС Хрущев публично признал массовые репрессии, постигшие простых советских граждан, но он ничего не сказал о масштабах этих репрессий, потому что за постановления, наряду с прочими руководителями, непосредственно отвечал и он сам. Что касается хода террора, то все данные сегодня документы Политбюро утверждают, что массовые репрессии явились результатом решений высоких партийных инстанций, в частности, Политбюро и самого Сталина. Исторический анализ организации, а затем и кровавого развития репрессивных операций, «ликвидации бывших кулаков, преступных и других антисоветских элементов» предстоит еще сделать будущим поколениям.
В течение 1935-1936г. на повестке дня стоял вопрос о дальнейшей судьбе насильно выселенных, раскулаченных. Несмотря на запрет покидать место, к которому они были приписаны, о чем им постоянно напоминали, спец. поселенцы, все чаще и чаще появлялись среди свободных трудящихся.
Многочисленные спецпоселенцы имели тенденцию растворятся в местном рабочем классе; были и такие, кто старался убежать подальше. Большое число беглецов без документов присоединялись к бандам «социальных отщепенцев» и хулиганов, все чаще встречавшихся вблизи городов. Проверка, произведенная осенью 1936г. в некоторых комендатурах, обнаружила нетерпимую, с точки зрения властей, ситуацию: так, в районе Архангельска на местах осталось только 37000 поселенцев из 89 тысяч, которым следовало бы здесь жить.(5)
2 июля 1937года Политбюро направило местным властям телеграмму с приказом «немедленно арестовать всех бывших кулаков и уголовников, расстрелять наиболее враждебно настроенных из них после рассмотрения их дела тройкою (комиссия, состоящая из трех членов: первого секретаря районного комитета партии, прокурора и регионального руководителя НКВД)».
В рамках предполагаемой операции 259450 человек должны были быть арестованы, из них 72950 человек расстреляны. Эти цифры были не окончательными, т.к. ряд регионов не прислал свои «соображения». Как и при раскулачивании во всех регионах были получены из центра квоты для каждой из двух категорий «1 категория – расстрел, 2 категория- заключение от 8 до 10 лет».
С конца августа Политбюро было буквально завалено просьбами о повышении квот. С 28 августа по 15 декабря 1937 года оно утвердило различные приложения по дополнительному увеличению квот, в общем до 22500 человек на расстрел, и 16800 человек на заключения в лагеря. 31 января 1938 года Политбюро приняло по предложению НКВД квоту на 57200 человек, из которых следовало казнить 48000. С 1 февраля по28 августа1938 года Политбюро утвердило дополнительные цифры на 90000 тысяч человек.
Сегодня стало ясно, что только за 1937-1938 годы были арестованы НКВД 1575000 человек; осуждены за тот же период 1345000 (85,4%); а 681692 (51% от общего числа приговоренных) были расстреляны.(6)
Под волну репрессий попали: интеллигенция, научные круги, не имеющие прямого отношения к политике, идеологии, экономике или обороне. Самые большие авторитеты в аэронавтике были арестованы и сосланы в одну из спец. частей НКВД, описанных в романе Солженицына «В круге первом». Что касается официально зарегистрированных в начале1941 г. служителей культа, их число составляло 5665 человек, тогда как в 1938 г. их было свыше 24000 человек.(7)

Рассматривая основные категории жертв: руководящие кадры и специалисты, социально чуждые элементы, шпионы - мы можем понять как собственно работал этот жуткий механизм, пожравший за два года почти 700000 человек. Среди этих жертв были и наши земляки жеблахтинцы это:
Быков Иван Дмитриевич- расстрелян 9 марта 1938г.
Жуланов Иван Естигнеевич – расстрелян 3 марта 1938г.
Лалетин Иван Евграфович- расстрелян 25 декабря 1937 г.
Мараков Афанасий Степанович – расстрелян 9 марта 1938 г.
Мезенцев Федор Яковлевич – расстрелян 9 марта 9 марта 1938г.
Савинов Алексей Семенович – расстрелян 5 апреля 1938 г.
Филипьев Яков Федорович – расстрелян 14 апреля 1938 г.
Абрамов Кондрат Астафьевич – расстрелян 20 марта 1938 г.

2.2. Воспоминания.

Вспоминает внучка Штукарина Якова Ивановича, Ульчугачева Нина Николаевна:
В нашей родословной две семьи, отца и матери, пережившие годы репрессий, из воспоминаний отца запомнилось особенно, когда папа проходил мимо своего дома, из которого их семью, (а ему тогда было 15 с небольшим) выбросили в полном смысле этого слова, как кулаков, и отправили в Дудинку. Отец вспоминал, как со своим отцом ставили ворота, рассказывал, как отец подбадривал сына: «Смотри Маришка, сын - то наш … добрый хозяин будет. Веселей, Колька, веселей работай». Папа любил в детстве возить нас с мамой в Левичев лог по клубнику. Там он однажды рассказал, что земля эта его деда Левичева. Давно уже нет там пашни, с тех пор, как отобрали землю в колхоз. На золото, зашитое в загашник, купил в Дудинке мой дед Яков домик на берегу Енисея. И совсем скоро пришли ночью служивые, попросили фотографии, где есть отец, все собрали и увели отца.
Теперь 16-ти летний Колька залезал на самый конек дома и смотрел на двор тюрьмы, «а вдруг увижу отца». Отца своего сын все же увидел, когда вели того вместе с другими арестантами в баню с вениками под мышками.
«Папка», - вырвалось и повисло в воздухе. С тех пор семья моего отца больше ничего не знает о своем кормильце. Мать Мария с четырьмя детьми вернется в Жеблахты под поручительство.
Второй мой дед, тоже Яков, только Иванович, со всей семьей, то есть жена и пятеро детей был выслан в Томскую область, Зырянский район, как кулак из с. Казанцево Ермаковского района. Строили землянки в тайге, в страшной глухомани на реке Чулым. Здесь же рядом с землянкой надо было ходить до ветру, а рядом красноармеец с винтовкой, охраняющий сосланных. Был случай, когда молодая девушка была убита из-за того, что пошла до ветру в лес, стесняясь красноармейца. Здесь в семье Штукарина Якова Ивановича родились еще две девочки. Работая на лесоповале, Яков Иванович простудился и умер. Двух детей, Николая и Якова в возрасте 11-ти и 14-ти лет забирает Зырянский приют. Власти обещают матери детей, что вернут их, как только будет полегче жить. Вскоре Анна пишет в Жеблахты письмо с просьбой взять ее под поручительство вместе с детьми как жену врага народа. Через год она получает положительный ответ и начинает собираться в родные Жеблахты. В это время заболели тифом маленькие Галя и Тоня. В детском доме Анну уговорили не забирать пока детей. По дороге домой в Жеблахты скончалась Галя, а уже в Жеблахтах и Тоня. Устроившись на работу, мать едет в Томскую область Зырянский район, чтобы забрать из детдома Колю и Яшу, но в детдоме оказался только Коля, а Яшу усыновили неизвестные люди (разрешение матери было не нужно, потому что она - враг народа). В 1942 году Анна получила письмо без обратного адреса, в котором ее сын Яков писал, что звать его теперь Игорь, он воюет, политрук, и просит его никогда не искать.

Моя мама Валентина Яковлевна Филипьева (в девичестве Штукарина) очень любила передачу «Жди меня» и часто просила написать на передачу просьбу, отыскать Якова Яковлевича Штукарина. Вот так годы репрессий отразились на судьбе моих родителей – отца и матери.
Заключение.

В данной работе мы увидели, как проходил процесс репрессий в СССР и конкретно в с. Жеблахты, как проходило разрушение производительных сил в деревне.
Колхозы обеспечивали «перекачку» средств в пользу индустриализации, но производительные силы деревни были подорваны. Произошло разрушение крестьянства как социального слоя. Крестьяне были отчуждены от земли и результатов своего труда, а разрушение традиционных стимулов покрывали насилием, бесправием и прикреплением колхозников к колхозам. В колхозах уже были не крестьяне, а новый класс- колхозники. Отчуждение крестьянства от земли и от результатов труда сделало их безразличными, равнодушными исполнителями команд сверху. Произошло разрушение всего жизненного уклада, духовных и нравственных ценностей, присущих именно крестьянству: уважение к земле, к крестьянскому труду.
Основным способом отчуждения крестьян от земли стали репрессии. Государство превратилось в аппарат насилия и принуждения. Точное количество жертв репрессивного аппарата неизвестно до сих пор. Многие данные еще засекречены. Жеблахты не стали исключением в историческом процессе, который происходил в 20-30е годы. Многие жеблахтинцы стали жертвами политических репрессий, как в период коллективизации, так и в период большого террора. Среди них семьи Быковых, Жулановых, Лалетиных, Мараковых, Мезенцевых, Савиновых, Филипьевых, Абрамовых, Штукариных, Цепильниковых, Могильниковых, Баяндиных.

Основная ценность работы, заключается в том, что она показывает неизвестные стороны истории Жеблахтов. Напоминает нам о том, что нельзя забывать свою историю, какой бы она не была и позволяет не повторять ошибок прошлого в будущем.

Список использованной литературы.

1. Трудные вопросы истории: Поиски. Размышление. Новый взгляд на события и факты/ Под ред. В.В. Журавлева; сост. Н.М.Таранев,- М; Политиздат 1991г.-272ст.
2. Черная книга коммунизма, авторский коллектив; М; «Три века истории» 2001г. 763ст.
3. Большая Российская энциклопедия том Россия- М; Большая Российская энциклопедия, 2004г.- 1007ст.
4. Школьная энциклопедия «История России-20в.»- М; Олма-Пресс образование, 2003г. 544ст.
Источники.

1. Воспоминания Ульчугачевой Н.Н.
2. Воспоминания Быковой Матрены Ильиничны.
3. Архивная справка на Штукарина Якова Ивановича.
4. Архивная справка на Маракова Афанасия Степановича

Примечания:

1. Трудные вопросы истории: Поиски. Размышление. Новый взгляд на события и факты/ Под ред. В.В. Журавлева; сост. Н.М.Таранев,- М; Политиздат 1991г.- стр. 122.
2. Черная книга коммунизма, авторский коллектив; М; «Три века истории» 2001г. – стр. 337-338.
3. Из воспоминаний Матрены Ильиничны Быковой.
4. Большая Российская энциклопедия том Россия- М; Большая Российская энциклопедия, 2004г. – стр. 126.
5. Школьная энциклопедия «История России-20в.»- М; Олма-Пресс образование, 2003г.- стр. 428.
6. Черная книга коммунизма, авторский коллектив; М; «Три века истории» 2001г. – стр.427.
7. Школьная энциклопедия «История России-20в.»- М; Олма-Пресс образование, 2003г.- стр.280.

http://www.memorial.krsk.ru/Work/konkurs/8/Smolkina/1.htm
Tags: коллективизация, политические репрессии, сталинизм, судьбы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments